Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Кирилл Люков

Феномен современного исторического сознания в контексте изучения новой хронологии


на примере статьи: С.О. Шмидт. "Феномен Фоменко" в контексте изучения современного общественного исторического сознания". [Исторические записки, 6 (124), 2003, 342-387]*


* В основе статьи – доклад, прочитанный 1 февраля 2003 г. на заседании XV научной конференции, организованной кафедрой источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета "Источниковедческая компаративистика и историческое построение" в честь профессора Ольги Михайловны Медушевской.


Статья сама по себе, на мой взгляд, очень интересная. Это первая статья за долгое время, некоторые выводы которой представляются мне справедливыми и интересными, хотя приведённая концепцепция парадоксальна тем, что верные выводы делаются из спорных, зачастую просто заведомо ложных посылок. (Может быть, авторскрытый "новохронолог"?)

Статья состоит из трёх основных частей. В первой части автор рассказывает о зарождении НХ из трудов Морозова, показывая его настоящим учёным во всём, кроме истории. Выглядит это так:

Н.А. Морозов – мыслитель редких по универсальности дарований и высокой по тому времени образованности в области как естественных и точных, так и гуманитарных наук, обладавший к тому ж замечательным литературным даром и способностями педагога, умевшего изящно и доступно объяснять ранее незнаемое и даже непонятное (в студенческие годы в нём видели будущее светило Московского университета), оказался в тюрьме двадцативосьмилетним и провёл там двадцать три года...

Н.А. Морозову доступны были гениальные прозрения (о строении атомов, о существовании нейтральных химических элементов и пр.), что отмечено академиками С.И. Вавиловым и И.В. Курчатовым. Морозов способен был к масштабным обобщениям и тонким наблюдениям...

Но тут же демонстрируется слабое знакомство с работами Морозова:

Морозов издал книгу "Откровение в грозе и буре", где автором Апокалипсиса признавал не евангелиста Иоанна (Иоанна Богослова), а знаменитого церковного проповедника III - IV веков Иоанна Златоуста, архиепископа Константинополя, описавшего впечатление от страшной грозы, пронесшейся над островом Патмос в 395 г. –

хотя по Морозову названные личностиодин и тот же человек, в свете чего фраза теряет смысл. А также объясняется причина "невежества" Морозова в вопросах истории:

Морозов не имел тогда возможности общения с людьми науки и ознакомления с новой мировой научной литературой – а это обязательное условие, если не зарождения, то, во всяком случае, оформления любой научной теории...

Не говоря уже о том, что применительно к истории эта фраза есть демонстрация полного абсурдатак как история пользуется в основном трудами предшествующих поколений историков, а новые теории проникают в неё крайне сложно (что Шмидт продемонстрирует далее сам),так ещё как-то сам собой возникает вопрос: как же мог Морозов тогда писать работы по другим дисциплинам (физике, химии)?..

Показательно использование автором приёма, в котором постоянно обвиняются авторы НХвыдирание цитаты из контекста:

...Своё отношение с изысканной воспитанностью выразил Л.Н. Толстой, которому Морозов в 1907 г. прислал свои сочинения: "Вообще должен сказать, что предмет этот мало интересует меня. Другое дело Ваши записки, которые я прочёл с величайшим интересом и удовольствием".

Полная цитата создает другое отношение к рассматриваемой личности:

"Книгу вашу я получил и прочёл, и при чтении её оправдалось моё предположение о моей некомпетентности в астрономических соображениях. То же и по отношению автора "Откровения". Вообще должен сказать, что предмет этот мало интересует меня. Другое дело ваши Записки, которые я прочёл с величайшим интересом и удовольствием. Очень сожалею, что нет их продолжения. Л.Т. 11 Апреля."

Далее демонстрируется развитие отношения к НХ в среде "профессионалов" (слово закавычил сам Шмидт чуть дальше по тексту):

Как и в дореволюционные годы, построения Морозова и на рубеже 20-30-х годов XX в. не были восприняты серьёзно учёными и гуманитарных, и негуманитарных специальностей (а историк Н.М. Никольский даже заметил по поводу первого тома "Христа", что труд этот представляет интерес "скорее для психиатра", чем для историка)...

...Остальные "галлюцинации на мотивы русской истории" (определение академика Л.В. Милова) в том же жанре фантастики, выдаваемой за научную. А историческая география – по определению другого академика А.А. Зализняка – становится "наукой о массовых путешествиях городов и стран по лику земли". (Отступления у создателей НХ от нормальной психики могут представлять самостоятельный интерес не только для медиков)...

Этопоказательный пример уровня аргументации традиционных историков. Причина подобного отношения коренится в полном отсутствии доказательств, а зачастую в личном корыстном интересе (что тоже будет продемонстрировано Шмидтом, который и сам не удержался от хамства, хоть и старался в своей статье придерживаться академического тонавидимо, это на генном уровне).

До сего момента не было приведено ни одного факта (как, впрочем, и после), тем не менее автор переходит ко второй части своего доклада. Она представляет собой "страшилку", "вскрывающую" коварную сущность авторов современной НХ, в основном Носовского и Фоменко. Эта часть также совершенно не аргументирована, более того, автор демонстрирует АБСОЛЮТНОЕ НЕЗНАНИЕ работ по НХ: он не только не читал, но даже НЕ ВИДЕЛ этих книг (что следует из текста), и опирается в своем мнении исключительно на издания серии "Антифоменко".

Материалы, доказывающие научную неосновательность НХ, объединены были в книгах 2000 г. издания ... "Антифоменко"...

Надо отметить, что материалы тех изданий лишь претендуют на доказательность, но Шмидт не может адекватно судить об этом, поскольку не знаком с критикуемым материалом. Он просто цитирует геперболизированную чушь "антифоменковцев":

...Скалигер, видимо, оказался в сговоре помимо великого астронома Кеплера и с другим младшим своим современником Шекспиром, действия драм которого происходят и в Древней Греции, и в Древнем Риме! А кто, когда, под чьим руководством мог произвести повсеместно множество предметов каждодневного обихода, относимых обычно к эпохе античности и раннего Средневековья? И оставалось ли вообще время (не говоря уже об умении и желании) у людей XVI–XVII вв. на массовое производство подделок под старину, столь отличных (и по внешнему виду, а зачастую и по предназначению) от тех, которые были им нужны в повседневной жизни? И как можно было организовать доставку сих многообразных фальсификатов на отдалённые территории, да ещё закопать их, чтоб было чем заняться археологам нового времени? Стоило ли расставаться и с монетами из драгоценных металлов, да и вообще чеканить монеты, не имевшие реального хождения на рынке? и т.д., и т.п.

Интересный пример. Ведь профессионаламшекспироведам очень хорошо известно, что произведения Шекспира (которые, кстати, ещё не известно, кто написал), особенно драматургиянеисторичны! Шекспир был плохо знаком (с точки зрения современной истории) с историей и географией, поэтому его произведения по большей частифантастический вымысел (для примера можно посмотреть работы А.В. Бартошевича или любого другого шекспироведа).

Без приведения данных об организации системы массовой индустрии подделок, тем более массовой же их перевозки, опрокидывается вся конструкция НХ. Об этом писали едва ли не все учёные-гуманитарии, выступавшие с критикой НХ: применительно к отечественной истории особенно сокрушительны язвительные статьи академиков А.А. Зализняка и В.Л. Янина, о древностях Средиземноморья – статья Г.А. Кошеленко.

Оставим на совести Шмидта "сокрушительность" статей Зализняка и Янина, отметим лишь тот факт, что хорошо развитая индустрия подделок существует даже сейчас в странах, где процветает туристический бизнес, например, на Мальте, в Греции, в Египте.

Однако конструкторы НХ ... уклоняются они последние годы и от открытого устного диспута с оппонентами.

Что не удивительно, учитывая уровень "критики" и "критиков", продемонстрированный выше.

...Да и любой более или менее вдумчивый человек заметит, наблюдая не только экспонаты музеев, но и окружающее нас (и прежде всего старинные здания, их интерьер), что невозможно было шестьсот-четыреста лет назад организовать повсеместно столь массовую индустрию подделок и их перевозки.

А здесь происходит подмена методов и выводов НХ выводами "антифоменкизма".

... А.А. Зализняк убедительно показал, что это дезинформация и используются в изданиях последних лет, рассчитанных на широкую публику "обычные гуманитарные методы" (Очень коряво написано. – К.Л.). Последнюю свою статью "Принципы полемики по А.Т. Фоменко" А.А. Зализняк заключает фразой: "Итак, математическая непреложность "нового учения" есть фикция. Что же касается гуманитарной составляющей этого учения, то её уровень находится ниже всех принятых в гуманитарных науках норм". Методологическая несостоятельность концепции АТФ и критики использования естественно-научных методов в трудах историков (и прежде всего археологов), "дикий произвол" в отборе и толковании исторических явлений и особенно в области филологии, убедительно показаны...

Интересен подход лингвиста Зализняка, делающего категорические выводы о математических методах Фоменко. Это похоже на пример "профессионального кретинизма", описанного Шмидтом далее,именно традиционные историки как нельзя лучше подпадают под этот термин, умудряясь доказывать несостоятельность математиков, химиков, геологов, физиков. Какой широкий спектр Абсолютного знания сосредоточен в этих светочах!

Поэтому дополнять их соображения новыми указаниями на ошибки, неточности, подтасовки фактов, беззастенчивое жульничество в печатной продукции сочинителей НХ, пожалуй, уже и ни к чему. Хотя, занимаясь более шестидесяти лет изучением истории России времени Ивана Грозного, я мог бы детально продемонстрировать нелепость суждений их об этой эпохе, а также неосведомлённость об исторических источниках той поры и о массиве литературы, посвящённой периоду правления Ивана Грозного.

Дополнять Шмидт не стал, хотя и до этого не привёл ни одного факта! А ведь мог бы аргументированно противостоять НХ в отношении хотя бы одного периода русской истории, с источниками и массивом литературы в руках. Но вместо этого он приводит пример, что называется, "из другой оперы", не имеющий никакого отношения к НХ:

Именно подобного рода наивные предположения этимологического характера (о происхождении географических имён, звуковом сходстве имён и фамилий) находим в памятниках историографической самодеятельности второй половины XVIII в.: когда, объясняя происхождение названий верхневолжских городов Решма и Кинешма, обращались к фольклору и ссылались на восклицание персидской княжны, брошенной Степаном Разиным в волжские волны (не говорим уже о том, что Разин не доплыл до этих мест, и персиянка вряд ли успела овладеть русским языком).

Вот таким образом и происходит манипулирование сознанием неискушённого читателя, когда одно подменяется другим.

..."Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и начаша делати безпрестани". Авторам невдомёк, что речь идёт о начале строительства белокаменного кремля вместо прежнего деревянного; "градом" же, "городом" ещё и в начале XX в. называли именно Кремль. Остатки прежнего Кремля из толстенных брёвен давно обнаружены археологами, и об этом напечатано в работах, упомянутых в "Литературе" к изданию книги 2002 года.

В силу незнания НХ, самому Шмидту невдомёк, что существование в то время Кремля, деревянного или каменного, не притиворечит возможности проведения Куликовской битвы на территории современной Москвы,предполагаемое место событий находится вне Кремлёвских стен. В то же время существование Кремля может объяснить место выбора поля боя.

...Этим хотелось показать, что историки, не имеющие, как правило, возможности ни экспериментальным путём воспроизвести изучаемое явление прошлого, ни выразить соизмеримыми единицами его конкретное воздействие на будущее, обречены на системы доказательств, кажущиеся менее убедительными, чем принятые в точных и естественных науках, в инженерной практике.

Кажущиеся или действительно менее убедительные? Есть ли вообще системы доказательств в "традиционной" истории?

Любопытны, особенно в данном контексте, устные воспоминания 1981 года видного археолога Б.А. Колчина о разговоре с ректором Московского университета академиком И.Г. Петровским... Ректор предупредил: "Не увлекайтесь; это так всё обоюдоостро,., не везде нужна математика; иногда она наоборот вам будет вредить, мешать, ... надо всё делать невероятно осторожно, продуманно,.. и не забудьте саму археологию, чтобы у вас вся эта математика не заглушила голыми фактами, голыми таблицами и калькуляторными схемами вот именно то, что вы хотите знать – именно историю культуры, человеческой культуры – историю материальной культуры, историю производительных сил и так дальше".

Интересно, что в этих словах академика Петровского как раз нет огульного отрицания применения математики в истории. Он говорит лишь, что "надо всё делать невероятно осторожно, продуманно". Однако Шмидт не комментирует слов академика, а дальнейший текст выстроен так, что можно подумать, "вот именно то", что хотят знать историкине поддаётся систематизации и логике по определению. Через несколько абзацев Шмидт процитирует мнение математика С.П. Новикова об НХ: "Одним словом подобные выводыочевидная нелепость". Никак не соглашаются профисторики на применение математики, даже "невероятно осторожно, продуманно".

Традиционно полагали, что и рассуждения в духе воззрений Постникова и Фоменко тоже могут стимулировать дальнейшие изыскания. Ведь сомнения – двигатель прогресса; тем более что совершенствование методики исторического исследования зачастую предопределяется уточнением и пересмотром ранее принятых хронологических и локальных данных и выявлением подделок памятников, датирующихся прежде иным временем (что известно даже по учебным пособиям по палеографии и дипломатике) .

То есть, подделки всё же бывают? А как же "индустрия" по их производству? С другой стороны, в реальности разоблачение подделок не ведёт к пересмотру хронологии, как-то так получается, что эти две вещи не являются взаимосвязанными. Всё можно объяснить.

... В этих условиях расхождение документального и астрономического описания может свидетельствовать не о фальсификации или позднем происхождении, а именно о раннем создании, о принадлежности ко времени, когда поэтизация ценилась выше, чем фактичность. Статистическому подсчёту затмений должен предшествовать семиотический анализ каждого источника.

Но ведь семиотический анализ и есть анализ математический! Оказывается, эту область уже кто-то приватизировал, и конкуренты в ней не нужны! Кроме того, как можно датировать такой "поэтизированный" документ, не прибегая к методам других, точных наук? Тут Шмидт и вспоминает мнение Новикова:

... академика С.П. Новикова... впечатление ещё второй половины 70-х годов от системы доказательств АТФ: "Выслушав Фоменко, я спросил его, как можно делать выводы из столь неточного по своему характеру материала? Это ведь не раздел математической логики. Знаем ли мы, какой уровень точности в древних описаниях? Был ли Фукидид свидетелем событий, придавал ли значение разнице между полным и неполным затмениями? Одним словом подобные выводы – очевидная нелепость".

Здесь демонстрируется очень важное системное противоречие "традиционной" истории: Фукидид историк, но доверять ему можно не во всём. А кто решает, в чём доверять, в чём нет, а самое главноекак это решается? И возможен ли вообще такой избирательный подход в рамках одного произведения? На мой взгляд, существует только два решения: либо мы верим Фукидиду во всём, либо не верим ни в чём. И это должно распространяться на любой источник. (Для традиционных историков такой подход неприемлем, так как, например, в случае с Фукидидом других источников по Пелопонесской войне просто нет.)

...Жаль было и времени и сил на дополнительное обоснование того, что и так очевидно всем историкам...

Без комментариев.

...А наиболее воинственные сторонники НХ, включая знаменитого шахматного гроссмейстера Г. Каспарова, используют лексику, ещё недавно считавшуюся недозволенной в обществе людей, признающих себя, если не воспитанными, то хотя бы образованными.

Примеры высказываний воспитанных и образованных историков смотрите выше. И это ещё самые "мягкие" и спокойные из них. Ни в одной статье Каспарова нет подобного хамства. Кстати, далеко ходить не надо:

...Под Фоменко работает много людей, но нет ни одного вменяемого историка. ...

Интересный способ подачи информациитут же сообщается, что оказывается, профессиональные историки среди согласных с Фоменко есть, но книги пишут "постыдные":

Очевидно, судя по сноскам во втором издании в 2001 г. (и притом 12-тысячным тиражом!) постыдной для бывшего профессора Историко-архивного института книги Н.И. Ходаковского "Спираль времени, или будущее, которое уже было" (где из новейшей литературы упомянуты только эта книжка четырёх авторов да творения самих Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко), что среди докторов исторических наук других отступников от своей науки организаторам этого бизнеса найти не удалось...

Плохо искали, наверное. Есть еще статья доктора исторических наук А.О. Добролюбского в поддержку НХ. Он тоже, видимо, не совсем "вменяемый"?..

А когда популярный телеведущий А. Максимов на протяжении двух месяцев беседовал с одним из участников неформальной группы "Новая Хронология"? ...

На самом деле, было четыре передачи по 30-40 минут (чувствуются "антифоменковские" настроения).

И вот здесь начинается третья, самая конструктивная часть статьи. От вопроса "Кто виноват?" Шмидт переходит к вопросу "Что делать?". Ссылаясь на мнение, которое высказал "знаменитый испанский мыслитель X. Ортега-и-Гассет", он пишет:

...К концу XIX в. преобладал в науке "человек, который из всей совокупности знаний, необходимых, чтобы подняться выше среднего уровня, знает одну-единственную дисциплину и даже в этих пределах – лишь ту малую долю, в которой подвизается", и при этом "кичится", именуя "тягу к совокупному знанию" дилетантизмом. Современная наука, продолжает он, "благоприятствует интеллектуальной посредственности и способствует её успехам". ...

Не похож ли вышеописанный "человек" на традиционных историков?

...Соответственно падает требовательность к соблюдению исторической точности в произведениях искусства и литературы исторической тематики – даже у профессиональных критиков, акцентирующих внимание (и оценки!) на уровне художественного воплощения замысла.

К произведениям искусства никогда не предъявлялись, не предъявляются, и, надеюсь, не будут подобные требования. И лучшие произведения литературы, например,чистой воды фантастика (вымысел).

... в XX в. ... Тем не менее было, конечно, немало примеров откровенной фальсификации прошлого "профессиональными" историками; и не только сокрытия исторических данных, но и более удобного на сегодняшний день истолкования ранее известного по публичной печати. Это заметно снизило престиж исторической науки (как и других общественных наук) в широком общественном сознании...

Замечательно честный человек, этот Шмидт. Оказывается даже профессиональные историки не гнушались подделками, но главноеэто то, что индустрии не было! Пусть читатель об этом не забывает.

И тут нас ждёт новое открытие:

Существенно увеличилось взаимопроникновение методов гуманитарных и иных наук; использование математической методики заметно расширило возможности исторического исследования, не говоря уже о повсеместном введении в обиход учёных гуманитариев новых компьютерных и иных технологий...

Оказывается, историки всё же не чужды математике и математическим методам! Но при этом не доверяют мнению авторитетных математиков-академиков. Как же они используют эти математические методы?

Читаем далее – о "противных" традиционной истории книгах :

...Подобраны были даровитые дизайнеры (или дизайнер?) для демонстрации НХ широкой публике. Книги даже внешне выдержаны в стиле рекламы, свойственной зарубежным зазывным изданиям учебного и научно-популярного типа. Здесь присутствует уверенный стиль изложения и простота языка без злоупотребления иностранными словами, но в то же время с непременным вкраплением научных терминов (тоже иностранного происхождения); нарочитая демонстрация самой методики доказательств и якобы её доступности; темпераментная подчас полемика; псевдоисториографические пассажи .с декларациями, будто историкам, несогласным с их возражениями, нечего им противопоставить; цитаты из трудов других авторов; долженствующие внушить уважение пространные отклонения с научными рассуждениями по частному поводу; указание на данные гуманитарных и особенно негуманитарных наук; схемы, графики, таблицы, сопоставления текстов (как в академических изданиях), иллюстрации, – ведь читателю, считающему себя образованным, следует предлагать продукцию своего рода "ноу-хау".... Это – издание для "новых русских" и тех, кто не хочет отставать от них по внешнему образу жизни и видимости интеллектуальных интересов....

Кажется, по мнению Шмидта, научная книга должна выглядеть так, чтобы даже подойти к ней в магазине было противно, чтобы она пряталась за неприметной серой обложкой, без цитат из других источников, должна быть написана так, чтобы никто ничего не понял, с обилием иностранных слов и т.п. А сколько "новых русских" у нас, оказывается!

...Интерес и доверие к изделиям "фирмы Фоменко" показателен преимущественно для определённой социокультурной средылиц из более или менее обеспеченных общественных слоёв, с высшим образованием (преимущественно техническим) или получающих такое образование и вышедших из той же среды или стремящихся там оказаться....

Для этой и только для этой среды (для среднего класса) характерен вообще интерес к наукам и искусствам в любом обществе.

"Феномен Фоменко"свидетельство того, как низок уровень исторической образованности, а, следовательно, и самосознания даже среди части "образованной" публики. Тревожит и пагубное безучастие властных структур, государственных и церковных, к тому, что Россию, а также и другие народы и страны, лишают многих веков прошлого, а церковь самых дорогих сердцу и героических страниц "священной истории", и подвигов страстотерпцев за веру, и патристики (т.е. творений великих "отцов церкви" IIVIII вв., в которых изложены основы христианского богословия и философии), и многовековых стараний утвердить христианство на новых территориях, т.е. собственно церковной истории. Ведь отвергается подлинность памятников истории и культуры, которыми изначально привыкли гордиться, и которые представляются для нас фундаментом развития искусств, литературы, науки, общественного сознания в последующие времена, а поколениям учёных недавних столетий отказывают в признании результатов их научной и просветительской работы.

И это не может не настораживать, поскольку (как уяснил ещё Пушкин) "неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности". А "дикость и безнравственность", как явствует из истории последних ста лет, оказываются совместимы с внешними признаками образованности и с овладением достижениями современной технологии: напомним о диких формах преследования инакомыслящих (или кажущихся таковыми) в государствах тоталитарных режимов на всех континентах, о газовых камерах для евреев в годы второй мировой войны, о жутких акциях террористов в первые годы начавшегося тысячелетия, о "кулачном праве" в современной внешней политике.

Поэтому должно попытаться объединить усилия лиц, причастных к деятельности Академии наук и Академии образования, Министерств образования и культуры, общественных объединений, церковных властей в выработке программы разоблачения фоменковской мифологии и в изыскании средств на её реализацию.

Усилия должно направлять в другое русло – в доказательства, буде таковые имеются, традиционной версии истории. Поскольку только доказав её состоятельность, которая кроме историков никому вовсе не "очевидна", можно будет справиться с НХ.

... В толстых и многотиражных книгах последних лет, написанных Носовским и Фоменко (и, где можно полагать, автором большей части текста является Носовский), на титульном и последнем листах первой написана фамилия Носовского, но на переплёте и корешке имя академика впереди.

Это либо откровенная ложь, либо лишнее подтверждение того, что Шмидт книг Носовского-Фоменко в глаза не видел (буквально). На переиздании реферата "Какой сейчас век?", указанном в библиографии, действительно, стоит фамилия Фоменко впереди. Думаю, объясняется это тем простым фактом, что автором реферата в 80-е годы был один Фоменко, и естественно его вклад в эту книгу больший. Но на ВСЕХ других книгах фамилии авторов пишутся в алфавитном порядке (см. "Империя", "НХ Египта", "Астрономический анализ Апокалипсиса" и другие).

А ведь из этого "факта" Шмидт делает системные выводы!

Желательно было бы подготовить сборник научно-популярных статей (или, скорее, даже очерков), написанных доступным языком и с привлекающими внимание и вызывающими доверие схемами, таблицами, иллюстрациями. Инепременно особо именитыми авторами: так как публика, читающая и тем более приобретающая книжные изделия "фирмы Фоменко", особенно падка на академические звания.... Такими сборниками статей следует обеспечить все библиотеки, обязательно как высших, так и средних учебных заведений.

Следовало бы подготовить (используя во многом те же материалы) кроме того специальное пособие для учителей. Причём надлежит добиваться высококлассного полиграфического оформления изданий, чтобы они выглядели не менее привлекательно, чем научная макулатура, от которой мы хотим отвести внимание читателя. Важна продуманная публикация помимо прочего газетных статей, быть может, такого типа, которые ранее назывались тассовками, т.е. тексты для напечатания в местной прессе за подписью широко известных авторов, а затем и откликов на них уже местных авторов (в их числе, конечно, уважаемых учёных, педагогов-методистов, музейных работников, археологов, краеведов).

С этим нельзя не согласиться. Пособия для учителей очень нужны. И высокое качество полиграфии необходимо, если есть цель сделать историю интересной обществу. Но ведь за это самое Шмидт ругал Фоменко! Может, он не понимает, что образованный народ читает книги Фоменко не потому, что у них красивая обложка, а по каким-то другим причинам?.. Нет, кажется, понимает, и нелицеприятно высказыватся об учебниках истории:

...Создаётся впечатление, что излагается общепринятая трактовка исторических явлений (и, видимо, давно уже устоявшаяся), не ощущается то, что есть сферы исторической науки, где можно ожидать новых открытий.

... А книги, излагающие НХ, подкупают (в отличие от большинства учебно-просветительских сочинений) нетривиальностью подходов, полемическим, боевым стилем изложения, наукообразием системы доказательств, ощущением ноу-хау, т.е. побуждают задумываться, а не запоминать и принимать изложенное на веру.

Но ведь это замечательно! Разве не задача любой науки – заставлять задумываться?

Ни этих молодых людей (с которыми в рамках Жюри Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ для старшеклассников лично работает Шмидт.К.Л.), ни их учителей безусловно не затронула зараза антиисторического подхода к событиям и памятникам прошлого. И особенно приятно бывает узнавать от учителей, что они воспитывались на учебных телепередачах 70-80-х годов. Мои собственные передачи по отечественной истории до XIX в. (повторявшиеся не один год) проводились из залов Исторического музея в Москве: хотелось, чтобы и в дальних краях узнали об этой музейной экспозиции и создавалось предметное представление как о жизненном обиходе, так и об изменении его во времени (а потому позволяли демонстрировать и материалы, принесённые в зал из запасников).

Могу подкинуть идейку – создать интернет-архив тех самых передач 70-80 гг.

...Прежде чувствовавшие призвание к занятиям историей быстро осознавали, что больший простор для самостоятельных изысканий открывается в изучении древних периодов истории, т.е. тех самых тысячелетий и столетий, которые пытаются отнять у нас и у исторической науки ревнители НХ....

А вот это объясняет, почему столь яростны нападки на НХ. В традиционной версии с её мифической древностью больший простор для "открытий". Где же их делать, если признать правоту НХ? Одного тысячелетия задокументированной человеческой истории на всех не хватит...


Источники:
Исторические записки, 6 (124), 2003, 342-387
http://imperia.lirik.ru/index.php/content/view/137/20/