Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Дмитрий Калюжный

Эволюция общественных структур и масонство, как один из её важных этапов

Цехи каменщиков не были самыми старыми или самыми влиятельными среди других цехов: первое упоминание о них в официальных документах относится к концу XIV века, тогда их гильдия была отнесена ко второму разряду, но позже поднялась выше.

Структура общества

Любое человеческое общество разделено на общественные структуры.

Общественные структуры представляют собой формальные и неформальные объединения людей, образующие вместе цельную социальную систему. Как целостные части системы, они обладают устойчивыми связями и интересами, обеспечивающими сохранение основных свойств каждой из них во времени.

Приведём примеры общественных структур, появившихся в ходе эволюции человечества. Это элементы культуры, ремёсла и производство, рынок и финансы. Государство, в той или иной степени синхронизирующее всё перечисленное, имеет свои структуры: чиновничьи, армейские, полицейские. Во многих случаях структуры дополнительно подразделяются на группы (территориальные, отраслевые или другие).

Интересы всех структур не тождественны интересу системы (сообщества в целом или отдельных его частей, стран и народов), но могут совпадать с ним в некоторых деталях.

Из всех структур, существующих в разных странах, выделяются структуры «умственные», к числу которых можно отнести религии, внерелигиозные объединения (гуманисты, масоны, политические партии), науки и системы образования.

Цели и задачи структур

Каждая структура имеет свои задачи, определяемые средой и требованиями текущего момента. Однако в силу единства законов эволюции, как и в живой природе, основная цель любой возникшей общественной структуры – её собственное выживание, для чего она использует все средства. Обычно отношения между разными структурами становятся антагонистичными, поскольку у них у всех один основной ресурс – люди, общество. Например, наука и армия конкурируют за молодых талантливых мужчин; они нужны и тем, и тем. Если удобнее автономное развитие, без столкновения с «коллегами» – структура будет существовать сама по себе, как, например, филателисты. Если для выживания выгодно сотрудничество, будут сотрудничать.

Отметим поразительный факт: в странах, создавших специальные подразделения по борьбе с наркоманией (например, в США), наркобизнес не только не пропал, а даже укрепился. И понятно, почему: структуры наркоторговли и борьбы с ней сотрудничают, ведь если наркоманию удастся победить, структура борьбы с ней погибнет как ненужная, а её единственная цель – выживание!.. А в тех странах, где борьба с наркоторговлей возложена на полицию (например, в Италии) ситуация мягче.

Известно, что популяции животных эволюционируют через размножение особей; жизнь и смерть каждой из них определяются параметрами окружающей среды. Эта же среда привносит, опять же через отдельных особей, генетические изменения, нужные для выживания всей популяции. Эволюция общественных структур идёт аналогична, только «окружающая среда» для них – сообщества людей. Точно также эволюционируют духовные, в том числе религиозные и научные воззрения; для них «среда» – мысли людей.

Человек в среде структур

Деятельность структур проявляется через деятельность людей, но каждый человек, как самостоятельная целостная система, может быть объектом или субъектом множества из них. Так, человек может одновременно быть начальником на работе, рядовым жильцом дома, вкладчиком банка, потребителем информации или объектом манипуляций. Он вовлечён во множество пронизывающих друг друга структур единой системы.

Из этого понятно, что не мысли, знания, работа и мечты отдельного человека определяют эволюцию. Наоборот! Человек смертен, он рождается и воспитывается при определённом наборе структур, он их раб – процессы эволюции структур повелевают его мыслями, решениями и поведением.

Общая эволюция структур

В социальных системах действуют процессы развития как систем в целом, так и их отдельных структур. Новые структуры возникают на базе предыдущих, и в свою очередь служат основой для последующих.

Имеются математические модели, описывающие эти процессы.

Эволюция идёт «пошагово», через два меняющих друг друга этапа. На первом увеличивается разнообразие возможных режимов существования и свойств структур. Это дивергентный этап, когда происходит «ветвление» (например, появляется множество религиозных сект, или идейных течений внутри той или иной нерелигиозной «умственной» структуры). На втором – конвергентном этапе, разнообразие уменьшается, из многих однотипных структур по всему функциональному спектру общества выделяется по одной, но система в целом совершенствуется, приспосабливаясь к новым условиям. Эти два типа самоорганизации чередуются; каждый подготавливает условия для другого.

На дивергентной фазе развития историю определяет взаимодействие структур одного порядка, не имеющих преимуществ друг перед другом, но ведущих конкурентную борьбу, например, за влияние на власть, народ или бизнес. Одновременно может идти борьба и внутри каждой структуры за какой-либо «ресурс»: должности, оклады.

В начале процесса система – смешанная, в ней присутствуют различные варианты равных структур; в конце конвергентного этапа образуется одна «чистая» структура конкретной функциональной направленности. Это результат непредсказуемого процесса выбора, который фиксирует условия для дальнейшего развития, а там приходит время и для отбора, который доводит выбор до конца. Отбор происходит, когда структуры перестают быть равнозначными по своим свойствам. Наивысшие шансы получают те, которые более приспособлены к данным условиям существования.

Ветвление религиозных структур

Развитие «умственных» структур началось в незапамятные времена, о которых нет никаких сведений, однако можно предположить, что начались они с попыток людей понять устройство мира. Язычество знали все этносы, а основной его идеей было единство Природы и человека, причём человек в этой системе был подчинён Природе. От того периода остались некоторые следы проходившей тогда эволюции структур: родовой моно- и политеизм, ведизм, шаманизм, другие варианты язычества с обожествлением разных объектов: дуба, берёзы, камня. С укрупнением племён верования вступали в конкуренцию друг с другом, и на территории их проживания оставалось одно из них.

На следующем – дивергентном этапе, это одно верование «ветвилось», потом опять оставалось что-то одно. Оценить величину преимуществ первичных структур для отбора не всегда просто, но наиболее важные события разыгрываются, когда преимущества равновелики, и основную роль играют антагонистические взаимодействия структур. А эта «игра» идёт между людьми, и её ход не оставляет ничего, кроме слов, а потому, если письменных источников нет, трудно понять, чем руководствовались люди в своих решениях и поступках, поскольку предопределённость победившего варианта (отбор) не прослеживается. Лишь много позже сторонники победившего варианта составляют тексты с «объяснениями», вроде сказки о выборе веры князем Владимиром.

Понятно, что ни из чего другого, кроме разнообразного язычества, не могли появиться известные ныне мировые религии, отличающиеся от язычества прежде всего признанием приоритета духовности: дуализм Природы и человека заменился взаимодействием духа Природы (Бога) и души человека. Другое отличие в том, что создатели современных религий — дети чтения; даже сами слова «библия» и «Коран» значат «чтение». Если раньше смысл мог быть выражен словом (звуком), то теперь и само слово (звук) приобрело выражение в букве (знаке). Письменность позволяла сохранять смысл навечно!

Конвергентный этап сформировал однородную систему. На дивергентном этапе должны возникнуть несколько различных структур на базе единого предшественника, поскольку система сама ищет варианты дальнейшего развития, которые с внешней стороны проявляются в новых структурах – сектах или других оппозиционных группах.

Мусульманство, христианство и иудейство проводят идею веры в единого Бога, и все верующие несут личную ответственность перед Богом. Из того факта, что теперь эти религии разъединены между собою, вовсе не следует, что они появились отдельно друг от друга и в разные времена. Даже наоборот, они обязательно имели общего предшественника, и он хорошо известен под названием арианства, по имени Ария, или Арона (Харун в Коране), который был идеологом при пророке Моисее (Муса в Коране).

Такое же международное распространение имел языческий бог Перун, которого знали кельты и германцы, народы Прибалтики, Индии, Албании, а также и все славяне. В христианстве Перуна заменил святой Илия. Само это слово происходит от слов Элли, Алла (Элиос, Гелиос), первоначально означавших Солнце, понимаемое, как Бог, что позволяет проследить эволюцию верований.

Сегодня язычество понимают как что-то, противостоящее мировым  религиям, в том числе христианству. Но оно приобрело религиозный оттенок лишь при современном его сравнении с христианством! То есть, лишь когда христианство сложилось в понятную систему, его начали сравнивать с предшествующей (ставшей непонятной) системой поклонения «духу» определенной местности. Невнятица усугубилась тем, что «язычество» оказалось нагруженным дополнительным смыслом, когда  к нему отнесли «античные» философские произведения, противоречащие христианской идее.

Параметрическое и силовое управление

Есть два способа переключения системы из режима в режим: силовой и параметрический. Первый заключается в добавлении элементов того режима, в который мы хотим перевести систему, для снижения устойчивость предыдущего режима её существования, – чтобы в ней начался процесс перехода в новое состояние. А потом система уже сама, вроде бы без всякого принуждения сорганизуется во втором состоянии, и сама очистится от элементов предыдущего режима.

Другой способ перехода от режима к режиму – в изменении параметров системы. В этом случае в системе, устойчиво работающей в первом режиме, в некоторый момент времени волевым решением меняют параметры её функционирования или параметры внешней среды. При этом уменьшается объём области существования первого режима, он становится неустойчивым, и вся система начинает эволюционировать ко второму режиму. Один из примеров параметрического переключения – активные образовательные мероприятия, просвещение людей в нужном духе. Причём «образовывать» их можно в любом «направлении»: перевоспитывать эгоистов в убежденных интернационалистов и альтруистов, или наоборот – превращать коллективистов в жадных потребителей. Всё зависит от интереса структуры, инициирующей переключение.

Важно, что при таком способе система не колеблется между двумя стабильными точками; она просто переходит из одного в другое. А для силового переключения необходимо мощное импульсное воздействие: удар, слом «через колено», ведь возможных устойчивых состояний два, и все структуры находятся в области притяжения того или другого. Чтобы выйти из того, которое не устраивает, как раз и нужно приложить усилия. При параметрическом же переключении старое состояние не очень большими трудами делается неустойчивым, и общество само, как целое, переходит в новое состояние.

Эволюция средневековых цехов

Свой эволюционный путь прошло производство. Поначалу ремесленники существовали сами по себе. Затем преимущество получили те, которые «приписались» к купеческим гильдиям. Но в крупных городах эволюция вела к специализации ремесленников; они стали объединяться по ремёслам и создавать собственные гильдии (цехи). Началось противостояние структур, и купеческие гильдии проиграли: цехи приобрели самостоятельность. К XIII веку они были уже во всех городах Северной Европы и Англии, и в течение следующих двух веков достигли пика своего развития.

Складывалась новая жизнь: ремёсла отделялись от земледелия, города от деревни.

Со временем появились внутрицеховые противоречия между мастерами и «вечными подмастерьями», по сути наёмными рабочими. Подмастерья начали создавать свои независимые объединения. Оказалось, им проще работать напрямую на заказчика.

Внешние (экономические) условия изменились – к началу XVI века система цехов сделалась ненужной; цехи утрачивали экономическое значение, как не соответствующие новому капиталистическому производству, ориентированному на широкий рынок.

На какое-то время в преимущественном положении были цехи, которые из ввезенного сырья производили продукцию на экспорт; они брали под контроль местных мелких производителей, по сути, вели капиталистическую политику – но даже их притязания на исключительность вошли в противоречие с новыми условиями, и они тоже вчистую проиграли капиталистическим предприятиям. Во Франции цехи были распущены в 1791 году, в ходе Великой французской революции. В Пруссии и других германских государствах постепенно исчезали на протяжении первой половины XIX века; чуть позже остатки цехов были ликвидированы в Англии.

Появление масонов

Цехи каменщиков не были самыми старыми или самыми влиятельными среди других цехов: первое упоминание о них в официальных документах относится к концу XIV века, тогда их гильдия была отнесена ко второму разряду, но позже поднялась выше.

Отличие именно этого союза от прочих было в том, что в нём сразу возникло разделение между рабочими и умственными функциями. Если врачи знали, как лечить, и сами лечили; если красильщики знали, как красить ткани, и сами красили; если обувщики знали, как тачать обувь, и сами же тачали – то в союзе каменщиков стены и мосты ставили рабочие, а рассчитывали и чертили – другие люди: архитекторы, математики.

Иначе говоря, каменщики были изначально разделёны не только по иерархии, как другие цехи (старший мастер – мастер – подмастерье), а ещё и по функциям, условно говоря – ремесло и расчёты, составляя при этом единое целое. Умственная часть, братство, выделилась позже второй половины XV века, а до этого разделение было чисто формальным. Так, Лондонский цех масонов назывался «Святой Цех и Братство масонов».

Другое отличие от прочих заключалось в том, что братство принимало в свои ряды людей, вообще далёких от строительства, видимо, из тех соображений, что любой мыслитель может быть полезным для дела. От них требовали подчинения внутренним правилам цеха каменщиков и уважения к их обычаям и моральным постулатам.

Древнейший документально подтвержденный случай участия в масонских трудах не строителя относится к Эдинбургской ложе Шотландии: 3 июня 1600 года на собрании присутствовал сэр Джон Босуэлл, лорд Очинлекский.

Третье отличие – свобода передвижения: в те времена все податные слои общества были обязаны соблюдать жёсткие законы об оседлости, а строителям приходилось ездить из города в город для участия в возведении замков, дворцов, соборов и мостов. Каменщики оказались единственными податными жителями Англии, которым было позволено свободно передвигаться по стране.

Поэтому их стали называть free mason, «вольный каменщик».

К тому моменту, когда начался закат цеховой системы (не обошедший и цех каменщиков), уже произошло разделение: цех отдельно, братство отдельно. Можно было состоять в братстве, не состоя в цехе, и наоборот. Причём, после отделения братства каменщиков в особую от цеха организацию, она удержала за собой название франкмасонов, предоставив цеховой организации называться просто масонами.

Выделение искусства и наук

Средневековое ремесло дало начало искусствам. Первоначально искусства делили на «свободные»: грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка (последняя была учением о гармонии, не более), и «механические», от кузнечного, плотницкого и строительного дела до врачевания и актёрского лицедейства. Разделение между ними проходило по линии умения мыслить и умения делать. Отметим, что дальнейшее развитие искусства шло в соответствии с общими законами эволюции.

Однако развивались и технологии. В итоге во многих цехах стали выделяться люди, причастные к знаниям. Архитекторы из братства каменщиков объявили себя геометрами, занимающимися «свободным искусством»; алхимики и деятели других цехов переходили к масонам и давали начало «механическим» наукам, физике и химии; тут же оказались утописты с их планами преобразования человечества на основах разума.

В 1645 году «отец научной химии», масон Роберт Бойль основал кружок Лондонских и Оксфордских профессоров, который в 1662-м преобразовался в Королевское Общество Естественных Наук. Переход от масонства к науке шёл параметрическим путём.

Возрождение масонства и политика

Первичные масоны мнили, что, обладая знаниями, могут управлять процессами. А на деле законы эволюции привели к самому возникновению их «умственной» структуры, и они же разделили её на науку и искусство и далее на научные дисциплины и виды искусств. В ходе этого деления масонские братства практически повсеместно исчезли.

Возрождение масонства произошло в 1720-е годы, когда на мелкие масонские группы Лондона обратили члены Королевского (научного) Общества. Они заинтересовались ими с археологической и социальной точек зрения. Одним из неофитов был доктор Стэкли, соблазнённый, по его словам, надеждой открыть в масонстве пережитки античных мистерий. И он обнаружил, что его приём в Лондонскую ложу был первым за несколько лет! Для выполнения обрядов даже не сразу нашлось нужное количество посвящённых.

Интерес учёных к этому рудименту прошлого привлёк к франк-масонам внимание творческой интеллигенции, людей реформаторского склада ума. Они нашли здесь клуб, в котором могли обсуждать свои утопические идеи о возможности построения справедливого общества на основах достижений науки и разума. Делать это вне клуба, в условиях наступившей вслед за Реформацией реакции, было затруднительно.

В старину, чтобы члены иногородних братств могли узнать «своего», была выработана изощрённая система тайных знаков и обрядов. Теперь, когда новые масоны пожелали вмешаться в политику, эта секретная система оказалась как нельзя кстати.

К этому времени в основном утряслись былые противоречия между церковью и государством. Церковь освящала власть монархий; светская власть давала привилегии церкви. Возникшая новая социальная структура масонов, состоявшая к тому же сплошь из людей антирелигиозных, выступила антагонистом и церкви, и государства. В 1738 году папа издал буллу, осуждавшую масонов как вредную для апостольской церкви секту.

Между тем, быстро росли ложи не только в Англии, но и в других странах. Во французских ложах выдающиеся философы и просветители вели идейную подготовку революции. Это были Вольтер, Франклин, Кондорсэ, Дантон, Бриссо, Камиль, Демулен, Гудон, братья Монголфьеры Дидро, д’Аламбер, Монтескье и Ж.Ж. Руссо. Без сомнений, без участия масонства французская революция не произошла бы.

А она произошла, и дала пример силового перехода системы в новое состояние. Масоны выдвинули Наполеона, как проводника их идей, и они же его свергли и сослали, когда он повёл другую игру.

Действие масонов Германии показывает подготовку параметрического варианта перехода, основанного на воспитании и просвещении. Здесь Орден Иллюминатов выдвинул такую программу: «Все члены общества, заветную цель которого составляет всемирная революция, должны незаметно и без видимой настойчивости распространять своё влияние на людей всех классов, всех национальностей и всех религий; должны воспитывать ум в одном известном направлении, но делать это надлежит в глубокой тишине и со всей возможной энергией».

В Англии произошёл раскол на «старых» масонов, и «новых» масонов, но это был внутренний разлад, и со временем состав обоих английских масонств становился все более и более однородным – в обоих решительно преобладал великосветский элемент. Старые споры забывались, ритуальные различия сглаживались. В конце XVIII века очень многие масоны были одновременно членами и «новых», и «старых» лож. Объединение организаций стало вопросом времени.

В ходе следующего дивергентного этапа эволюции из среды масонов сформировались практически все политические партии, представленные в дальнейшей истории Европы.

Российское масонство

В России масонство развилось к началу 1780-х годов. И сразу возникла большая разница в том, что делали (и как понимали свои задачи) столичное и московское масонство. В санкт-петербургских ложах все были увлечены мистикой, спиритизмом, оккультными и алхимическими опытами. А в Москве Николай Новиков, взяв в аренду типографию Московского университета, издавал учебники, работы русских и зарубежных теологов, философские труды, в том числе теоретические сочинения просветителей – Дидро, Руссо, Лессинга и других. За свою жизнь он издал больше книг (не по тиражу, а по названиям!), чем было издано до него за всю историю государства Российского.

Новиков организовал книжную торговлю в 16 городах России; в Москве открыл библиотеку-читальню. На средства читателей создал две школы для детей разночинцев, бесплатную аптеку в Москве, оказал помощь крестьянам, пострадавшим от голода в 1787.

В соответствии с законами эволюции (их разработкой занимается наука хронотроника), стабилизация неравновесного состояния какой-то одной (любой) структуры возможна только за счёт роста энтропии (неупорядоченности) в окружающем пространстве, то есть в иных структурах. Чтобы просвещённое масонами общество достигло стабильности, то есть, чтобы произошли желаемые ими изменения, императорская стабильность должна была разрушиться.

Между тем, обычно сильные структуры обеспечивают своё выживание, свою стабильность за счёт слабых. Естественно, Екатерина II и её окружение отнеслись к деятельности Новикова с подозрением. Не вызывали радости императрицы и связи российских масонов с масонами Германии, Швеции, Англии, а революция во Франции прямо и зримо показала ей, к чему может привести деятельность «вольных каменщиков».

Новиков был арестован и без суда заключён на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость. При Павле I был освобождён, но без разрешения продолжать прежнюю деятельность.

Масоны при Советской власти

После революции 1905 года русские масоны поддержали кадетскую партию (конституционных демократов), то есть впрямую занялись политикой на определённой стороне. Кадеты от этого сильно выиграли, поскольку масоны значительно обогатили их идеологию. Зато масоны приобрели вид заговорщиков, пытающихся чужими руками достичь непонятных народу целей. Затем в первом составе Временного правительства оказалось десять масонов, а поскольку это правительство не отвечало требованиям масс прекратить войну и отдать землю крестьянам, упал авторитет правительства.

В октябре 1917 года власть взяли Советы народных депутатов. Масоны в подавляющем большинстве покинули Россию, но само масонство угасло не сразу. Продолжали действовать мартинисты; их вождю Б.Г. Астромову даже удалось создать в 1922 году «Генеральную Ложу Астрея». В 1925 году он в обмен на терпимость властей предложил свои услуги ГПУ, что не спасло ни его самого, ни его организацию. Тайные кружки вроде масонских (даже заявляющие о своей лояльности), а также церковь с её возможностями вести широкую пропаганду среди населения помимо официальных установок, не были нужны власти, основанной на антикапиталистической идеологии.

Однако некоторые наработки масонов пригодились: применялись отработанные ими правила общественной и просветительской работы; внедрялись элементы их обрядовости (приём в пионеры и октябрята, значки, салюты и пр.), – но эту «форму» наполнили новым содержанием…