Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Андрей Девятов

Китайская цивилизация как феномен мировой истории

Признаки различения от других

Цивилизационная автономия китайцев не вызывает сомнения. Про них ничего не сказано в Библии. Они не отмечены в Вавилоне на строительстве башни. Молчат про китайцев и египетские фараоны, и ацтеки – толтеки с их пирамидами. Собственно же китайские цивилизационные признаки диаметрально противоположны библейским, да и от всех других явно разнятся.

Единого Бога – Создателя и Вседержителя у китайцев нет. Но есть Небо, оно одно и безлично. В связи с отсутствием Бога в душе у китайцев нет ни стыда, ни совести. Вместо стыда, как чувства страха Божиего, есть "лицо", которое нельзя потерять во взаимосвязях с другими лицами на Земле. А вместо иррациональной и бессмысленной совести есть прагматичные "долг-справедливость". Так, в коммерческих сделках китаец почтёт за доблесть бессовестно обмануть иностранца, однако никогда не "кинет" его полностью, ибо совесть потерять можно, а "лицо" – нет.

Китайский язык уникален. Его идеальная форма – грамматический строй не несёт категорий времени, числа, рода и ещё многого прочего, за что называется "изолирующей" (от других). По этому признаку ближайшим родственником китайскому языку выступает только язык общения людей в "царстве духов и бесов" на "крыше мира" – тибетский. Может быть это так потому, что по преданию в незапамятные времена в горном массиве Куньлунь между Небом и Землёй находилась "нижняя столица" мифического правителя Центра, почитаемого великого первопредка всех людей Хуанди (смысл имени "августейший верховный владыка неба"). Хуанди жил в центре девяти слоёв Неба и наблюдал за четырьмя странами света на Земле. Среди дворцов, посещаемых Хуанди на земле, за пределами Куньлуня был ещё один на горе Цинъяошань (в современном уезде Синьань, провинции Хэнань). Из китайских мифов следует, что именно Хуанди дал старт летоисчислению, подарив солнечно-лунный календарь (после этого в сознании появились категории времени и числа), а также разделил людей по их сути на мужчин и женщин (появилась категория рода). Выходит, что изолирующая идеальная форма для смыслов была ещё до Хуанди, и ныне она сохранилась в китайском языке как единственная в своем роде.

Первопредками же собственно китайцев в мифах выступают Фуси и Нюйва (женщина-дух, соединяющая браки в продолжение рода). Фуси появился из райской страны бессмертных, располагавшейся к северо-западу от Куньлуня (совпадает с направлением от г. Улугмузтаг на г. Арарат). Считается, что Фуси был сыном духа Грома и также поднимался на Небо, но уже тогда, когда центр Земли и Неба сдвинулся на равнину Дугуан (по оценкам, Лессовое плато в средней части бассейна р. Хуанхэ). Когда "небо покосилось", на земле случился потоп. От полной гибели китайцев избавила Нюйва. Фуси же добыл китайцам огонь и научил их пользоваться им для приготовления пищи, а начертав восемь мистических триграмм для постижения перемен, заложил основу китайской культуры. В легендах древности Фуси (смысл имени "Покоряющий Солнце") выступает верховным владыкой Востока, ведающим вёснами и ростом деревьев. Иероглифический же смысл нынешнего имени Тибет (Сицзан) – "западный кладезь". Толкование имени таково: на "крыше мира" к западу от нынешнего центра Земли в заоблачной выси "парка духов" находится сокровищница духовных ценностей цивилизации.

Материальная форма китайского языка – иероглифическое письмо, вообще единственна и неповторима. По преданию, его изобрёл Цан Цзэ, живший много позже Фуси. Иероглифы – это не абстрактные и абсолютно условные знаки двух-трёх десятков букв алфавита, кодирующих звуки, как в индоевропейских языках, но десятки тысяч иероглифических символов, кодирующих не звуки, а смыслы, и потому всегда обременённые ореолом намёков на конкретное. Иероглифы в письменном языке не имеют единой произносительной нормы и читаются по-разному. Например, от северного чтения "ча-е" произошло русское "чай", а от южного чтения тех же символов "ти-е" – английское "tee".

Специфичная языковая форма обрамляет специфику содержания – конкретность мышления и символичность (ассоциативность) интуитивных, и – эстетически – образных способов понимания. Так через символы китайцам открывается то, что не способен постигнуть европейский ум в понятиях. В то же время, китаец с трудом понимает вещи, которые он не в силах вообразить. Так, китайцам совершенно недоступен европейский юмор, европейцам же абсолютно недоступна китайская поэзия.

Китайская нумерология единственная на планете, где числа разделены на три аспекта: величину, номер по порядку следования и чет\нечет, причём для каждого аспекта существует своя система обозначения. Величину выражают китайские цифры: от черты нечётной единицы (–) до креста чётной десятки (+), нуля нет (есть изобразительный иероглиф "ноль" с числовым смыслом наименьшей чётной дробности, ассоциируемой с каплей дождя, которая и отдельная, и самая мелкая, но и делимая на брызги). Первоэлементов (динамических начал) в картине мира у китайцев пять (огонь, земля, вода, металл и дерево), у европейцев же – четыре (огонь, земля, вода и воздух). Каждый из пяти элементов выражен двумя цифрами: величинами (земной – чётной, и небесной – нечётной), а вся картина центрирована срединной равновесной пятёркой (но не нулём). Номер же по порядку уникально выражают "циклические знаки" (их 22), не несущие ни идею величины, ни идею чётности! А чётность или нечётность безотносительно величины и порядка фиксирует штрихкод из прямых черт: сплошных (— ) нечёт "Ян", и разорванных пополам (– –) чёт "Инь". Сам же по себе аспект числа: нечёт и чёт – составляет двоичный код, соответствующий европейскому "1;0" (бинарная основа информатики).

Роль весьма специфической подсказки в сознании китайцев играет символика цвета. Градация цвета у китайцев искусственная, чистых цветов, как и первоэлементов, пять: чёрный, белый, синий, красный и жёлтый. У европейцев же приняты природные цвета радуги, их семь. Плюс отсутствие всякого цвета – чёрный, и сумма всех цветов – белый. Даже имя политического устройства нынешнего этапа китайской истории, которое в переводе на иностранные языки несёт смысл "социализм с китайской спецификой", в непереводимых иероглифических символах значит примерно следующее: "союз кланов вокруг престола предков (алтаря земли и злаков) с оттенками цвета срединного государства". Эти цвета земной китайской цивилизации – жёлтый, красный и синий. Небо у китайцев чёрное (животворный источник энергий – видимый космос), а потусторонний мир мёртвых, "тот свет" – белый.

Примечательно, что и нот в китайской музыке пять, а не семь, как у европейцев. И число черт, которые используются для написания иероглифов, а ныне и для ввода иероглифов в компьютер, тоже пять (горизонтальная, вертикальная, наклонная влево, откидная вправо и точка). И число костяшек на китайских счётах пять. И диагностика китайской медицины характеризует жизнедеятельность организма по пяти символическим признакам (жар, холод, влажность, сухость и ветер). И китайская душа имеет "пять устоев". То есть, на уровне числа, пятёрка выступает явным цивилизационным признаком инаковости китайцев.

Равновесная и при этом нечётная (небесная) пятерка, как принятое у китайцев число сбалансированной середины между небесным и земным, занятой китайцами, в символике числа характеризует китайскую цивилизацию и как поднебесный центр китаецентричной картины мира. Библейская же картина мира центрирована чётным нулём. При этом чётность (делимость пополам) сугубый признак земного. И здесь безусловной цивилизационной противоположностью поднебесным китайцам выступают евреи, а именно: непременной у китайцев связке трёх сил противостоит борьба двух противоположностей с исключением третьего (третий – лишний, третьего не дано), переменам в цикле – линейный прогресс, воздушной перспективе – наземная линейная (в пейзажной живописи китаец смотрит вдаль сверху, а все народы библейской традиции снизу), национально территориальному монолиту – рассеяние.

Благодаря возможности фиксации "Числа" раздельно в трёх аспектах (выделению аспекта чёт/нечёт) и пониманию нечётности, как неделимого пополам порождающего небесного начала, "Бытие" у китайцев – это кольцо преодолений (пересиливаний) величин в силовом пространстве (поле) их взаимодействия, с точками приложения, соотнесёнными со сторонами света. Земное у китайцев ассоциируется с квадратом, небесное – с кругом, а человек, находясь между ними, связан и с тем, и с другим. Таковы, например, китайские монеты: круглые от Неба с квадратной дыркой земной бренности посредине. А история людей – это суть пересечение линий пирамиды от Земли с конусом от Неба с фазовым переходом в точке их сопряжения (в развертке: ∞ – петля Мёбиуса).

И календарь у китайцев циклический, расчётно-символический, опирающийся не на длительность астрономических процессов (физика, конечность), но на порядок их следования друг за другом (математика, бесконечность). И китайское время идёт не по прямой линии вперёд и вверх, а по винтовой линии направо (по часовой стрелке), ступенчато сверху вниз с градуировкой не в цифрах, а в циклических знаках. В образе же, китайское время – это резьба, витками спускающаяся по стержню болта от вписанного в круг восьмигранного Неба вниз, а европейский прогресс – это поступательный подъём квадратной гайки от Земли вверх. Так в истории цивилизаций сопрягаются вращательное движение с поступательным, цикл с линией, волна с полем, троичность сущего с двоичностью бытия.

А главное, у китайцев имеется уникальный штрихкод: система графических фигур "Гуа", где сочетания чётных и нечётных черт по три и по шесть выражают всеобщий Закон перемен "Чжоу-и", неизвестный в библейской традиции.

Аспект "чёт / нечёт" в числе соотносится с аспектом частоты в волне (величина же соотносится с амплитудой, а порядок с фазой). Без уразумения самостоятельного значения этих трёх аспектов меры у числа и волны не понять природу главной специфики китайской цивилизации – укоренённого чувства цикличности бытия.

В китайской традиции "бездна превращений" без начала и конца представлена символическими типами или, можно сказать, "смысловыми голограммами" интуитивного знания текучести качеств бытия. Таких базовых универсальных "небесных" фигур из трёх черт – 8 (☰ ☱ ☲ ☳ ☴ ☵ ☶ ☷), а их комбинаций из шести черт на земле – 64. Примечательно, что этот китайский штрихкод перемен полностью соответствует естественной упорядоченности 64 триплетов (кодонов) генетического кода человека. Доказал это русский учёный С.В. Петухов лишь в 2001 году, китайцам же код перемен был известен с допотопных времён. Жаль, правда, что ключ к применению кода до сих пор не найден.

Мышление китайцев, умудрённых знанием своего национально-культурного достояния – штрихкода перемен, стратагемно и потому способно открывать новое интуитивно, метафорически, через ассоциацию с символами в беспонятийном неизречённом виде. Овладеть этой частью "китайской грамоты" для иностранца архитрудно, а потому перед стратагемной казуистикой китайского знания достижения гармонии и сокровенных схем "военной хитрости" управления одного с помощью другого иностранцы со своей общепонятной "предметной" наукой, что дети малые перед прозорливым старцем. Стратагем же, секретов власти в "технике сердца", всего 36.

Из слов китайского языка, если отдельно не сказано, что дело было "вчера" или будет происходить "завтра", или специально не названа дата, или не упомянута та или иная историческая фигура, не ясно – прошлое это, настоящее или будущее, а время воспринимается не как прямая прогресса, но как наматывающиеся витки повторяющихся циклов. По этой причине самосознание китайцев чрезвычайно исторично. Китайцы склонны заносить в летопись всё происходящее. Первая характерная черта миросозерцания китайцев состоит в том, чтобы ключ к истине искать в истории. А исторические примеры имеют для китайцев большее значение, чем поучения мудрецов! И конфуцианская традиция считает, что план Пути Неба записан самим Конфуцием в хронике политических событий царства Лу – "Чунцю" ("Весна и Осень"), а вовсе не в тексте Канона перемен "И цзин". Более того, считается, что, если данные летописи расходятся с теми или иными археологическими находками, то доверять следует летописи, ибо предки осознанно обобщали частности. С позиции же современности толкование "немых" фрагментов материальной культуры древности и всякая реконструкция древности заведомо ущербны.

 

Исторические периоды и династические циклы

 

Китай – единственная в мире страна с непрерывной историей материальной цивилизации в 5000 лет (крашенная керамика с характерными лунарными, солярными и числовыми символами в орнаменте культуры Яншао) и письменной историей государства в более чем три с половиной тысяч лет (иероглифы на костях и черепашьих панцирях династии Шан-Инь).

2000 год от Рождества Христова – это 4698 год от начала летоисчисления по действующему традиционному китайскому календарю.

Археологические памятники китайской додинастийной древности, когда цивилизация уже была, а культуры письма ещё не было, позволяют полагать, что в китайском сознании сначала отложились графические символы идей небесных тел, числа и цвета, а уж потом появились "картинки" иероглифов, запечатлевшие смыслы слов языка. То есть, у китайцев в начале было число, а уж потом слово. Во всяком случае, циклические знаки древнее иероглифов.

Китайская же летопись, если подняться на высший уровень обобщения перемен в национально-территориальном укладе жизни китайцев, это перечень событий, фиксирующих смену трёх периодов:

– хаоса "воюющих царств" (цвет периода - синий);

– преодоления этого хаоса силой в "малое процветание" централизованного государства (цвет красный);

– "великое единение" государственной жизни единого центра и периферии (цвет желтый). При этом "великое единение" следует понимать как утопию гармонии и порядка, на деле скатывающуюся с уровня относительного спокойствия и довольства в новое "установление хаоса": раздробленности и междоусобной борьбы, и так далее виток за витком.

Эти два состояния: "воюющие царства" и "централизованная империя", разложенные на три периода перемен китайской исторической волны: "хаос", "малое процветание" и "великое единение" задолго до Рождества Христова вычленил мудрец Дун Чжуншу, живший во времена императора У Ди династии Хань (современник римского трибуна Тиберия и парфянского царя Митридата II Великого).

Следует подчеркнуть, что период "великого единения" в китайском восприятии времени, как счётчика регистрации номеров событий в циклах, есть повторение "высокой древности", не как линейное развитие "малого процветания" в богатстве и гармонии до изобилия и совершенства, а как участок соответствия жизни общества с замыслом добродетели (единение падения с подъёмом в одном витке). Суть же добродетели в правильных взаимоотношениях и многочисленном потомстве в семье. На этом стоит национальная система духовных ценностей.

То есть, лучшим периодом в жизни китайского общества с высокой фазой уровней и богатства и гармонии и добродетели выступает средний период "малого процветания", а не крайний период "великого единения" в добродетели, срывающийся в другую крайность "установления хаоса".

Только в период "малого процветания" все четыре китайских "благополучия": богатство, гармония, добродетель и долголетие, в целокупности неравновеликих долей, составляют слаженную соразмерность.

Другой важной чертой исторического самосознания китайцев выступает его прагматическая обращённость к почве, к существующей реальности, где китайский народ занимает Центр Земли – "Срединное государство", оно же – "Поднебесная". В непереводимых смыслах иероглифов "чжун, хуа, хань", это: "цветущая земля совершенного порядка, средоточие культуры. На небе звёзды Млечного Пути, а в поднебесном Центре Земли – нация жёлтых людей, лучших из лучших". Все остальные страны и народы – окраина и дикость. Европейцы, например, это "длинноносые заморские черти с белым лицом порока".

Центром Срединного государства выступает Мудрый правитель, пребывающий на своём месте неподвижно, словно Полярная звезда, вокруг которой вращаются все остальные звёзды. Живой человек, император, вершина бюрократии, который над всеми, а значит с Небом, представляется как Сын Неба, получивший "мандат правления" на Земле. Земной император, владыка земли, живая икона Небесного императора, занимает уникальное место в китайском благочестии, он центр традиции, а девиз его царствования есть веха отсчёта времени в историческом самосознании китайцев. С середины ХХ века от Р.Х. это место занимает Председатель ЦК КПК.

Примечательно, что первый Сын Неба Вэнь-ван – "Царь Просвещённый", полновластный владыка земли, в мистическом озарении давший людям "посленебесный чертёж" триграмм, суть сокровенный "ключ от Неба" после фазового перехода истории из мира сего в будущий мир, – появился в Срединной империи на 12 веков раньше, чем на побережье Средиземного моря в Римской империи воплотился Сын Бога Иисус Христос – Царь славы, Спаситель душ грешных, через откровение Слова Божия пообещавший людям жизнь вечную в Царствии Небесном также после конца мира сего. Тайна же этого феномена мировой истории есть самый верный признак закономерной истины. А история и есть поиск Истины в тайне Пути через различение признаков в Жизни людей.

Ведь воплотившийся Бог-Слово указал людям: "Я есьм путь и истина и жизнь" (Ин 14:6) и заповедал "различать знамения времён" (Мф 16:3).

Примечательно и то, что римские цифры, как и китайские, не имеют цифры "ноль", а идея числа также начинается прямой чертой нечётной единицы (I) и заканчиваются чётным крестом десятки (X). Таким образом, через начертательный символ единицы одинаково передаётся идея небесного неделимого пополам начала, а через символ десятки – идея земного крестного конца мира сего. Здесь зрим признак математической сути единства и гармонии мира видимого и невидимого.

Трёх с половиной тысячелетняя письменная история китайской государственности позволяет выделить циклы "смены династий". Цикл же всегда имеет два полюса: начало – конец, верх – низ, пик – упадок. Волна всегда поляризована полем. И поляризация исторической волны подобно радиоволнам, вероятно, может быть горизонтальной (земной), вертикальной (небесной) или круговой (свёртывающейся наподобие часовой пружины). Подъёмы и упадки в обществе такие же естественные и предопределённые состояния, как суточные циклы восхода и заката солнца, месячные циклы четырёх фаз луны, годовые циклы смены четырёх сезонов, 12- и 60-летние циклы китайского календаря. История же в Китае мерится не годами, а, как и в Библии, поколениями.

Отталкиваясь от трёх источников: древних подсказок Дун Чжуншу относительно трёх периодов перемен жизни общества в Срединном государстве, современных подсказок С.В. Петухова относительно соответствия китайского кода перемен генетическому коду человека, а также от "Закона поколений" (28 лет) поэта В.В. Хлебникова, гипотетическая модель китайской истории должна выстроиться в двойную спираль. При этом две волны с одинаковой частотой подъёмов и падений будут лишь слегка сдвинуты по фазе относительно друг друга, а мерой длины волны будет одно поколение.

Посмотрим, что получилось (рисунок иллюстрации см. в приложении).

Цикл династических перемен составил период в 12 поколений. В китайском календаре одно поколение равно 20 годам. В римском праве – 30 годам. Если же активную жизнь одного поколения гармонизировать до "круга солнца" в 28 лет (принят в православной пасхалии), то полный династический цикл будет равен 336 годам (крайние значения 240 – 360 лет). Так, династия Инь правила 273 года (1395 – 1122 до Р.Х.), династия Западная Чжоу – 351 год (1122 – 771 до Р.Х), династия Хань – 369 лет (с 202 до Р.Х. по 8 и с 25 по 184), Тан – 289 лет (618-907), Сун – 319 лет (960-1279), Мин – 276 лет (1368-1644), Цин – 267 лет (1644 – 1911), а включая императора Пу И и Маньчжоуго – 301 год (до 1945).

Остальные династии были переходными, очень короткими, предваряющими династический цикл реформами и усмирением хаоса: Цинь – 39 лет (246-207 до Р.Х.), Синь – 16 лет (9-25), Западная Цзинь – 51 год (265-316), Суй – 37 лет (581-618); либо в хаосе накладывались одна на другую: "Разделённые царства", "Сражающиеся царства", "Троецарствие", "Южные и Северные династии" (шесть династий), "Пять династий"; "Некитайские династии". Эти короткие и накладывающиеся династии, вместе с династиями осевого цикла, как раз и заполняют до полноты двойную спираль модели китайской истории.

Анализ спирали китайской истории показывает, что один виток спирали составляет шесть поколений (168 лет), а полный цикл – два витка или 12 поколений (336 лет), при этом в полном цикле: "период хаоса" длится 4 поколения (примерно, 112 лет), + "малое процветание" 3 поколения (один полный солнечно-лунный цикл, 84 года), + "великое единение" – 5 поколений (примерно 140 лет). Точные повторы сути исторических событий по фазе циклов замечены с интервалами в 3 витка (18 поколений, 504 года), 6 витков (36 поколений, 1008 лет) и пять периодов (60 поколений, 1680 лет).

Поскольку волн в двойной спирали китайской истории две, то важно отметить, что в новую эру максимум благополучия (малое процветание) и большинство бедствий (хаос) китайское общество испытывало тогда, когда соответствующие подъёмы и падения наступали в волне с земной поляризацией (на рисунке – левая).

Здесь уместно заметить символическое значение числовых величин.

Порождающие числа, символизирующие Путь Неба:

"1" – явление на земле неделимого небесного начала, дух и потенция.

"2" – земная полярность, всесветная симметрия форм, заурядность.

"3" – животворящее размножение четности за счет небесного начала (2+1=3), природное неравновесие порождающее движение, слаженность разновеликого, гармония.

"4" – земная жизневзращивающая сила, прибавление заурядной парности (2+2=4), времена года, страны света, земной порядок , разумность и богатство.

"5" – жизнеоснова вечного небесного круговорота, срединный, должный, уравновешенный, знание и добродетель.

Формирующие числа, символизирующие благодатную силу, неустранимое присутствие Пути Неба в человеческом на Земле:

 

"6" – сугубое три (3х2=6); оформление природного смысла Небо – Человек – Земля в двух ипостасях: Небо в двух образах (солнце и луна), двуполый человек (мужчина и женщина), Земля в двух словах (суша и вода); человеческая душа, земной прогресс, довольство и комфорт.

"7" – надприродный смысл, небесный порядок на земле, полнота, Истина и Благодать Духа (6+1 =7=4+3).

"8" – сугубое четыре (4х2=8=4+4); высочайшее соответствие полярных начал, доведение причины до следствия, вынашивание до созревания, усугубление богатства до изобилия, вершина процветания; удача и успех.

"9" – величие, продолжение изобилия и процветания до завершённости (на Небе девять сфер), небесное превышение земной меры (8+1=9).

"10" – сугубое пять (5х2=10=5+5); два витка пяти стихий в небесной и земной ипостаси, конец и новое возвращение в начало на земле, опять прах.

Двузначные и многозначные числа выступают комбинацией однозначных. Путём суммирования составляющих цифр каждое двузначное число может быть сведено к однозначному, которое следует считать его скрытой сущностью.

"11" – число перемен в непрерывной петле бесконечности (∞), избыток сверх достаточного на земле и недостаток до совершенного на небе, размерность реального мира. Скрытая суть – 2.

"12" – явление небесного троичного в тварном земном (3х4=12), ритм вселенной, сверхсовершенное и вездесущее число законченности небесного круга, полный цикл долголетия. Скрытая суть – 3.

"19" – "круг луны" (астрономически 1 солнечный год равен 12 и ⅜ лунного месяца, или 235 лунных месяцев = 19 лет; и генетический код человека выстраивается за 19 витков спирали ДНК); законченность и совершенство от соединения первого и последнего однозначного числа. Скрытая суть – 10.

"28" – "круг солнца" (через 28 лет юлианского календаря происходит повторение совпадений числа месяца дням недели, что и используется в расчёте православной пасхалии). Скрытая суть – 10.

"60" – круг традиционного календаря, число минут в градусе и часе, олицетворяет равновесие небесного в земном (12х5=60). Скрытая суть – 6.

"72" – олицетворяет реализованную гармонию (12х6=72) Скрытая суть – 9.

Концепция династических циклов восходит к временам У-вана (Царь Воинственный, правил 1121-1115 до Р.Х. ) основателя третей императорской династии "Поднебесной" Чжоу. Это был предводитель одного из племён, силой объединившего с десяток других племен в междуречье Хуанхэ и Янцзы (XI в. до Р.Х.). У-ван был старшим сыном Вэнь-вана – "Царя Просвещённого", на которого в мистическом озарении Небо первому из людей "ниспослало" благую силу, и который впервые объявил себя Сыном Неба – правителем всей Поднебесной (примерно в 1148г. до Р.Х.). Его младший сын Чжоу-гун (князь перемен) стал провозвестником теории Небесного повеления. С тех пор считалось, что династия правит "Поднебесной" до тех пор, пока обладает "Мандатом Неба". А смена династий происходит по Воле Неба, проявляющейся в различных знамениях, среди которых и народный гнев и стихийные бедствия и эпидемии, и неурожай и военные поражения. Небо вверяет судьбу "Поднебесной" новой династии. И этот акт всегда представлялся как вполне законная передача "мандата" от одной династии другой в рамках одного и того же государства, как если бы в "труп вдыхалась новая жизнь" (четырнадцатая стратагема). Со времен Чжоу-гуна каждый раз, когда к власти приходила новая династия, первым делом назначалась комиссия учёных мужей, пересоставлявшая историю предыдущей династии на основе её архивов. Эта официальная история предшествующей династии служила доказательством справедливости и долженствования передачи "Мандата Неба" новой династии. После составления официальной истории все исходные документы уничтожались.

Вступление на престол каждой династии рассматривалось и как начало новой эры в мироздании. Знание воли Неба входило в обязанность власти, а познать эту волю можно было, прежде всего, за счет учета, систематизации и изучения повторяющихся закономерностей небесных явлений. Поэтому скрупулезные астрономические сводки в Китае велись с целью выявления признаков наступления тех или иных неординарных событий. При этом в политических целях предсказаний, прежде всего, касающихся ведения сельского хозяйства и государственных дел в "Поднебесной" при смене династий, как правило, вводились ещё и изменения и уточнения в календарь. Практические задачи выдачи предупреждающих предсказаний не требовали от китайской астрономии абстрактно-понятийного описания пространственно-временных моделей планетарных движений, но достигались в алгебраически-числовом, символическом виде, соответствующим конкретно-символическому типу китайского мышления.

В разгар последнего периода "установления хаоса" в волне китайской цивилизации. При возобладании на торможении центростремительных сил затягивания иностранно-окраинных вещей в жизнь Срединного государства. После падения династии Цин, в 1911 году от Р.Х., произошло очередное изменение календаря. Традиционный циклический китайский календарь в официальном летоисчислении был заменён на календарь "западных варваров" – григорианский: от Рождества Христова и до Конца Света. Примечательно, что у китайцев никогда не было идеи конца времён, только циклы и ничего другого. Поэтому линейное представление о "конце света", связанное со Вторым пришествием на Землю Сына Бога для Страшного Суда над душами людей, через циклы можно трактовать и как грядущий "фазовый переход" в мировой истории к "новому Небу и новой Земле".

По признакам числа и цвета такой переход следует ожидать на рубеже 6 и 7 циклов второй эпохи традиционного китайского календаря: 2044 год (скрытая суть –10). Это будет – 19-й виток от Сына Неба Вэнь-вана, 12-й виток от Первого пришествия Сына Бога, время жизни 73-го поколения от Р.Х. (скрытая суть – 10). Тогда же впервые с начала китайского летоисчисления выпадают оба числа стихии огонь "7;2", и цвет заката – пурпурный. В христианских же пророчествах "огонь" – это стихия Бога Отца, а о "фазовом переходе" от мира сего к новому небу и новой земле сказано: "О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец" (Марк, 13:32). Что же касается месяца, то в Писании есть косвенное указание на то, что обещанный "новый мир" спустится с небес после весеннего равноденствия, то есть в марте. Тогда возникнет "тысячелетнее царство" на земле "яко на небеси", и Бог будет "всё во всем", суть мир невидимый станет видимым.

Рубеж 7 цикла 2 эпохи пройдет ещё на вершине подъёма восьмого периода "малого процветания" централизованного государства с центробежным ускорением и максимумом влияния Срединной империи на зарубежный окраинный мир. Это будет триумф пятого поколение правления красной "коммунистический династии" под именем КНР, но и канун нового упадка.

Итак, смена династий, как правило, сопровождалась составлением официальной, переписанной наново истории предыдущей династии, а также принятием изменений в традиционный календарь. Это обстоятельство вносило как бы дополнительный примерно трёхсотлетний "династический ритм" в длину несущей волны непрерывной письменной истории китайской цивилизации. Сохранившимися же материальными вехами смены династий выступают гробницы императоров.

 

Двойная спираль китайской истории

 

Сохранившимися материальными вехами смены династий выступают гробницы императоров. Могилы предков как бы фиксируют план Пути Неба на Земле. Однако не все императоры имеют гробницы: некоторые были убиты в ходе восстаний; некоторые трупы сожжены с развеянием пепла над горами и водами (с символом возрождения из пепла в делах последователей); часть гробниц была вскрыта, разорена и забыта; многие могильные холмы не вскрыты и потому точно не идентифицированы.

Династийные комплексы гробниц расположены в сакральных местах, как правило, сочетающих "долину духов" с горным прикрытием. Эти уединённые места подбирались в дальних окрестностях городов, куда переносилась столица империи: Сиань, Лоян, Нанкин, Ханчжоу, Пекин и др. За долгую историю китайской цивилизации династий было много (почти сорок), особенно много было династий неполного цикла, правивших одновременно в периоды хаоса междоусобной борьбы.

Первым формальным императором, объединившим всю "Поднебесную" под единой державой, стал титан китайской истории Цинь Шихуанди. Силой усмирив хаос семи "сражающихся царств" (221 до Р.Х.), приверженец писанного закона, он провёл реформы, унифицирующие письменность, меры веса и длины, денежную, колеи дорог, административного деления и прочие. Заодно он приказал заживо закопать 460 конфуцианских учёных и публично сжёг все старинные книги с поучениями мудрецов, кроме книг по сельскому хозяйству, медицине и другим прикладным знаниям.

Его гробница находится в уезде Линьтун недалеко от г. Сиань. В двух км к востоку от холма императорской гробницы раскопано три подземных зала "Бинмаюн", где на площади более 20 тысяч кв. м. расположены 8 тысяч терракотовых статуй воинов и коней, немало боевых колесниц в натуральную величину. Вся эта рать построена в походный порядок пехоты и конницы.

Блистательная в государственном строительстве династия Цинь, усмирившая хаос, правила в объединённой империи всего 14 лет (221-207 до Р.Х.) и рухнула без видимых причин, уступив "Мандат Неба" династии Хань.

С началом царствования Хань начался период "малого процветания", первого "малого процветания" в истории регулярного государства китайцев (три поколения подъёма 207-123 до Р.Х.).

Ханьские императоры этого периода: Вэнь-ди (179-157 до Р.Х.) Цзин-ди (156-141 до Р.Х.) и У-ди (140-87 до Р.Х.) являют образец конфуцианского добродетельного правления. Вэнь-ди начал с того, что объявил всеобщую амнистию, смягчил наказания, а телесные отменил, щедро наградил многих и особенно выделил неимущих, вдов и сирот, бедных и одиноких, а также стариков старше восьмидесяти, которым были пожалованы шелка, рис и мясо. Сам покаялся, скорбя о несовершенстве правления, и даровал каждому право выступать с критикой в адрес самого высокого начальства. В 166 до Р.Х. он отменил земельный налог, заменив его пошлиной с торговли и подушными податями. В неурожайные годы были сокращены расходы двора и открыты казённые амбары для поддержки голодающих. Цзин-ди также демонстрировал милосердие, упорядочивал администрацию, урезал права удельных князей в пользу народа, умиротворял внешних врагов. При У-ди (смысл имени: "владыка, идущий вслед древним героям") конфуцианство стало сознательной прагматической цивилизационной основой жизни китайцев. Резко увеличилось население страны, достигшее 60 млн. человек. Хозяйство процветало. В порядке были дороги. У-ди восстановил введённую ещё Цинь Шихуаном госмонополию на соль, железо, вино, чеканку монет и наполнил казну. Окончательно ликвидировал уделы, а вместе с уделами и прослойку наследственной знати, склонную к мятежам. Начал функционировать Великий шёлковый путь, транзитом доходивший до Рима. Учёные "боши" составили теорию управления империей.

Со смертью У-ди страна впала в затяжной кризис.

Здесь примечательно, что в 1-5 году по Р.Х. "чудесным образом" произошёл переход благополучия жизни китайского общества с небесной волны на земную (на рисунке с правой волны на левую). Тогда же в 4 году по Р.Х. в китайском календаре ввели счёт по шестидесятилетним циклам, которые как маскировочная сетка наложились на солнечно-лунные круги календаря ханьского У-ди "Тайчу" (где первый астрономический месяц начинался от зимнего солнцестояния). Примечательно, что в Срединном государстве этот сдвиг произошёл аккурат после того, как на Средиземном море волхвы оповестили о Рождестве Царя Иудейского (Первое пришествие на Землю Бога-Слова, воплотившегося в Иисуса Христа).

В древлеправославном летоисчислении 1-й год от Рождества Христова был 5500 год от Адама (скрытая суть – 1), который после шести дней творения жил в райском саду на Земле. По признакам там же находилась и страна бессмертных, из которой ещё до потопа вышел Фуси. Библейская расчётная дата потопа в Месопотамии – 2355 год до Р.Х. (Л. Гумилёв). Китайский календарь традиционно начинается с 2698 года до Р.Х. А Фуси по легендам жил в 2852-2737 годах до Р.Х. Иными словами, китайская и библейская цивилизации с разной системой координат Центра имеют примерно одинаковый исторический кругозор и с этим масштабом соизмеряют свои деяния.

Переход несущей волны китайской истории в 1-5 годах по Р.Х. символически происходил из жёлтого цвета в красный и ознаменовался тем, что в условиях торжества добродетели (демографический взрыв) общее благополучие страны свалилось в стагнацию с ослаблением централизма и утратой обществом порядка. На этом историческом фоне власть в стране захватил Ван Ман, регент при малолетнем императоре Ин-ди. В 8 году Ван Ман провозгласил себя основателем новой династии Синь (смысл имени: "обновление"). Став императором, он суровой рукой, открытыми репрессиями и конфискациями провёл болезненные реформы земельных отношений (в том числе объявил госсобственность на землю), ликвидировал частное рабство, укрепил потерявшие силу государственные монополии на вино, соль, железо и даже кредит. В массах поднялось недовольство реформами в сторону жёсткой централизации власти, что привело к восстанию "краснобровых" и в 23 году Ван Ман был убит. Однако дело восстановления порядка было уже сделано и после реформ Ван Мана наступило время гармонии и спокойствия в начале второго периода "малого процветания" восстановленной династии Хань (одно из самоназваний китайцев, по смыслу связанное с аналогией звёзд Млечного пути с людьми Срединного государства).

Таким образом, фазовый переход несущей волны китайской истории совпадает с Первым пришествием на Землю Христа Спасителя. И правление династии Синь делит династию Хань почти ровно пополам на Западную Хань (202 до Р.Х. – 8 год Р.Х.) и Восточную Хань (25-220 годы). При этом из длины волны двойной спирали китайской истории не выпало ни года. Не нарушилась и частота подъёмов и падений благополучия жизни китайцев. Но фаза несущей волны при переходе сдвинулась на пять поколений, и на династию Хань пришлось два периода "малого процветания".

Известная гробница князя начала династии Западная Хань "Ма-ван дуйму" находится в районе г. Чанша. Здесь при раскопках в 1973 году был найден древний экземпляр "Книги перемен" с третьим, нигде ранее не отмеченным, "мавандуйским" порядком расположения штрихкода перемен, объяснения которому пока нет. Ныне это оригинал вообще самой древней книги. Известная гробница гуна династии Восточная Хань "Дабаотай" с окаменелой колесницей и лошадьми раскопана и открыта для посещения в районе Фэнтай на юго-западе Пекина.

Что же касается книг, то во избежание новых потерь со времён династии Хань важные тексты стали высекать на каменных плитах, а принципиальные тексты – на каменных стелах. Тогда обычные тексты ещё вырезали на бамбуковых дощечках и книги представляли собой их связки. Это было до изобретения китайцами бумаги и книгопечатания (появилось лишь вVI веке).

Ныне библиотека старинных текстов, высеченных на прямоугольных каменных скрижалях со сторонами, как правило, 1 на 2 чи (примерно 33 на 66 см) и толщиной в один цунь (примерно 3 см), хранится в буддийском монастыре Юньцзюсы, 68 км юго-западнее Пекина. Каменные стелы, покоящиеся на спинах каменных черепах, ныне, в зависимости от тематики высеченных на них текстов, по разделам сосредоточены на охраняемой территории различных монастырей и храмов. Конфуцианские, например, в храмах Конфуция в Цюйфу, Пекине и других. А большинство, относящиеся к истории христианства – в буддийском монастыре Цзиньщэнсы на западной окраине Сианя и в храме Утайсы в Пекине.

Жёлтый период "великого единения" в царствование династии Восточная Хань венчает пришествие в 184 году (рубеж 60-летних циклов китайского календаря) так называемого "жёлтого" неба. В этот год в стране началось народное восстание "жёлтых повязок", ратовавшее за достижение крестьянского идеала всеобщего равенства и единения в упрощённо организованном социуме, свободном от давления со стороны бюрократии. Идеи "великого единения в равенстве" нашли своё отражение в трактате "Тайпинцзин" многочисленного и политически активного даосского движения "Тайпиндао" (Путь всеобщего благоденствия). Символом этой эры "всеобщего спокойствия и единения" и выступал жёлтый цвет.

С восстанием "жёлтых повязок" цикл китайской истории сорвался в очередной период хаоса. Хаос охватил империю в конце правления династии Хань и продолжался четыре поколения в так называемое "Троецарствие".

Преодоление хаоса связано с именем Цао Цао. Он вошёл в историю как тип национального злодея, весьма умелый политик, диктатор-интеллектуал, поэт, блестящий полководец и дипломат, спаситель агонизирующей в мятежах конфуцианской империи. В тот период хаоса население Китая сократилось больше всего – на три четверти (с 60 до 16 млн. чел.). Цао Цао сделал ставку на безжалостную силу и именно с помощью силы преуспел, усмирив восстание "жёлтых повязок" и объединив северную часть страны (с 216 года).

Хоть и в ореоле тирана Цао Цао, как и Цинь Шихуан, победоносным насилием усмирив хаос, приобрёл ни с чем не сравнимое национальное величие. После смерти Цао Цао был почтительно признан потомками основателем новой династии с посмертным императорским именем Вэй У-ди ("Возвысившийся владыка, идущий вслед древним героям"). При жизни Цао Цао формально был высокопоставленным чиновником, и прижизненное строительство гробницы ему не полагалось. В хрониках значится, что он был похоронен скромно, где-то в районе нынешнего города Ханьдянь провинции Хэбэй. Его сын Цао Пэй в 220 году низложил последнего ханьского императора и объявил себя первым императором новой династии Вэй, со столицей в г. Лоян. Однако политическая нестабильность, распри и губительное противостояние трёх государств Вэй, У и Шу продолжались ещё 60 лет.

Третье "Малое процветание" централизованной страны выпало на пришедшую на смену "Троецарствия" династию Цзинь (265-420). Предворял этот период, как всегда на одно поколение, основатель династии Сыма Янь (265-290), правивший с императорским именем Цзинь У-ди ("Продвинувшийся вперёд владыка, идущий вслед древним героям").

Главной добродетелью новой династии было введение системы казённых наделов, надолго упорядочившей извечные проблемы аграрных отношений в Поднебесной, а также китаизация буддизма. К середине IV века число монастырей увеличилось в десять раз и достигло тысячи восьмисот с 24 тысячами монахов. Китайский буддизм соединился с культом предков и вобрал весь пантеон древних. Был введён культ Будды грядущего Майтрейи (цвет красный), с ожиданием всеобщего благоденствия и равенством женщин.

Период "Великого единения" и очередной хаос пришлись на смутные времена Южных и Северных династий.

Очередное преодоление хаоса и воссоединение страны произошло опять силой. Сделал это военачальник севера Ян Цзянь, ставший с именем Вэнь-ди ("Просвещённый владыка") первым императором новой короткой династии Суй (581-618). Повторяя фазу Цинь Шихуана, он безжалостно подавил сепаратизм. Беспощадно расправившись с местной знатью, провёл реформы в торгово-ремесленных делах, упорядочил учёт населения, заложил основу института экзаменов на занятие должностей чиновниками, нормализовал транспортную связь центра с периферией (был сооружён водный путь с Юга на Север – Великий канал). Как и империя Цинь Шихуана "Цинь", империя Ян Цзяня "Суй" была короткой – одно поколение. При Суй в Поднебесной произошло очередное резкое сокращение населения.

Четвёртый период "малого процветания" пришёлся на начало правления династии Тан (смысл имени: "Величественный"); он связан с именем второго императора династии, Тай-цзуна (626-649, смысл имени: "Великий патриарх"). Его гробница доступна к посещению в районе г. Сиань. Это был мудрый и властный правитель, воплотивший в своей деятельности учение "о гармонизации государства ради блага народа". Тай-цзун почитается в китайской традиции как "образцовый император", построивший на месте предшествовавшего хаоса и мятежей социальную гармонию. Сделано это было за счёт переноса принципа природной гармонии (ритма и меры "золотого сечения") на общество и государство. В "малое процветание" при Тай-цзуне и его последователях был осуществлён грандиозный поход на запад против каганата тюрок, увенчавшийся установлением полного контроля над Великим шёлковым путём до "Сиюй" – западной границы (ныне "Синьцзян", новая граница). На востоке была завоёвана страна "утренней свежести" (Корея). Китайские наместники пришли в Тибет ("западный кладезь") и Северный Вьетнам ("Аньнань" – умиротворённый юг). Культурный, политический и экономический взлёт Танской империи через "малое процветание" и "великое единение" продолжался восемь поколений до 859 года, до начала крестьянской войны, восстаний и бунтов. В 881 году повстанцы вступили в столицу Чанъань (ныне Сиань). Последовавший Хаос "Пяти династий" с резким сокращением населения сотрясал страну четыре поколения, до 960 года.

Благоденствие пятого периода "малого процветания" пришло в Срединное государство с воцарением династии Сун и последовательно продолжалось в "великом единении" до нашествия монголов в 1209 году. Гробницы семи императоров династии Северная Сун находятся в районе г. Гунъи провинции Хэнань. А шести императоров династии Южная Сун – в районе г. Шаосин провинции Чжэцзян.

Нашествие пришлось уже на следующий "период хаоса", когда на севере страны раздельно существовали воевавшие друг с другом и с Сунами "Некитайские династии": Цзинь – чжурчженей, Ся – тангутов, Ляо – киданей. Чингисхан силой покорил всех, и китайцев, и не китайцев. В 1215 году Чингисхан, разбив чжурчженей, овладел Пекином. В 1218-м присоединил земли Западного Ляо и вышел к Хорезму. В 1227-м завоевал Западное Ся, причём тангуты были вырезаны почти полностью. Возвратившись домой из этого похода, Чингисхан умер. Холм его невскрытой гробницы находится в степях Внутренней Монголии в 185 км северо-западнее г. Баотоу и доступен к внешнему осмотру.

Ожесточённые завоевательные войны монголы вели до 1280 года, на юге вышли с границам Дайвьета, подчинили себе Тибет. Поднебесная была страшно опустошена, но вновь объединилась под властью централизованного государства династии Юань (иероглифический смысл: "Первоначальное творение мира"). Первым императором династии Юань с именем Ши-цзу ("Родоначальник поколений") стал внук Чингисхана Хубилай.

Если же говорить о фазе исторической волны, то Чингисхан, усмирив хаос в Поднебесной, повторил Цао Цао. Как и Цао Цао, Чингисхан вошёл в историю Китая с образом свирепого диктатора-мудреца, правившего ровно одно поколение на излете энергии периода "великого единения", сорвавшегося в хаос. Цао Цао диктаторствовал 28 лет (с 192 и до смерти в 220 году). Чингисхан – 21 год (с 1206 и до смерти в 1227 году). Между ними точно шесть витков спирали – 36 поколений, 1008 лет! Оба лишь после смерти были названы основателями новой династии, соответственно, Вэй и Юань. Царство Вэй ещё три поколения двигалось на юг, покоряя сначала царство Шу, а затем У (Троецарствие, 220-280). Монголы же ещё три поколения покоряли царства Цзинь, Ся и Южное Сун (1209-1280).

Шестой период "малого процветания" достался китайцам уже при приемниках Чингисхана. Только начиная с четвёртого императора династии Юань Жень-цзуна ("Гуманный глава рода", 1312-1320) были сломлены кочевые традиции и сопротивление монгольской знати, в государстве восстановлены конфуцианские нормы жизни, поборы заменены налогами, вновь введены экзамены на занятие государственных должностей, вернулся престиж образования и традиционной китайской медицины, возобновлено составление исторических хроник. Произошло возобладание и даже торжество позиций китайской культуры над военным могуществом варваров-завоевателей. Наконец некитайское иго "северных варваров" (чжурчженей, киданей, монголов) было окончательно свергнуто восстанием "красных войск". "Красные войска" состояли из приверженцев ревнителей "Будды грядущего" и "новой счастливой эры". Символ пришествия Будды грядущего – Милофо (Майтрейи), а вместе с ним и эры всеобщего счастья и благоденствия, – красный цвет.

По фазе цикла это повтор обращения общественного сознания китайцев к Будде грядущего при династии Восточная Цзинь (316-419) со столицей в Нанкине. Тогда исконные китайские земли также захватили "северные варвары" (гунны, сяньбийцы, тобийцы). Китай пережил трагедию национального масштаба. Буддизм с его этикой равенства людей и всеобщего сострадания играл интегрирующую роль, давал личный душевный покой, стимулировал сопротивление захватчикам со стороны тайных обществ и "красных повстанцев". Между этими взлётами буддийского духа "широкого пути спасения" в райском царстве "чистой земли" точно шесть витков спирали.

Командование "красными войсками" с 1355 года принял сын крестьянина, бродячий монах Чжу Юаньчжан. В 1368 году он с императорским именем Тай-цзу ("Великий родоначальник") основал новую династию Мин (смысл имени: "светлая"). При Тай-цзу в империи утвердилась "просвещённая деспотия", основывавшаяся на представлении о необходимости могущественной императорской власти, опирающейся на общины со сменяемыми старостами, освобождённые от гнёта имущественного неравенства. Тай-цзу, ставший одним из наиболее славных правителей в истории Китая, обрушил гонения на окружавших его сановников. Он считал, что чиновничество склонно к коррупции и в служебных преступлениях неспособно донести до народа, о благе которого искренне радеет правитель, истинную волю императора. Масштабы репрессий против бюрократии во времена Тай-цзу были беспрецедентными в китайской истории; пострадало не менее 40 тысяч чиновников. Социальным противовесом бюрократии стал саморегулируемый людской потенциал: общины наделённых землёй крестьян, связанных круговой порукой в исполнении государственных обязательств. Государство, став верховным собственником земли и подданных, составило земельный кадастр и подушные реестры, на основе учёта ввело справедливое общинно-клановое отбывание повинностей и пропорциональное налогообложение. Это был венец шестого "малого процветания".

Гробница Тай-цзу, внесённая в список мирового наследия, находится на горе Цзыцзиньшань близ Нанкина (южная столица).

Период "великого единения власти и народа в добродетели" покрывает пять поколений царствования династии Мин. За это время население Китая резко выросло, достигнув 150 млн. чел. Начинает этот период император Чэн-цзу ("Славный предок") с девизом царствования Юн-лэ (1403-1423), перенёсший столицу назад на север в Пекин. Юн-лэ ("Долгая радость") был достойным правителем: при нём росли города, строились дворцы и храмы (в том числе Пурпуровый запретный город и храм Неба в Пекине). Ирригационные работы и внедрение таких культур, как батат и арахис, дали прирост продукции земледелия; развилось шелкоткачество и производство фарфора; была составлена энциклопедия "Юнлэдидянь" в 11095 томах. В 1405 году Китай избежал вторжения Тимура на западе, и сам вторгся во Вьетнам на юге. В период между 1405 и 1433 годами под руководством Чжэн Хэ было предпринято семь дальних морских походов к берегам Малайи, Суматры, Явы, Индии, Цейлона и Персидского залива (всего более 30 стран Азии и Африки).

Осознавая опасность для центральной власти сепаратизма и заговоров родни, имущественно опирающейся на наследственную удельную систему клана императорской семьи, Юн-ле отказался от этой системы, а в делах управления стал опираться на евнухов, как наиболее лояльную группу приближённых ко двору. Со смертью Юн-ле фаза благополучия в стране сменилась упадком, а временщики из числа евнухов у кормила государственной власти стали бедствием добродетельной жизни империи. Их вопиющий непрофессионализм, безудержное казнокрадство и мздоимство никак не способствовали гармонии и богатству державы. В 1498 году оппозиционному учёному чиновничеству удалось добиться свержения коррумпированной придворной клики. В 1506 году были начаты реформы, оздоровившие политическую и экономическую жизнь страны на основе конфуцианских канонов.

Срыв же династического цикла в очередной хаос начался в первой четверти XVI века. Показателями кризиса, как всегда, стали стихийные выступления народа против властей, безудержная коррупция и политическая борьба, развернувшаяся при императорском дворе. Кроме того, впервые проявилась европейская экспансия. В 1557 году на территории Китая появилось первое владении европейцев – португальская колония Макао. В 1583 году Ватикан прислал в Пекин миссионера-иезуита Матео Риччи. Это было на следующий год после введения в Европе в 1582 году григорианского календаря. В угоду западному рационализму и астрономической точности новый стиль потерял гармоничность юлианского календаря, имеющего в основе счисления цикличность и ритм. Задача миссии состояла в том, чтобы перенести в Поднебесную европейскую хронологию. Матео Риччи вполне преуспел: он умер в 1610 году, будучи главой императорской астрономической комиссии по исправлению календаря.

В 1624 году голландцы заняли Тайвань.

Народное восстание 1628-1644 годов вконец расшатало государство. Под ударами изнутри династия Мин пала. Когда вождь повстанцев Ли Цзычен в апреле 1644 года взял Пекин, последний император династии Мин повесился на дереве в дворцовом парке "цзиншань".

По фазе цикла шестой период "малого процветания" при династии Мин повторил первый период "малого процветания" династии Западная Хань, а "минский" император Юн-лэ точно повторил фазу "ханьского" императора У-ди. Примечательно, что именно в полных периодах, а не витках, проявилась пятёрка, как стойкий цивилизационный признак истории китайцев.

Знаменитые 13 гробниц династии Мин "шисаньлин" находятся в уезде Чанпин, в 37 км северо-западнее Пекина.

В обстановке полного хаоса государства, многолетней внутренней смуты и национального предательства началось вторжение маньчжуров, которые и усмирили китайский хаос силой, затратив на это одно поколение. Усмирение хаоса стоило огромных жертв: численность населения в стране сократилась на несколько десятков миллионов человек и в XVII веке вряд ли превосходила 100 млн.

Маньчжурские племена были потомками чжурчженей и обитали на северо-востоке, за китайской стеной. В 1616 году видный военачальник маньчжуров Нурхаци объединил племена и основал династию поздняя Цзинь. А его сын и приемник Абахай в 1626 году провозгласил государство Цин (смысл имени: "чистое"), став его первым правителем. Их гробницы находятся на родине в районе г. Шэньян и доступны для посещения.

По фазе цикла Нурхаци точно повторяет нашествие чжурчженей тремя витками спирали (18 поколений) ранее. Так, в 1115 году вождь одного из племён Агуда провозгласил себя основателем первого государства чжурчженей Цзинь ("Золотое") и начал завоевательный поход в Китай. В 1127 году чжурчжени захватили столицу Сунов г. Кайфын. Сунский двор бежал на юг в Ханчжоу, где династия продолжилась как Южная Сун.

Весной 1644 года, опираясь на сильное войско, насчитывающее около 200 тысяч человек, маньчжуры двинулись на Пекин. Великая стена в результате предательства тогда ещё "минского" императорского командования была преодолена без боя. В мае маньчжуры выбили повстанцев из Пекина и внук Нурхаци с девизом царствования Шунь-чжи ("Благополучное умиротворение", 1644-1661) был провозглашён первым императором новой династии Цин.

Начался седьмой период "малого процветания". Особый расцвет экономики и культуры пришёлся на время правления второго императора династии Кан-си ("Процветающий и лучезарный", 1662-1723). При нём же пределы китайского государства значительно расширились. В 1683 году о. Тайвань был силой возвращён в состав Китая. В 1692 году к державе была присоединена Внешняя Монголия (Халка). Затем была покорена Джунгария, и началось покорение народов Восточного Туркестана в Кашгарии. В 1720 году цинские войска заняли восточную часть Тибета, а политический контроль Срединной империи был распространён на все ближние окраины страны. При Кан-си в бассейне Амура впервые произошло соприкосновение Китая с Российским государством. Военным давлением Китай положил конец русским поселениям на левобережье Амура: в 1684-1686 годах Албазинское воеводство было ликвидировано, острог сожжён, пленные казаки интернированы и отправлены в Пекин. В 1689 году, под угрозой применения военной силы со стороны Китая, в Нерчинске был заключён первый русско-китайский договор, определивший границу по верхнему течению Амура. Для России Нерчинский договор означал потерю обширных территорий, освоенных и заселённых русскими подданными в течение нескольких десятков лет. Со стороны же Китая Россия ещё долго рассматривалась как окраинное государство, обречённое на признание гегемонии Срединной империи.

По фазе цикла второй император династии Цин Кан-си повторяет второго императора династии Тан Тай-цзуна. Между их царствованиями – шесть витков (36 поколений) спирали китайской истории.

Гробница императора Канси находится в комплексе "дунлин" (восточные гробницы), уезд Цзуньхуа, 105 км северо-восточнее Пекина.

Третий император династии с девизом царствования Юн-чжэн ("Гармоничное и справедливое", 1723-1736) открыл период "великого единения", который продолжался пять поколений до 1864 года. При стабильности власти и неизменных ставках умеренных налогов произошёл очередной демографический взрыв (показатель добродетели). К концу XVIII века численность населения Китая достигла 300 млн., а в середине XIX века составила более 400 млн. человек. Фаза падения благополучия (нарушение гармонии и разорение богатства) внутри периода "великого единения" при династии Цин пришлась на время правления императора Цянь-луна ("Непоколебимое и славное", 1736-1796), а вершина взлёта добродетели – на время "Небесного государства великого благоденствия" (Тайпин тяньго, 1851-1864).

Падение благополучия государства при Цянь-луне ознаменовалось завершением китайской экспансии с сокрушительным поражением похода в Бирму (1768), разложением госаппарата коррупцией, безудержным казнокрадством, ростом бандитизма, антиправительственной деятельностью религиозных сект и тайных обществ, последующим династическим кризисом. В 1772 году началась и продолжалась двадцать лет компания правительственной цензуры по изъятию и редактированию книг; многие книги, особенно о борьбе китайцев с варварами, были запрещены и публично сожжены. Одновременно было выпущено в свет "Полное собрание произведений по четырём разделам литературы", работа над которым продолжалась 12 лет, и ряд значительных произведений прошлых эпох был возвращён из небытия. В частности была сделана копия с энциклопедии "Юнлэ дидянь" (к настоящему времени сохранилось менее 400 томов или 3,7% текстов).

Пик же добродетели пришёлся на продолжавшееся пятнадцать лет мощное народное восстание за достойную жизнь и выразился в идее равенства у тайпинов. За годы восстания погибло 15-20 млн. человек. Но на подконтрольной тайпинам территории со столицей в Нанкине было отменено рабство, введено равноправие женщин и равное распределение земли между общинами. В этом царстве уравнительных принципов и общественных кладовых деньги были упразднены. В тайпинских рядах были запрещены и сурово карались употребление табака и наркотиков, а также азартные игры. В 1864 году восстание было подавлено, и "Небесное государство великого благоденствия" пало. В этот же год наступил 6-й цикл китайского календаря. Благополучие страны сорвалось в очередной хаос. На четыре поколения китайцев (1864-1977) пришлось время расстройства государства, развала хозяйства, поражений в "опиумных войнах", бессилия бюрократии защитить суверенитет державы, восстаний, падения Цинской династии, анархии и раздробленности страны под властью воюющих друг с другом "региональных милитаристов", иностранной оккупации, национального унижения, революции, гражданской воины и смуты в государстве.

По фазе цикла восстание тайпинов при династии Цин точно повторяет восстание "жёлтых повязок" и движение "Тайпиндао" при династии Хань. Их разделяют ровно пять полных периодов (60 поколений), причём по небесной (правой) волне двойной спирали. И тут и там те же самые идеи великого единения в чуждом конфуцианству всеобщем равенстве. И тут и там точное соответствие времени восстаний смене цикла по традиционному календарю. Примечательно, что последовавшие за обоими "великими благоденствиями" длительные периоды хаоса тоже точно повторяют друг друга (соответственно, междоусобица Троецарствия, и региональных милитаристов), но уже по земной (левой) волне.

 

Текущий момент и экстраполяция в грядущее

 

Последний период хаоса усмирил основатель Народной республики (суть "коммунистической династии") Мао Цзэдун. Его гробница занимает точку нынешнего центра Поднебесной на величественной площади перед "Воротами Небесного спокойствия" (Тяньаньмэнь) в "Северной столице" (Пекине). Девизом царствования Мао Цзэдуна можно считать лозунг "Освобождение и возрождение". По фазе цикла Мао через пять полных периодов точно повторяет основателя династии Цзинь Сыма Яня. Между началом их правления прошло ровно 60 поколений (1680 ± 3 года). Сыма Янь правил 25 лет (265-290). Мао Цзэдун – 27 лет (1949-1976). Сыма Янь заканчивал период хаоса постоянных войн Троецарствия, покорив царство У и объединив страну. И Мао Цзэдун закончил период хаоса "региональных милитаристов", в "великом походе" отвоевав территорию "китайской республики" у Чан Кай-ши. В деятельности Сыма Яня самым значимым была земельная реформа (все обрабатываемые земли из клановых стали казёнными). И Мао Цзэдун останется в памяти поколений огосударствлением земель в форме Народных коммун в деревне. При Сыма Яне произошёл идеологический подрыв конфуцианской доктрины: духовный вакуум заполнили даосизм и пришедший с запада буддизм (появился культ Будды грядущего с ожиданием всеобщего благоденствия). И Мао Цзэдун провёл "культурную революцию" в головах китайцев, при этом китаизировав западный марксизм даосизмом и конфуцианством. Методологией марксизма выступает диалектический и исторический материализм, опирающиеся на закон борьбы двух противоположностей. Однако именно "теория председателя Мао Цзэдуна о делении мира на три части", опирающаяся на китайский закон перемен в связке трёх сил, после его смерти была объявлена Дэн Сяопином "величайшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма".

Примечательно, что как у Будды грядущего, так и у марксизма символ цвета – красный. Цвет же не есть что-то случайное, но всегда есть признак сущностного.

Из недавней истории чётко известно, что концептуальными знаниями трёх периодов в истории Поднебесной, вычлененных ещё ханьским мудрецом Дун Чжуншу, владел реформатор и мыслитель конца династии Цин Кан Ювэй (1858-1927). В своей государственной деятельности он стремился прекратить тогдашний хаос. Опираясь на подсказки прошлого, он подогнал периоды, разделив каждый на три фазы, и, опираясь на получившуюся "теорию трёх эпох" и философию "великого единения", начал реформы. Однако обогнать своё время ему не удалось. Вдовствующая императрица Цы Си интригами быстро положила конец реформам, а Кан Ювэй бежал за границу. Усмирить хаос досталось Мао Цзэдуну. Судя по его стихотворениям, он, опять же в символической форме, отождествлял себя в усмирении хаоса силой и репрессиями и с Цинь Шихуаном и с Цао Цао и с другими тиранами прошлого.

Примечательно, что и отступивший на о. Тайвань Чан Кайши ещё в 50-е годы ХХ века при выдвижении программы модернизации китайской республики на острове, в характеристике цели развития, также использовал символический для сознания китайцев термин "малое процветание".

Ден Сяопин же (девиз: "модернизация и наращивание", правил с 1977 по 1989), как правитель, следующий в династии сразу за тираном, усмирившим хаос. Он вернул конфуцианские нормы в управление страной и открыто назвал свое правление началом "малого процветания". Это "малое процветание" выразилось сначала в учетверении валового внутреннего продукта (с 1979 по 1999 год), а также в возврате колоний: Гонконга (1997) и Макао (1999) в состав страны. На смену национальному унижению перед Западом пришло достоинство мировой державы.

Третье поколение китайских руководителей возглавил Цзян Цзэминь (правил с 1989 по 2003). Его девиз: "стабилизация и выравнивание". А главная заслуга – разработка "великой инженерии" китайского проекта, доктрины "трёх представительств". Власть представляет умных, богатых и весь народ. В руководстве страной она использует закон перемен, при этом активность богатых и активность умных при пассивном народе, как тяговый трёхфазный электродвигатель, приводят в движение всю общественную жизнь страны.

Четвёртому поколению руководящей группы "коммунистической династии" во главе с Ху Цзинтао (девиз: "величие и достоинство") досталась задача ещё раз учетверить ВВП (с 1999 по 2019), вернуть Тайвань, "мирно освоить" ресурсы России и по совокупной мощи одолеть главного противника – США. В отношениях с окраинным миром Срединному государству с 2005 по 2009 год, как и во времена Кан-си, придётся, используя закон перемен, стать единственной активной силой в любом наборе связок трёх сил. Исходя из фазы исторической волны, нет сомнения, что поставленные задачи китайского проекта будут выполнены.

Со времени прихода к власти лидера "второго поколения" руководителей Народной республики Дэн Сяопина в истории Китая начался восьмой период "малого процветания". Имя "малое процветание" (сяокан) – символическое для угадывания народом на неизречённом, подсознательном уровне, смысла времени реального благоденствия, нынешнему периоду китайской истории дал сам Дэн Сяопин. А цель государства в формулировке: "полное осуществление малого процветания" (пик подъёма 2016-2019) записана в решениях XVI-го съезда КПК. "Полное осуществление малого процветания" состоит в том, чтобы к 2019 году по совокупной мощи превзойти любую из лидирующих стран мира. При этом должны быть обеспечены "гарантии жизненного пространства нации в стратегических границах", а сами стратегические границы Срединной империи должны быть перенесены за пределы национальной территории. Это означает, что Китай превратится в основную фабрику товаров и в главный рынок сбыта мировой экономики. Путём "мирного освоения" Китай заставит служить своим экономическим интересам потребные ему ресурсы чужих стран и народов. Тоннаж китайского торгового флота станет достаточным для контроля морских перевозок грузов международной торговли и демонстрации китайского флага во всех портах мирового океана. А постоянное китайское присутствие в околоземном космосе и на Луне позволит влиять на глобальную политико-экономическую обстановку.

Символически "восьмёрка" в номере периода "малого процветания" означает, что это процветание будет самым плодотворным, богатство страны будет доведено до изобилия, успешность достигнет вершины подъёма. В 2016 году у руля жизни страны будут стоять люди, представляющие 72-е поколение от фазового перехода с небесной на земную волну двойной спирали китайской истории. А 72-й номер поколения символизирует реализованную гармонию. Таким образом, ближайшее грядущее Китая по подсказкам фазы исторической волны будет аккумулировать до полноты созревания признаки богатства, гармонии и добродетели всех семи предыдущих подъёмов "малого процветания". Во внешних делах 2016-2019 годы должны ознаменоваться возвращением Тайваня в состав единого государства и утратой Россией своего суверенитета над частью территорий Сибири и Дальнего Востока. Это, наверное, произойдёт с демонстрацией угрозы применения силы, как повтор 1683 года (ровно один полный период или 12 поколений назад в царствование Кан-си).

С завершением активной жизни китайцев 73-го поколения от Р.Х. (рубеж – 2044 год) закончится и гармония в государстве. По многим признакам произойдёт возвращение в начало двойной спирали с переходом несущей исторической волны с земной назад, на небесную. Целый ряд гармонических колебаний разных периодов сложатся со скрытой сутью числа "десять": 19-й виток от первого Сына Неба Вэнь-вана, 28 подъёмов и падений волны от первого формального императора Цинь Шихуана, 73 поколения от "обновления" волны при Ван Мане, 2044 год от Первого пришествия Сына Бога: (1+9)=(2+8)=(7+3)=(2+0+4+4)=10. А это означает, что "малое процветание" земной волны с переходом на небесную волну сорвётся в хаос.

Ориентируясь на "пятерку", как стойкий цивилизационный признак истории китайцев, следует ожидать того же, что было пять полных периодов назад. То есть, как и при династии Восточная Цзинь, правившей в годы потрясений "великого переселения народов", вполне возможно вторжение на территорию Китая с запада и с севера. Вполне возможно, что это вторжение будет не столько военным или экономическим, сколько духовным, более опасным для пяти устоев китайской души. Страна снова окажется раздробленной на отдельные владения и погрязнет в междоусобице и войнах. Некитайское вторжение в сознание китайцев и "вестернизация" жизни наверняка будут успешными в городах, однако "в отдалённых сельских и горных районах", где обитает основная масса китайцев, поднебесная суть китайского общества сохранится. Как это всегда было в периоды раздробленности при нашествиях кочевников с севера и запада, национально мыслящая правящая верхушка китайцев после долгих скитаний обоснуется на юге. А ориентируясь на число "19" как предел витков в двойной спирали, можно ожидать, что здесь же в хаосе потрясений состоится второе ниспослание Небом благой силы на своего Сына на земле (нового Вэнь-вана, "Царя Просвещённого Небом") и уже его последователи с "мандатом неба" вновь объединят Поднебесную на твёрдой основе ниспосланной благой силы.

 

Уроки и методологические подсказки

 

Следуя китайской традиции искать ключ к истине в истории, и исходя из факта соответствия генетического кода человека китайскому коду перемен, можно видеть, что перемены в циклах истории Срединной цивилизации, как и геном человека, представляют собой двойную спираль в 19 витков. Данная методологическая подсказка позволяет выстроить последовательность трёх периодов китайской истории (хаос, малое процветание, великое единение) без наложения друг на друга в две волны (синусоиды) одного и того же исторического поля. В бипериодической системе у волн будет лишь разная поляризация: горизонтальная – земная, и вертикальная – небесная.

Получившаяся картина (см. рисунок в приложении) непротиворечиво отображает летописное прошлое Китая и его настоящее. Таким образом, скромный почин продолжения построенных волн поколений по "плану Пути Неба" в будущее даёт новый инструмент прогноза. При этом прозорливость будет образовываться не от следования аналогиям исторической фактуры, а от следования фазе (тренду) исторической волны, от улавливания в исторических примерах сути повтора очередного взлёта или падения, а также продолжительности текущего периода.

Поскольку взаимодействие циклической природы с "человеком разумным" и составляет историю цивилизации, применение к историческому процессу математики периодов и фаз гармонических колебаний представляется правомерным. По крайней мере в отношении Китая, в картине двойной спирали суммирующей ритмические колебания трёх периодов, история превращается из архивного бухгалтерского реестра фактов в точный инструмент расчёта числовых, математических законов безупречной предустановленной гармонии мира. А ведь стремление узреть предполагаемую сокровенную взаимосвязь Целого в сложной системе зависимых переменных и есть цель настоящего научного знания. В библейской традиции укоренено понятие абсолютной свободы воли исторических личностей, а следовательно, торжество случайного в истории. У китайцев же исстари через символы и ассоциации укоренено представление о том, что "случайное в сущности необходимо".

Однако вскрытая закономерность не есть твёрдый "мост в будущее". Линия исторической волны всего лишь указывает на направление брода через пучину случайного. Сами китайцы в своём конкретно-символическом мышлении что-то представляют на этот счёт в неизречённом виде. Во всяком случае, в их официальных документах есть ссылки на то, что, продвигаясь вперёд в делах управления страной, следует тщательно ощупывать опорные камни Пути Неба, и если методом проб и ошибок очередной такой камень строго по курсу принятой политики не найден, то можно и отступить, и попробовать изменить политическую линию.

Если сложный Путь исторического процесса в человеческом обществе на Земле, протекающий под Солнцем и Луной, представить как безостановочное движение приливной волны, вызываемой силами притяжения Луны и толчками Солнца, вынуждающие к периодическим колебаниям воды Мирового океана, то, подобно неравенству величин приливов и отливов в разных частях Земного шара в разное время, следует признать и неизбежность неравенства подъёмов и упадков исторических волн разных цивилизаций.

Есть места, где прилив – отлив измеряются сантиметрами, а есть направления, где приливы в круге луны (19 лет) на пиках достигают десяти и более метров. Точка зрения современной физики состоит в том, что приливная волна рассматривается не как одно колебание в едином периоде, а как сумма ряда гармонических колебаний различных периодов. То есть через статистику для составляющих волн можно вычислить гармонические постоянные.

Поднебесная в самоназвании "Срединное государство". Середина символизируется через число 5. И несущая волна китайской истории имеет длину волны в пять поколений. Народы, окраинные по отношению к Срединному государству, образуют на Земле два квадрата или, что то же самое, восьмиконечную "звезду Вседержителя" православной иконописи (другое имя – "звезда Богородицы"). Если совместить "посленебесный чертёж" восьми триграмм в круговой последовательности Вэнь-вана с двумя квадратами восьмиконечной звезды Вседержителя и традиционной ориентацией числовых значений пяти стихий китайцев по странам света, то получившаяся картина мира (см. рисунок) даст следующие методологические подсказки:

Россия (смысл имени в иероглифах: "страна затягивания и мгновенных перемен") вместе с мусульманскими народами тюркского корня и Ираном (смысл имени: "обращённые в себя"), в картине мира по-китайски занимает восток с небесным порождающим числом 3 (ветер, цвет Троицы и цвет Пророка – зелёный). Формирующее число для Евразии земное – 8 (гром, цвет синий). Здесь подсказка: несущая волна истории России имеет длину волны в три поколения, а уже на неё накладывается модуляция с периодом восемь поколений.

Романо-германская Европа занимает запад с земным порождающим числом – 4 (небо, цвет лазоревый). Формирующее число запада небесное – 9 (низина, цвет белый) относится к народам Латинской Америки. После фазового перехода с земной волны на небесную символизировать новый Запад станут латиноамериканцы.

Так образуется горизонтальная ось Запад (активный) – Восток (пассивный).

Семитские народы, евреи и арабы, это юг с земным порождающим числом 2 (земля, цвет пурпурный). Небесное формирующее число для юга – 7 (огонь, цвет красный) и оно относится к Индии. Подсказка здесь в следующем: после фазового перехода строго поделённый на два юг с противостоянием иудеев и арабо-мусульман уступит место локомотива истории Индии.

Север – это Монгольский Алтай с небесным порождающим числом 1 (гора, цвет серебряный). Земное формирующее число севера – 6 (вода, цвет чёрный), это Северная Америка (США и Канада). Историю мира сего от Первого до Второго Пришествия завершат англо-американцы.

Так выстраивается перпендикулярная ось Север – Юг (начало – конец).

Жизнь на Земле вращается по винту времени вокруг центра, занятого Поднебесным Срединным государством. В вечном круговращении наибольшая окружная скорость бытия будет у народов, населяющих дальние от центра окрестности. На ближних окраинах скорость перемен меньше, чем на дальних. А наиболее стабилен центр. Здесь скорость бытия самая малая. Вектор ускорения всего сущего в циклах жизни раскладывается на касательное, центробежное ускорение и центростремительное. Первое выталкивает сущее на окраину, а второе постепенно затягивает его в центр. Центр успокаивает и поглощает, переваривает и ассимилирует всё, что затягивается.

Поскольку вращение циклов жизни требует баланса сил (тяжестей), то на дальних от центра окраинах народы разделились по сторонам света. Одна ось баланса – это противоположность правого, традиционного, тоталитарного Востока (миллиард совокупного населения России и мусульманского мира) и левого, инвариантного, либерального Запада (так называемый "золотой миллиард" населения планеты). Вместе с тем, совершённое и ожидаемое по окрестностям пространства выстраиваются в наклонную линию, ориентированную, как и стрелка компаса, с севера на юг (со склонением вправо). Воображаемый диаметр окружности суши (лу цзин) у китайцев – это именно "протяжение с севера на юг".

"Высочайшая древность" (шан гу) расположена выше центра (шан) под точкой новолуния, на севере, там, где Монголия или дальше (где первый день первой луны летоисчисления, вечная мерзлота, кладбище динозавров, древность - гу). Ожидаемое, стало быть, расположено на юге и ниже. Так формируется другая ось баланса: дряхлеющий ожиревший Север и развивающийся, поджарый Юг.

Такова китаецентристкая картина мировой истории.

Круговая поляризация в мировой истории изложена ранее в книге: Андрей Девятов "Китайский путь для России?" (М.: Алгоритм). Так вот и в круговой модели 11-ти перемен петли Мёбиуса (∞) фазовый переход в мировой истории должен состояться примерно в 2044 году от Р.Х.

Примечательно, что модель глобальных циклов "сверхдлинных волн" дифференциации и интеграции мировой истории, модулированных более короткими "кондратьевскими циклами" и циклами эволюции международного рынка, построенная в европоцентристкой системе координат сознания, даёт тот же прогностический результат. "Совпадение критических точек разных циклов проявляется в виде особенно крупных, радикальных поворотов и сдвигов мирового развития. Одной из таких критических точек, разделяющих фазы различных по своей продолжительности и характеру циклов, скорее всего является период середины XXI века (2040-е – 2050-е годы)" (В.И. Пантин. Циклы и волны глобальной истории. М.: Новый Век, 2003, с. 269).

Таким образом, можно утверждать, что китайская цивилизация в силу ряда изолирующих форм сохранила концептуальные знания, утраченные или фальсифицированные другими. Эти открывающиеся в наше время концептуальные знания китайцев вполне могут и должны быть использованы в новой парадигме "просвещённого знания".

 

25.01.2004

 

P.S. Фактура взята из книг: История Китая. Учебник под ред. Меликсетова А.В. - М.: Изд. МГУ, 1998. – 736с.; Еремеев В.Е. Символы и числа "Книги перемен". – М.: АСМ, 2002.; "Цыхай". Шанхай, 1980 (кит. яз.).

 

Примечание редактора:

 

Любой, открывший во 2-м томе факсимильного издания Британской энциклопедии 1771 года статью "China" найдёт там разбор нехитрого алгоритма, по которому к тому времени была сочинена древнекитайская "династическая" история: три правителя одной серии + пять другой = восьмерка цикла. Притом там прямо цитируется поздний китайский историк Tou-chong-chu, живший при "the Hane", даже не скрывавший этого факта: см. Encyclopaedia Britannica, Edinburgh, v.2, pp.191-192, MDCCLXXI. Однако обилие китайских имён в транскрипции XVIII века (по крайней мере, некоторые из них теперь пишутся иначе) затрудняет адекватность передачи имён. А вот и вывод, предлагаемый этой энциклопедией: "This order so regularly observed of three and then five, which is repeated twice, shews plainly, that all this has no foundation in truth, but it is a system invented at pleasure." Т.е. вывод, сделанный за 200 лет до НХ: это кто-то, видимо, так РАЗВЛЕКАЛСЯ... Комментарий к этому выводу просто не требуется.