Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Игорь Давиденко

 

Читая Гомера

 

Одним из методов изучения истории является ИССЛЕДОВАНИЕ ДРЕВНИХ ТЕКСТОВ.

С этого начинали И. Ньютон, Н. Морозов, А. Фоменко, С. Валянский, Д, Калюжный…

Уж кто-кто только не исследовал Гомера! Неисчерпаем этот исторический источник! Точнее исторический проект.

 

Итак, читаем:

 

Гомер. Одиссея (М.: Правда, 1984)

 

Песнь пятая

 

Встал Одиссей и поспешно облекся в хитон и хламиду.

Светло-серебряной ризой из тонковоздушныя ткани

Плечи одела богиня свои, золотым драгоценным

Поясом стан обвила и покров с головы опустила.

Кончив, она собирать начала Одиссея в дорогу;

Выбрала прежде топор, по руке ему сделанный, крепкий,

Медный, с обеих сторон изощренный, насаженный плотно,

С ловкой, красиво из твердой оливы сработанной ручкой;

Острую скобель потом принесла и пошла с Одиссеем

Вместе во внутренность острова: множество там находилось

Тополей черных, и ольх, и высоких, дооблачных сосен,

Старых, иссохших на солнечном зное, для плаванья легких.

Место ему показав, где была та великая роща,

В грот свой глубокий Калипсо, богиня богинь, возвратилась.

Начал рубить он деревья и скоро окончил работу;

Двадцать он бревен срубил, их очистил, их острою медью

Выскоблил гладко, потом уровнял, по снуру обтесавши.

Тою порою Калипсо к нему с буравом возвратилась.

Начал буравить он брусья и, все пробуравив, сплотил их,

Длинными болтами сшив и большими просунув шипами;

Дно ж на плоту он такое широкое сделал, какое

Муж, в корабельном художестве опытный, строит на прочном

Судне, носящем товары купцов по морям беспредельным.

Плотными брусьями крепкие ребра связав, напоследок

В гладкую палубу сбил он дубовые толстые доски,

Мачту поставил, на ней утвердил поперечную райну,

Сделал кормило, дабы управлять поворотами судна,

Плот окружил для защиты от моря плетнем из ракитных

Сучьев, на дно же различного грузу для тяжести бросил.

Тою порою Калипсо, богиня богинь, парусины

Крепкой ему принесла. И, устроивши парус (к нему же

Все, чтоб его развивать и свивать, прикрепивши веревки),

Он рычагами могучими сдвинул свой плот на священное море.

День совершился четвертый, когда он окончил работу.

 

Итак, чем богиня богинь Калипсо вооружила плотника Одиссея?

 

МЕДНЫЙ ТОПОР,

СКОБЕЛЬ,

БУРАВ,

ДЛИННЫЕ БОЛТЫ явно не из дерева, ибо тут же указаны ШИПЫ, уж точно деревянные.

БРУСЬЯ для шпангоутов (РЁБЕР). Но кто и как делал БРУСЬЯ? О ПИЛАХ ни слова!

ДУБОВЫЕ ТОЛСТЫЕ ДОСКИ. Кто и как напилил или натесал ДОСКИ?

ПАРУСИНА КРЕПКАЯ… Материал тканный. Кто ткал?

РЫЧАГИ МОГУЧИЕ…

Всё, как из магазина, доставила Калипсо Одиссею…

Строй корабль и плыви! Явно НЕ ПЛОТ, кому на плоту нужен БАЛЛАСТ?

Вот на корабле балласт (на дно же различного груза для тяжести бросил) на дне не помешает.

 

Что во фрагменте ПЕСНИ ПЯТОЙ не отвечает официальному времени написания "ОДИССЕИ"?

 

Да вся атрибутика инструментов Калипсо!

 

Получается, что до нашей эры уже знали, как делать МЕДНЫЕ ТОПОРЫ и НАОСТРЯТЬ их, чем-то острым умели обрабатывать ТВЁРДУЮ ДРЕВЕСИНУ ОЛИВ, делать БУРАВЫ, а БУРАВ – сложное изделие; ни слова о ПИЛЕ, но ДУБОВЫЕ ТОЛСТЫЕ ДОСКИ кто-то должен был изготовить, СПЛАЧИВАТЬ ДОСКИ В ЕДИНЫЙ ПОЛ ПАЛУБЫ стали сравнительно недавно, позже, чем жил "исторический" Гомер, да и позже никакими БОЛТАМИ НЕ СВИНЧИВАЛИ – на воде же ПЛОТ или КОРАБЛЬ, от воды ПОВЕДЁТ ПАЛУБУ ВОЛНАМИ, потому до сих пор оставляют ПАЗЫ между ДОСКАМИ ПАЛУБЫ, засмаливая оные.

ПАРУСИНУ ткут! Тем более, КРЕПКУЮ!

 

Читаем дальше:

Песнь девятая

Кол обхватили они и его острием раскаленным

Втиснули спящему в глаз; и, с конца приподнявши, его я

Начал вертеть, как вертит буравом корабельный строитель,

Толстую доску пронзая: другие ж ему помогают, ремнями

Острый бурав обращая, и, в доску вгрызаясь, визжит он.

 

Так мы, его с двух боков обхвативши руками, проворно

Кол свой вертели в пронзенном глазу: облился он горячей

Кровью; истлели ресницы, шершавые вспыхнули брови;

Яблоко лопнуло; выбрызгнул глаз, на огне зашипевши.

Так расторопный ковач, изготовив топор иль секиру,

В воду металл (на огне раскаливши его, чтоб двойную

Крепость имел) погружает, и звонко шипит он в холодной

Влаге: так глаз зашипел, острием раскаленным пронзенный.

Дико завыл людоед — застонала от воя пещера.

 

Какие инструменты и материалы поминает Гомер?

 

ОСТРЫЙ БУРАВ,

РЕМНИ, вращающие бурав,

ТОЛСТАЯ ДОСКА,

МЕТАЛЛ, который закаливается при охлаждении, но только не медь и не бронза, которые при закалке размягчаются!

ТОПОР или СЕКИРА... не медные инструменты!

 

То, что ЗАВЫЛ ЛЮДОЕД, это понятно, каждый взвоет! Но вот описания БУРАВА и закалки ТОПОРА ИЛИ СЕКИРЫ относится не ко времени слепца Гомера. Как говорит Виктор Бандуркин, металлург и стихийный историк, ЗАКАЛИВАЮТ ТОЛЬКО СТАЛЬ. Накалённая же и опущенная в холодную воду медь размягчается! Похоже, что Гомер жил в эпоху железных топоров, а не медных!

И БУРАВ должен быть твёрдым и острым…

 

До описания сцены ослепления Полифема Гомер рассказывает, как Одиссей увидел в пещере ствол маслины дикой, "был он как мачта длиной, толщиною и весом". И своим "мечом от него отрубивши три локтя" … "своею рукою его заострил я".

Однако медным или бронзовым мечом ни отрубить, ни заострить ничего нельзя…

Не иначе, меч был стальным…

 

Так когда жил Гомер?

 

В 1998 году опубликована книга С.И. Валянского и Д.В. Калюжного "О Графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя". Авторы смело отвергают привычные догмы и утверждают:

"… современная цивилизация на планете Земля – это ЭХО КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ... А мы вам покажем, как в результате IV Крестового похода началось создание истории, искусства и мифов Древней Греции".

И наши "раскопки" в тексте "Одиссеи" показывают, что литературные герои Гомера не такие уж древние. По нашим представлениям, даже моложе, чем у Валянского и Калюжного:

"В Эстивах стоял прекрасный, покрытый фресками замок, в котором творил граф Сент-Омер (Sent-Ноmer), автор героических поэм о былых войнах и о дальнем, полном приключений плавании крестоносцев под водительством отважного царя Итаки Одиссея... Он писал на старофранцузском языке, но греческий тоже был в ходу. Вспомним, в XI веке на греческом говорила вся знать Рима, а южная Италия вообще называлась Великой Грецией.

Получается, что сначала (в VIII-X веках) Грецию заселили самые деятельные люди Восточной империи, а затем – самые культурные и богатые люди империи Западной.

Ф. Грегоровиус пишет: "Новую историю для Греции открыли именно латины, и новая история эта оказалась почти такой же пестрой, как и древняя... Венецианские нобили, жаждавшие приключений, пустились в греческие моря, изображая из себя аргонавтов XIII века... При дворе Феодора II жил знаменитый византиец Георгий Гемист (Плетон), воскресший античный эллин".

Сейчас появилось много свидетельств в пользу правоты критиков мифической истории человечества, к которой так привыкли защитники милой мнимой старины. Задумайтесь, читатели…