Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Игорь Давиденко

 

Про историю мировой цивилизации и два слова о моём соавторе, Ярославе…

 

С Ярославом Кеслером мы написали книгу "Цивилизация" и вот эти три книги: "Ресурсы цивилизации", "Мифы цивилизации" и "Строители цивилизации". Это интересные книжки. Они получились. Причём получились настолько… прорывно даже… Но судьба у "Ресурсов" вообще такая… странная судьба. Её даже премьер-министр цитировал несколько раз на заседаниях правительства, а это о чём-то говорит. Дошла молитва до Бога…

Но продолжения не будет. Потому что издатели, как говорил Пушкин, "издатели-пизатели" нас с Кеслером кинули, и я сказал: "Всё!". Книга стоит везде, даже в нашем околотке под "Перекрёстком", но по цене 270 рублей за штуку. Спрашивается, какой дурак её будет покупать за такие деньги? Её себестоимость – 40 рублей. Оптовая цена – 92 рубля 40 копеек. 5000 экземпляров – ну, что это? Когда у нас одних библиотек 35 тысяч в стране. ВУЗов за 3 тысячи. О школах уже не говорю. Это же учебник для учителя! Чтобы он хоть понимал, что такое мир, по-настоящему.

До ноября мы молчим. В ноябре закончится срок договора. И тогда – вон, лежит готовая книга "Транспорт цивилизации". Развитие транспорта цивилизации – это и есть ключевой момент.

В "Мифах" мы разобрали проблему Палестины. Евреи – интересный народ. Правильно сказал один поэт: "Хорошо жилось бы в Израиле, когда б не жара и евреи". Они народ весёлый. Если собираются два еврея, то у них три точки зрения на любой предмет…

И вот они совершенно неожиданно двадцать лет назад выпустили книгу: "Древний Иерусалим в картинах и гравюрах". В этой книге лучшие художники XIX века рисовали Иерусалим. Что же они нарисовали? Как Вам нравится "Вид Иерусалима с Масличной горы"? Вы что, видели где-нибудь в Иерусалиме вот эту градирню, эти высотные дома? Ну-ка? Куда всё подевалось-то? Вот это мечеть Омара. Майерс никогда не видел мечети Омара. Нарисовал то, что ему рассказали.

А вот странноприимный дом. Богадельня. Как Вы думаете, кто её построил? Не поверите. Построена на деньги Николая I строителем Исаакиевского собора!

Обратите внимание, как нарисована Стена Плача! Она же здесь разваливается просто, в XIX веке! А когда было принято решение о переселении евреев в Палестину, её отремонтировали. Но, поскольку штукатурка на бетоне не держится, всё снова обломилось, и сегодня мы видим то, что видим.

А самое интересное: имеется дневник одной тётеньки, которая совершала паломничество в Иерусалим. В начале прошлого века, ХХ. Основные паломники были из России. Поездом до Одессы, там на пароход, и – в Яффу. Так вот, они, оказывается, служили молебен в недостроенном ещё Храме Гроба Господня! Ничего, да?

Сохранена грамматика той бабушки. "Храм Соломона теперя мечеть…" Откуда бабке Марфе знать, что Храм Соломона и мечеть Омара – одно и то же? Но она честно пишет: "Куда привели Иоаким и Иоанн трёх лет Божью матерь, и Захария вывел в святая святых, и тута камень, где Авраам хотел принять в жертву сына…" Это путеводитель. Но на уровне начала ХХ века. Когда ещё еврейская нога не вступала в Иерусалим! Православные командовали в Иерусалиме! А в это время еврейский синклит только принимал решение, где строить Святую Землю. В Уругвае? В Габоне? В Аргентине? И, наконец, в Палестине, ребята. Англичане это придумали, насчёт евреев в Палестине.

Что следует из дневника бабушки Марфы? Первое. К 1910 году православное паломничество в Святую Землю было организовано. Но местные экскурсоводы путались в объяснениях. "Храм Соломона теперя мечеть" – именно так поняла бабушка. Но мечеть Омара – не Айя-София в Стамбуле. Не преобразован храм в мечеть. Второе. Храм Гроба Господня строился. "…Повёл нас на русскую постройку прямо в церковь. Собор огромный, красивый. Всех собрали, начали служить благодарственный молебен". Третье. Экономика паломничества была прибыльной. Места в Храме Гроба Господня в Великую Субботу продавали арапы и копты. По один ру, и два ру, и три ру, и пять ру. А от Одессы до Яффы пароходом – 9 ру. Ничего себе заработки были? За 9 рублей можно было приплыть на пароходе, а тут – 5 рублей за место. Четвёртое. Вместе с бабушкой было 600 православных паломников. И посещали они христианские ветхозаветные святыни. О массовом переселении евреев в Палестину только говорили. Вот что следует из дневника бабушки Марфы.

Откуда я об этом узнал? В районе ВДНХ есть странный Центр, который выпускает и бесплатно распространяет разную литературу. И мой товарищ как-то принёс мне полрюкзака книг. Я нашёл там такие россыпи знаний! Например, расшифрованные записи ЧК. Ни хрена себе! День за днём – что было в 19-м году. Там такие вещи – с подписями, с факсимиле…

То есть существует где-то организация, которая очень активно расшатывает всё. И, наверное, она не одна. Вот это демократы…

Мы с Кеслером, как соберёмся, начинаем обсуждать, делиться всяким…

Вот наша книга "Строители цивилизации". Вот сфинксы. Самые лучшие сфинксы в мире находятся в Ленинграде. В Египте их вон сколько, но все развалившиеся. Там что, морозы зимой, что ли? Там же идеальные условия для хранения. А ни одного такого красавца нет. Вот Александрийский сфинкс. На нём был Носовский. Звонит мне по телефону: "Ой, какой он поганый, он весь шершавый…" Я говорю: "Так это мне не надо туда ездить, я вижу, как штукатурка с него отвалилась…" А ведь наши-то сфинксы – не шершавые. Так что, собственно говоря, купил Киселёв в 1830 году? Когда вот такого-то сфинкса он мог купить, пожалуйста, до сих пор там стоит около Помпеевой колонны…

А вот Стоунхендж, обратите внимание. Видите? Бетон, а вокруг него – 15-сантиметровая штукатурка. Голубые камни. А почему они голубые? Да купорос туда намешан! Поэтому, когда дождь идёт, они голубые. Вон сколько вывалов я нашёл на этих штуках. Их много, этих вывалов! Ну, меня теперь уже туда не пустят. Оградили верёвками, и никого не пускают.

Я ведь куда не пойду – везде что-то найду. Вот открытка. Первые Олимпийские игры. Похож Акрополь? А это что такое? Мечеть! Выше Акрополя! От неё остался фундамент.

Был как-то в гостях у главного археолога Москвы. У него на Ильинке раскопки были. Он раскопал вот такую бутылочку. Я подошёл и говорю: "XVI век". Он: "А вы откуда знаете?" – "Так это же помпейская бутылочка".

Это всё очень интересно. Но мне кажется, точка уже поставлена, и возвращаться к этому нет никакой необходимости…

Все эти несоответствия я начал видеть, когда прочитал Фоменко. Это 95-й год. Мне паренёк всучил зелёную книжку Фоменко – так, между прочим. Раньше меня это не интересовало. Как и многих других. И когда я прочитал эту книжку, то просто поехал в МГУ, нашёл его, изумился. Он идёт ко мне, я говорю: "Слушай, какой ты молодой и какой ты красивый!" По-простому так. Он Носовского призвал. Разговариваем. Прошло уже часа полтора. Я говорю: "Слушайте, что вы мне рта закрыть не даёте?" – "Вы такие вещи говорите… Мы этим занимаемся…" А у меня просто открылись глаза. И пошло-поехало.

Вот, посмотрите на эту таблицу. Это же взрывчатка! Это удивительно! Это перечень революций в транспорте. Для того, чтобы от изобретения колеса прийти к изобретению паровой машины, нужно было, чтобы все эти люди пожили: Ньютон, Коперник и так далее. Человечество все эти годы находилось в транспортном застое. Пока не стали ломаться оси телег в Англии. Когда начали возить генеральные грузы, то есть уголь, и тогда все эти арбы стали ломаться, что сделали? Лопату тиражировать стали. Лопаты стали издаваться миллионными тиражами. До этого нет – они были единичными. Потому что Англия стала копать каналы. Телеги стали ломаться, и Англия стала копать каналы. От шахты до завода. Впервые появился труд землекопа! До этого не было такой профессии. Произошла "канальная революция". Отголоски её пришли и к нам. Если англичане копают каналы, почему и нам не копать? Мы сделали обводной канал в Москве, обводной канал в Санкт-Петербурге.

Но вот этот период сна человеческого – он потрясает. Шло колоссальное накопление опыта. Наука ещё не преобразовалась в технику. Вот в это время и построен Стоунхендж…

С Кеслером мы познакомились на семинаре у Фоменко. Я рассказывал о том, что я постиг за последнее время. О том, что половина построек в Колизее не имеет никакого отношения к древним практикам. Что даже по фотографиям Колизея легко различить, где кирпичная кладка, где бетонная. Я просто использовал методы аэрофотосъёмки. Это очень просто.

И вдруг человек, сидящий на полу – Кеслер – вскочил и начал кричать: "Теперь я понял, что я видел в Колизее!". Он видел формы для заливки. Так мы познакомились.

А проблема, которую мы подняли книгой "Цивилизация" – закрыта. Её больше нет.

Мы начали со сходимости языков. А потом пришли к тому, что если в дальних краях у нас хреново всё обстоит с фактами, то в ближних краях у нас такая же неразбериха и в голове.

И вот ещё что не забудьте, когда будете придумывать про Кеслера. Однажды он читал лекцию, посвящённую музыкальным инструментам, и я был потрясён, когда он совершенно спокойно подходил к пианино и проигрывал музыкальные темы. Совершенно спокойно. Можете себе представить? То есть он мог говорить и проигрывать темы одновременно, доказывая свои тезисы при помощи звуков! Это высочайшая культура поведения лектора. На это мало кто способен. Ну, разве что Кондолиза Райс. Она вчера играла на фортепьяно. Она, оказывается, профессиональная пианистка. Она даже какое-то прощение в моих глазах получила. Я думал: "Вот сука…" Оказывается, нет. Оказывается, пианистка.

Кеслер – более тонко настроенная натура, чем остальные. Это важный момент. Ну, и отсюда все вытекающие последствия. Некоторая разбросанность, недисциплинированность, богемность… Я это считаю недостатком, но я – из другой оперы. Я позволяю себе фантазировать, как бог на душу положит, но когда это уже легло на бумагу, это всё кончается. Дальше идёт компоновка, идёт работа, складывание здания. И тут никакой фантазии быть не может. Только план. Это архитектура. Ведь для написания книги должна быть чёткая организация архитектора и художника. Художник пусть выдумывает виньеточки, а архитектор решает задачу, как это сделать. Как это выполнить. Кеслер – художник.

Пока человечество не прозреет, пока не отринет от себя всю эту придуманную историю, ничего хорошего не будет. Катарсис должен произойти. Да, это болезненно. Но никуда не деться. Для этого нам с Ярославом надо бы написать книгу "Катастрофы цивилизации" и показать, что вся человеческая история насчитывает менее семи столетий. Если мы не придём к этому заключению – хана.

Мы должны понять, что семьсот лет назад произошло Нечто, что сделало человечество человечеством, а не совокупностью племён и народов. Была такая общая беда, которая заставила нас…

 

 

 

записал Олег Горяйнов.