Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Андрей Верёвкин (Ульяновск, Россия)


Рождение Новой Хронологии

Субъективное мнение ветерана научно-хронологического процесса о зарождении, становлении, развитии и будущем "Новой Хронологии".

Термин "новая хронология" в применении к попыткам оспорить общепринятую историю древности впервые употребил историк Н.М. Никольский в статье "Астрономический переворот в исторической науке. По поводу книги Н.А. Морозова "Христос", опубликованной в "Новом Мире" № 1 за 1925 год, с. 156-175. Ответ Н.А. Морозова появился в том же году в № 4 того же журнала на с. 133-143. Обе статьи вошли в VIII том крафт+леановского переиздания морозовского "Христа" 2000 года, на стр. 687-709.

Сомнения в истинности общепринятой хронологии появились задолго до Н.А. Морозова, – прямо со времени её создания. Так, ещё в середине XVI века французский историк и юрист Жан Боден в книге "Метод лёгкого познания истории" (Jean Bodini "Methodus ad facilem historiarum cognitionem") критиковал современных ему хронологов, Ю.Ц. Скалигера и Дж. Кардано за использование астрологических методов датирования событий. Профессор Саламанкского университета Де Арсилла тогда же утверждал, что вся античная история есть продукт литературного творчества средневековых писателей. Через столетие, когда каркас традиционной хронологии утвердился и стал общепринятым, с его критикой выступали Исаак Ньютон, Жан Гардуэн и Пётр Никифорович Крекшин. В XIX веке традиционную хронологию оспаривали Роберт Балдауф и Эдвин Джонсон. Сам Н.А. Морозов считал себя идейным наследником английского историка Генри Томаса Бокля.

Работы Николая Александровича Морозова по ревизии глобальной хронологии и истории человечества ("Откровение в грозе и буре", "Пророки", "Христос. История человеческой культуры в естественно-научном освещении") поначалу вызвали острый интерес и дискуссию, подогреваемые интересом к его незаурядной личности, – ведь он в общей сложности отсидел 29 лет за революционно-пропагандистскую деятельность против царизма и религии, и при этом сохранил юношескую энергию, научный энтузиазм и культурное обаяние. В 1932 году Н.А. Морозова избирают почётным академиком СССР как "выдающегося химика, астронома, историка культуры, писателя и деятеля русского революционного движения", однако, начиная с 1930-х годов проблемы глобальной хронологии в общественном сознании отошли на задний план, а интерес к историческим трудам Морозова угасает; на смену дискуссии приходит демонстративное замалчивание – по прошествию первого атеистического энтузиазма к революционерам-большевикам приходит прозрение, что открытия Морозова подрывают не только устои христианской церкви, но и исторические обоснования многих экономических, политических и этнических теорий. В ответ на бойкот современников Н.А. Морозов с горечью восклицает: "Мои работы не испортятся со временем!". Некоторые западные историки, например, Иммануил Великовский, восприняв открытия Морозова как крах традиционной исторической науки, использовали его идеи, чтобы обосновать теорию "катастрофизма", которая отчасти объясняла факты, указанные Морозовым, однако по сути лежала в идейных рамках средневековой теории цикличности и "смены царств". О трудах Н.А. Морозова они не упоминает.

В середине 1960-х годов вместе с возрождением интереса к искусству русского Серебрянного Века начался новый подъём интереса к морозовскому "Христу". Известный математик, профессор МВТУ и сотрудник ВЦ АН СССР (впоследствии академик) Никита Николаевич Моисеев указывает на этот многотомник профессору МГУ, математику Михаилу Михайловичу Постникову. Вдохновлённый М.М. Постников пытается заинтересовать морозовскими идеями историков-нонконформистов, и проводит с ними обсуждения хронологических проблем. Историки, в частности Л.Н. Гумилёв, от сотрудничества с математиками отказываются. Они не признают хронологию, как независимую научную дисциплину, считают её не более, как вспомогательным инструментом исторической науки, который не может служить опровержению истории. Разочарованный отказом М.М. Постников оставляет историческую тему до начала 70-годов.

В это время на "хронологическом поле" впервые появляется Анатолий Тимофеевич Фоменко, молодой сотрудник мех-мата МГУ, только что защитивший докторскую диссертацию (ему в то время ещё нет тридцати лет). Занимаясь небесной механикой, он пытается разобраться в необъяснимом феномене в движении Луны, недавно открытом американским астрофизиком Робертом Ньютоном. К российскому учёному приходит осознание, что этот феномен есть продукт бездоказательных датировок античных затмений, то есть традиционная хронология подложила "негравитационную" мину в основание не только истории, но и астрономической науки. (И не от того ли сегодня лишь половина космических аппаратов успешно достигают соседних планет?)

Профессор М.М. Постников сообщает А.Т. Фоменко, что полстолетия назад Н.А. Морозов доказал ошибочность античных дат, и во многих случаях их исправил в соответствии с астрономической наукой начала ХХ века. А.Т. Фоменко уговаривает М.М. Постникова изложить содержание работы Морозова, и тот читает серию лекций о своём видении этого предмета. А.Т. Фоменко совместно со своим коллегой А.С. Мищенко организовывают научный спецсеминар по хронологии, итогом которого стал серьёзный пересмотр работы Н.А. Морозова, который оказался совершенно правым в области критики традиционной хронологии, но ошибся в части реконструкции истинного положения дел, поскольку и над ним отчасти довлел авторитет общественного мнения (отмечу, что осознать масштаб необходимых исправлений сложно и сегодня, даже опираясь на работы Н.А. Морозова и А.Т. Фоменко). М.М. Постников не согласен с ревизией морозовской теории, к тому же он отрицает саму возможность правильной реконструкции истории без помощи со стороны профессиональных историков.

Сотрудничество М.М. Постникова с А.Т. Фоменко продолжается до начала 1980-х годов, но в это время около А.Т Фоменко уже образуется "новохронологический кружок", куда входят Калашников В.В., Носовский Г.В. и некоторые другие математики, историки, физики, которые на идейном уровне поддержали проводимые исследования, возможно, не всегда полностью соглашаясь с их результатами. Надо заметить, что в то время "Новой Хронологии" ещё нет. Речь ведётся о новых методиках датирования исторических событий, а также об усовершенствовании методов, изобретённых Н.А. Морозовым. А.Т. Фоменко вместе с разными соавторами в 1980-х годах публикует примерно два десятка статей в научных академических журналах, в том числе и исторических. Выступает на конференциях и семинарах, рассказывая о методах и результатах их применения. Сообщество профессиональных историков ещё не имеет согласованной политики в отношении новой теории. Изредка публикуются опровержения идеологического характера в исторической и партийной печати (первое – в 1977 году, журнал "Коммунист", автор А. Манфред, впоследствии – Е.С. Голубцова с соавторами), но поскольку критики не владеют темой, их возражения в основном сводятся к ритуальному закавычиванию "новых методик" и имён их авторов.

В 1987 году астрономы Ю.Н. Ефремов и Е.Д. Павловская в Докладах АН СССР публикуют 4-х страничную статью, опровергающую выводы книги Роберта Ньютона. Вопреки правилам научной этики, аннонс этого опровержения делается в редакторском предисловии к русскому переводу книги 1985 года, то есть за два года до самой публикации доказательств! Содержание статьи не вполне соответствует анонсу, что свидетельствует о какой-то переделке заявленного результата. На авторов давила ответственность поспешного объявления об ошибке Ньютона, и эта торопливость привела к тому, что само заявляемое опровержение оказалось ошибочным, хотя методы отчасти – разумными. Об этом Калашников В.В., Носовский Г.В. и Фоменко А.Т. объявили в том же журнале Академии Наук 1989 года: метод, использованный Ю.Н. Ефремовым и Е.Д. Павловской, после необходимого математического исправления свидетельствовал против традиционной датировки "Альмагеста". Е.Д. Павловская со времени того конфуза хронологических работ не писала, а уязвлённый Ю.Н. Ефремов – наоборот, ежегодно рассылает по инстанциям свои новые "окончательные опровержения" теории Фоменко.

В 1990 году выходит первая монография по хронологии с длинным названием: Фоменко А.Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии. (Распознавание и датировка зависимых текстов, статистическая древняя хронология, статистика древних астрономических сообщений). - М.: Издательство МГУ, 1990, 439 стр.

Книга издана за счёт автора: А.Т. Фоменко к этому времени написал несколько монографий по геометрии, в том числе в зарубежных изданиях с приличным для России того времени гонораром (зарплата же профессора тогда составляла чуть больше 10 долларов США, правда, и проезд до места работы стоил 5 копеек). Государственные типографии, в том числе и университетские – в перестроечной разрухе, и потому книга отпечатана на низкокачественной газетной бумаге.

Следующая монография отпечатана за государственный счёт, как научная книга: Фоменко А.Т. Исследования по истории древнего мира и средних веков. Математические методы анализа источников. Глобальная хронология. - М.: Издательство мех-мата МГУ, 1993, 408 стр. Качество печати хуже предыдущего: экономическая реформа набирает обороты. В приложении к книге Глеб Владимирович Носовский датирует православную пасхалию и Никейский собор.

В 1993-94 годах в научных издательствах США и Голландии выходят три книги А.Т. Фоменко по хронологии и её новым методам, общим объёмом около 1000 страниц. И только после этого появляется первая книга по "Новой Хронологии", в мягком переплёте: Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. (Факты. Статистика. Гипотезы), в 2-х томах. - М.: Издательство МГУ, 1995, 672 стр.

В следующем 1996 году выходят "Новая хронология Греции" (в двух томах, мягкий переплёт) и первая хорошо иллюстрированная книга (издатели – бывшие выпускники и сотрудники мех-мата, оставившие науку ради издательского дела): Носовский Г.В., Фоменко А.Т. ИМПЕРИЯ (Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности).- М.: Факториал, 1996, 752 страницы формата А4.

К настоящему времени (2006 год) вышло примерно 70 книг по Новой Хронологии (не считая переизданий), но именно эти две книги – "НХ Руси" и "Империя" послужили организации антиновохронологического движения. Основная претензия имеет идеологический характер, – критиков не устраивает то, что, по их словам, Новая Хронология "выпячивает историю России". В 1995 году, когда обнаружилось это "выпячивание", такие идеи находились вне декларируемого политического и идеологического русла реформ, который теперь уже безошибочно можно обозначить термином "русофобия".

С этого времени научное оппонирование Новой Хронологии закончилось и началось организованное пропагандистское противостояние в прессе, на телевидении и радио. Критики Новой Хронологии разделяются на специализации: историки во главе с академиком В.Л. Яниным пишут пародии про мамку Мамая; филологи, возглавляемые академиком А.А. Зализняком сообщают, что "Литва не летает"; вокруг вышеупомянутого астронома Ю.Н. Ефремова собрались молодые физики, усердно уточняющие Птолемея; а журналисты тиражируют мнения всех перечисленных. Особенно тенденциозную антиновохронологическую позицию занимают редакции российской газеты "Известия", журнала "Новый Мир", издательства "Русская Панорама", американского "Радио Свободы". В Интернет-сообществе имеется слабо законспирированная орггруппа противников Новой Хронологии. Их немного, а впечатление массовости они создают множественностью своих псевдонимов на различных площадках. Узнать их можно по тому, что они ссылаются на одни и те же пропагандистские ресурсы, созданные десяток лет назад и давно нашедшие научное опровержения со стороны сторонников Новой Хронологии.

Ряд издательств, таких, как "Факториал", "Нева", "Крафт+Леан", наоборот, активно публикуют книги по Новой Хронологии; на "Радио России" в передаче "Неизвестная Планета" Андрей Мартынов регулярно освещает последние достижения в этой области. Публичную поддержку Новой Хронологии высказывали гроссмейстер и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, писатель и политик Эдуард Лимонов (Савенко), философ и политолог Александр Зиновьев, поэт и музыкант Юрий Лоза.

Противостояние Новой Хронологии и хронологии "Старой" происходит не из одних только идеологических причин. Различна методология и логика этих теорий. Хронология традиционная в полной мере может называться "Ветхой", поскольку в её основе лежит периодизация событий Ветхого Завета, произведённая хронологами-богословами XVI-XVII веков – от Мартина Лютера, Иосифа Скалигера и Дионисия Петавиуса до Джеймса Уссерия. На каркас Священной истории Заветов была натянута светская история евроазиатских народов. К созданию и упрочению традиционной мифологии из благих побуждений приложили руку просветители-энциклопедисты XVIII века. Когда в XIX веке история перешла в разряд науки из разряда литературы и моральной проповеди, все ошибочные шаблоны общественного сознания стали уже привычными. И теперь переход от традиционной хронологии к хронологии новой и научной отчасти аналогичен переходу от астрологии к астрономии. Аналогия эта является не вполне точной, поскольку астрология в своих замыслах была инструментальной протонаукой и содержала в себе немало зёрен рациональности. То есть переход к астрономии выражался только в более полной рационализации накопленных астрологами знаний. То же можно сказать и о переходе от алхимии к химии – граница между ними не столь широка и антогонизм незначителен. Иначе обстоит дело с традиционной историей: она никогда не содержала рационального зерна и таковое в неё изначально не закладывалось, поскольку она есть слепок со Священной истории Заветов, носившей в чистом виде идеологическо-авторитарный характер.

Некоторая попытка прагматизации истории была предпринята классиками социальной революции, но она по историческим меркам очень быстро была поглощена традиционной пучиной авторитарных первобытных представлений.

Суть различий этих стадий эволюции картин мира в том источнике, откуда теория пополняет свой багаж. На первобытном уровне это, в первую и последнюю очередь, авторитет жреца, старейшины, Святого отца; в более рациональных теориях – наблюдения за объектом исследования и попытка прогноза. На этой ступени становится всё менее значимым происхождение суждения, по сравнению с его инструментальной силой, то есть мерилом истинности всё более является разум, которым в равной мере обладает каждый исследователь. В современной же науке, в естественном смысле этого слова, авторитет создателя теории стирается, и даже наоборот – сам авторитет творца определяется практической значимостью его открытия. В этом смысле все попытки связывания Новой Хронологии с именем А.Т. Фоменко являются характерным первобытным шаблоном, навязываемым авторитарным донаучым историческим учением, которым заражена даже некоторая часть реформаторов, тяготеющих к альтернативоности.

Мы постоянно убеждаемся в том, что разрыв между научной хронологией и традиционной огромен. Две конкурирующие теории враждебны, поскольку различны во всём: в целях, задачах, методах, и главное – в способах проверки истинности. А общим является только "материальная база источников", причём наиболее сильное возражение традиционалистов вызывает то, что новохронологи не рассматривают источники и их толкование признанными мудрецами исторической науки, как священное и неизменное наследие, требующее безусловного поклонения. В этом кроется причина болезненности перехода от первобытной историографии к научной хронологии. Насколько можно судить, признание рациональной астрономии и химии произошло менее драматично. Но всё-таки нельзя утверждать, что Новая Хронология появилась на научной арене несвоевременно: легко увидеть, что она (начиная уже с открытий Н.А. Морозова) сопутствует глобализации исторического процесса. И, таким образом, вызвана запросом человечества на осознание своего пути.

Новая Хронология, как первая математическая теория глобальной хронологии и истории человечества, является научным основанием для исследования исторической динамики. Она должна и может послужить прогнозированию и моделированию общественно-исторических процессов. Построенная на рациональных естественно-научных основаниях, она даёт любому развитому сообществу возможность предвидения перспектив своего существования, подталкивает к активному изучению истории и её закономерностей. Методы и результаты Новой Хронологии доступны, как таблица интегралов, и тем самым она вырывает у "мировой закулисы" её "историческое оружие", служащее оболваниванию человечества – каббалистическую мифологию прошлого, а также инструмент для бесконтрольного манипулирования социальными эмоциями.

Именно здесь сокрыта истинная причина антинаучной истерии вокруг Новой Хронологии.

Но она бесплодна и бесперспективна. Простая, всем известная математическая теорема утвержает: сколько нули не складывай, в результате получится нуль. У противников научной хронологии нет потенциала, и их арифметическое большинство – в историческом масштабе – есть ничто. Будущее за научным прогрессом, за свободным от мракобесия развитием личности. Это одно из следствий принципа непрерывной преемственности человеческой культуры, открытого Н.А. Морозовым.

Ссылки:

1. Морозов Н.А. Христос. В 10 томах. М.: Крафт+Леан, 1997-2003.
2. Морозов Н.А. Повести моей жизни. В 3-х томах. М.: изд-во АН СССР, 1947.
3. Постников М.М. Критическое исследование хронологии древнего мира. В 3-х томах. М.: Крафт+Леан, 2000.
4. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. История Новой Хронологии. М.:
http://chronologia.org/history.htm , 2001.