Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Хроники хронотроники – 3

 

Задумались как-то С.И. Валянский с Д.В. Калюжным, почему все шишки достаются академику А.Т. Фоменко, а им ни одной? Они и в трамвай садились, и в метро по кольцевой катались часа три, и кофе пили, и курить бросали, и шнурки завязывали... В общем, делали всё то же самое, что и Фоменко. Нет, не нападают на них антифоменочники, хоть тресни! Наконец, поняли они, в чём дело: в их низких научных званиях. И решили свой статус повысить. Подали заявления в РАН, – хотим, дескать, стать академиками. Заявления у них приняли, и дали задание: развенчать хронотронику, как антинауку. Так родились нижеследующие хроники.

 

***

 

Однажды общеизвестный эрудит Жабинский затеял написать исторический роман "Трое в Трое, не считая Гомера". Написал. Д.В. Калюжный прочёл, предложил изложить в гекзаметрах. Эрудит, поднатужившись, изложил. С.И. Валянский прочёл, предложил перевести на древнегреческий. Эрудит взвыл, но перевёл. Верстальщик О. Горяйнов читать не стал, ибо неграмотный с пятнадцати лет, и предложил Жабинскому самому роман сверстать. Тут-то эрудит и сломался.

***

На восьмом году сидения в городе Истре Д.В. Калюжный догадался, что название "Истра" произошло от словосочетания "из Тра". Значит, город был основан пришельцами из страны Тр, то есть Татр, которые раньше назывались Тартар и откуда, как известно любому школьнику, произошли тартары, они же татарове, они же татары.

***

С.И. Валянский, будучи совершенно лишён музыкального слуха, музыку не знал, не любил и не понимал вовсе. А Д.В. Калюжный музыку понимал, но частично: из всего набора звуков, доносящихся с разных сторон, ему иногда удавалось угадать группу "Queen", которую он почему-то не жаловал. Как услышит, сразу в лице меняется. И только общеизвестный эрудит Жабинский и верстальщик О. Горяйнов были изрядные меломаны: лишь завидят где учёного секретаря г-жу Ермилову, сразу начинают выть дуэт. И воют, и воют…

***

С.И. Валянский ко всякой ерунде придумывал примеры из жизни. Однажды додумался, что сможет более зримо показать соратникам, чем отличаются варианты истории от реального прошлого, на примере отличий между разными "отражениями" слона и реальным слоном. Казалось бы, для этого было бы достаточным сфотографировать слона с хвоста и анфас. Но С.И. Валянский лёгких путей никогда не искал; он затеял слона препарировать. Бывало, запрётся в своём Тёплом Стане и давай препарировать какого-нибудь слоняру. То вдоль его, то поперёк. А то намажет ему нос и лапы чёрной краской и заставляет бегать по хронологической карте академика Фо. Д.В. Калюжный, застав соратника за таким грязным делом, в сердцах обзывал его "препарацци", а тот в отместку, имея в виду тюремные делишки Д.В. Калюжного, говорил ему, что он – Менетекел Упарашин. Д.В. Калюжный показывал золотую фиксу и шипел.

***

По версии, которую выдвинул на суд общественности новый парадигматик и строитель цивилизаций Дистанций Кратиков, история всего человечества началась в ХХ веке: он сумел в одно столетие уместить и Древний Рим, и Грецию, и Средневековье, – а Возрождение вообще оказалось калькой слова "Перестройка". Уж очень хотелось Кратикову прослыть древним греком, что при такой хронологии было бы ему не трудно, ведь его фамилия происходила от древнегреческого "Маленький Властитель". И только пирамиды Египта никак не лезли в ХХ век: застряли посреди XIX-го, и ни туда, ни сюда.

***

Верстальщик О. Горяйнов очень любил пожрать. А ещё он любил делать добро. Как увидит где излишки еды, сразу сожрёт всё подчистую, чтобы не успело испортиться. Однажды он побывал в гостях у С.И. Валянского, после чего учёный написал свою знаменитую работу "Как нам выжить в условиях ограниченных ресурсов".

***

Под лозунгом "Вернём Истру татарам!" Д.В. Калюжный выставил свою кандидатуру на выборах главы истринской администрации. Потом прятался у С.И. Валянского и просил в Борках политического убежища.

***

Однажды в 1968 году верстальщик О. Горяйнов в паре с проф. И.В. Давиденко работал в Нарьянмарсейсморазведке, а тушёнка закончилась раньше времени, потому что лодка на колвинских порогах перевернулась вместе с экспедитором, а все вертолеты улетели оказывать братскую помощь братской Чехословакии, а вездеходы — тянуть газопровод "Дружба" в дружескую Европу. Сейсморазведчики просидели две недели на сухарях со спиртом, а потом взяли карабины и пошли в тундру, но вместо лося нашли каменного идола с глазами из бурятского халцедона. Верстальщик предложил выковырять у идола глазки и смыться, но проф. И.В. Давиденко, молодой и горячий, сказал, что сначала быстренько покажет обряд камлания древних югоров, которому его обучил в 1908 году прапрадед – известный на весь Таймыр шаман Тыщенко. Соорудил из рюкзака и карликовой берёзы бубен, и трое суток скакал козлом вокруг каменного дурака, а на четвёртый день из земли ударил могучий нефтяной фонтан, и унёс на фиг идола. Так и не выковыряли глазки.

***

Однажды верстальщик О. Горяйнов пришёл на книжную выставку-ярмарку и так быстро объел все буфеты, что публике только и осталось, что книжки рассматривать. Все были очень недовольны.

***

Апофеозом борьбы между старыми и новыми хронологами стало явление действительного члена академика Крюкова. На первом же диспуте академик потряс воображение присутствующих сообщением, что первые евреи вышли из озера Баскунчак, о чём непреодолимо свидетельствует хохлацкое название озера, которое в связи с вышеизложенным нужно немедленно переименовать в Басканчук. После того, как хронотроники во главе с С.И. Валянским вынесли из зала упавшую от такого открытия в обморок учёного секретаря г-жу Ермилову, столь гордившуюся ранее своим хохлацким происхождением, академик добавил, что российская императрица Екатерина II на самом деле никто иной, как китайский полководец Ляп Жуйхе по прозвищу "Твёрдая палка", победитель жужанских племён, вооружённых пугачами, за что их по аналогии с королевскими мушкетёрами называли яицкими пугачёвцами. Проводив взглядом зарыдавших и выбежавших вон традиционалистов, академик сообщил тем, кто остался, что лейбористскую партию Великобритании основал, будучи в Лондоне проездом, Лейба Давидович Троцкий-Бронштейн, муж Надежды Крупской, которую, как ныне всем известно, Сталин назначил четвёртой женой Владимира Ульянова-Ленина, предводителя ноябристов, переименованных в октябристов в связи с принятием Юлием Цезарем, отцом Ромула, Рэма и Джозефа Геббельса, григорианского календаря.

***

Приходит однажды новый парадигматик и строитель цивилизаций Дистанций Кратиков к общеизвестному эрудиту Жабинскому. И говорит: мол, синусоида ваша неправильная, – скорректируйте, чтобы она острым зубом ко мне в ХХ век попала. Будучи эрудитом, Жабинский знал много разных слов, которых нет ни в каких словарях, но Дистанций всё понял по одному только страшному его взгляду, и сбежал к С.И. Валянскому и Д.В. Калюжному. А этим мудрецам всё равно, чью теорию развенчивать, лишь бы развенчивать. Начали они синусоиду растягивать и плющить, – да только не вышло ничего, крепко склёпана синусоида. Ну, а поскольку они уже настроились чего-нибудь развенчать, то при помощи той же синусоиды низвели в нуль антинаучную теорию самого Дистанция Кратикова.

***

Квартире Д.В. Калюжного в Тёплом Стане с самого начала не везло. Стоило хозяину отлучиться буквально на год-другой к скиту патриарха Никона в Истру, или, там, в библиотеку, как в ней тут же кто-то поселялся, и вытурить гостя потом не было ну никакой возможности. То вышедшие на волю зэки заседают, то чьё-то "правление", то двухметровый мальчик Вовочка по прозвищу "ЧП" с какими-то оглоедами в домино играет, то собственные детишки, с запросами и книжками, то верстальщик О. Горяйнов профсоюзное собрание устроит, недельки так на три… А полковник Л. и вовсе приспособил кухню для допроса подозреваемых в шпионаже в пользу печенегов. Вообразите сцену: Д.В. Калюжный сидит себе, сочиняет что-то полезное для всего человечества, а из-за стены — то стоны, то клятвы, то грохот костей, то профсоюзники с верстальщиком водку трескают…

***

При появлении учёного секретаря г-жи Ермиловой любая электронная техника немедленно начинает работать, хотя перед этим барахлила, невзирая на присутствие генералов космических войск. Но проблема в том, что рядом с г-жой Ермиловой всякий генерал космических войск немедленно теряет работоспособность, хотя до её прихода функционировал исправно. Поэтому для космических войск никакой от г-жи Ермиловой пользы нет: без неё – техника не работает, при ней – генерал стоит столбом!

***

Однажды энциклопедиста Яр. Кеслера позвали на запись телепередачи. Он, конечно, прибежал, и битый час убеждал телекамеру, что история человечества излишне длинная, и надо бы её подсократить. В эфир прошло пять минут. — Я не это имел в виду под сокращением! – ругался энциклопедист.

***

Несмотря на всю учёность С.И. Валянского, Д.В. Калюжный всё равно знал больше разных учёных слов. Например, "приквел сиквела". Бывалоча, он разъяснял очумевшему от умственных занятий соавтору: — Вот наша книга "Понять Россию умом". Это основа основ. А вот – "Третий путь цивилизации". Это, так сказать, её сиквел. А вот, пожалте, книжка про Запад, который пыжился, пыжился, "А Россия сама по себе". Так это будет приквел сиквела. А двухтомные "Русские горки" или, там, "Армагеддон завтра", наоборот, сиквел приквела... Сколько С.И. Валянский ни пыжился, доказывая, что таких слов в русском языке нет, Д.В. Калюжный оставался сам по себе. То есть, себе на уме.

***

На один из симпозиумов академик Е.И. Крюков принёс бутылку водки с наклейкой "Цианистый калий" и банку чёрной икры с этикеткой "Гуано", и стал предлагать слушателям откушать. Никто, ясное дело, не согласился. "Да, излишне верят у нас ярлыкам, в том числе историческим", – посмеивался академик в свои нижневолжские усы, уминая вечером икру под водочку в компании Яр. Кеслера, Д.В. Калюжного и учёного секретаря г-жи Ермиловой.

***

Однажды академик Е.И. Крюков решил наградить всех видных критиканов истории медалями. Но медалей с изображением отца-основателя, академика Фо, у него не было, а были только с Пушкиным, Львом Толстым и Майей Плисецкой. Медаль Толстого он, естественно, прицепил на могучую грудь верстальщика О. Горяйнова, медалью Плисецкой наградил учёного секретаря г-жу Ермилову; остальные получили медаль Пушкина. Известный новопарадигматик и проектировщик цивилизаций Дистанций Кратиков (которому медали вообще не досталось) страшно возмущался: а при чём же тут Пушкин? Пришлось выдумывать, будто в армии Ордусси была знаменитая осадная пушка Фома, от которой якобы и произошёл род Пушкиных.

***

Однажды болгарский математик Йордан Табов пригласил Д.В. Калюжного в ресторан. А тот, чтобы сэкономить на обеде, привёл с собой всех своих детей, учёного секретаря г-жу Ермилову, общеизвестного эрудита Жабинского и двухметрового мальчика Вовочку по прозвищу "ЧП". Как ни скрипел Йордан, пришлось ему заказывать столик на всю ораву прихлебателей. Но тут припёрся незваный верстальщик О. Горяйнов, и все остались голодными!

***

С тех пор как энциклопедист и полиглот Яр. Кеслер познакомился с m-m Традиционной Историей, их отношения были очень сложные, потому что Традиционная История — баба непредсказуемая, такое иногда несёт, что ни в какие ворота не пролазит. Однажды Яр. Кеслера пригласили выступить на телевидении. А Традиционная История следом увязалась: "Возьми меня с собой, я тебе пригожусь!" Энциклопедист в студии три часа талдычил, что надо бы Традиционную Историю окоротить и вообще призвать к порядку. А она за его спиной глаза пучила, пузыри пускала, и рожки ему приделывала. Ну, нет на неё никакого окорота!

***

Когда количество граждан РФ, повесившихся от тоски и отчаяния после прочтения книги С.И. Валянского и Д.В. Калюжного "А Россия сама по себе", перевалило за 30 тысяч, С.И. Валянского пригласили во вновь созданное Министерство вымирания на должность зав. отделом Великого Отказа. Жалование начислили в размере Великого Отката.

***

Энциклопедист Яр. Кеслер в любую свою книгу всобачивал фразу, что "Екатерина II лично набросала план истории России". Это, де, ясно видно из её эссе "Чесменский дворец", в котором перечисляется, сколько должно быть в истории Ярославов, сколько Владимиров, и кто кому кем приходится. Так хитрый энциклопедист готовит читателя, что императрица соображала, где в истории разместить его самого, самого видного Ярослава истории, а также и его дружбана, проф. И.В. Давиденко, тёзку князя Игоря. А вот ни Сергеев, ни Дмитриев в "Чесменском дворце"-то и нету! Облом Валянскому и Калюжному.

***

На презентации по случаю выхода очередной книги, написанной в соавторстве с энциклопедистом Яр. Кеслером, Д.В. Калюжный признался, что работать было довольно легко, потому что всякая разумная мысль однажды уже приходила в голову энциклопедиста, и всё, что нужно было – загнать её туда снова.

***

Верстальщик О. Горяйнов очень любил работать. А ещё он любил делать добро. Стоило С. И. Валянскому и Д. В. Калюжному принять его на работу, как он немедленно завёл себе верстальщицу, чтобы поделиться с ней этой радостью. Не прошло и года, как колхоз "Красные вёрсты" отрапортовал в область о приращении объёмов сокращения истории.

***

Профессор Олег Богословский, как и любой другой порядочный археолог, предпочитал традиционную хронологию. Для её подтверждения ему было достаточным пожевать осколки древних амфор: по вкусу глины с примесями он мог точно определить эпоху "выпечки". Напротив, общеизвестный эрудит Жабинский сухую пищу не любил и обосновывал свою синусоидальную хронологию, пережёвывая кусочки картин, писаных маслом. Но самым большим оригиналом оказался С.И. Валянский: для того, чтобы засесть за сочинение собственной хронологии, ему хватало копчёной курицы.

***

На публичные дискуссии с традиционными историками С.И. Валянский и Д.В. Калюжный, если историков ожидалось больше одного, всегда брали с собой верстальщика О. Горяйнова. Они выводили габаритного верстальщика на сцену и заставляли гнуть руку, показывая бицепс, после чего Д.В. Калюжный начинал: "Как известно, ещё ни один официальный историк не посмел опровергнуть наших с С.И. Валянским исторических работ…" А в конце сеанса С.И. Валянский использовал верстальщика О. Горяйнова для демонстрации опыта по препарированию слона.

***

За рюмкой чаю и куриной ногой Д.В. Калюжный частенько спрашивал верстальщика О. Горяйнова, почему тот не напишет, например, "Другую историю христианства". Верстальщик отвечал, что крайне заинтересован, для пользы отечества, в развитии всяческого религиоведения, но не имеет достаточного времени, чтобы прочитать хотя бы одно Евангелие.

***

Прослышав о том, что Президент РФ распорядился о выделении денежных грантов учёным, работающим на оборону, хронотроники, не будь дураки, тоже стали обороняться, надеясь, что и им малость перепадёт. Д.В. Калюжный оборонялся от Дистанция Кратикова, учёный секретарь г-жа Ермилова – от Д.В. Калюжного, общеизвестный эрудит Жабинский – от энциклопедиста Яр. Кеслера, забивавшего его своими познаниями, Яр. Кеслер – от С.И. Валянского, который пытался заткнуть ему рот куриной ногой, а куриная нога едва увёртывалась от верстальщика О. Горяйнова. И только проф. И.В. Давиденко выпадал из круга верных товарищей: он оборонялся от ложных маньяков истории, и сгребал все президентские гранты.

***

Как выяснили альтернативные историки, энциклопедиста и полиглота Яр. Кеслера вообще не существует. Сочинили его в самом конце XIX века востоковед Натан Аркадьевич Энциклопер и молодой литератор Ярослав Мстиславович Дист, чтобы, по примеру известного "литературного" фантома – Козьмы Пруткова, породить тип "научно-популярного", всезнающего фантома. Имя "Ярослав Аркадьевич" составили из своих имён, а вот сводная фамилия "Энциклопердист" не показалась им благозвучной. Но тут умер их общий знакомец, киевский зоолог Карл Фёдорович Кесслер, прославившийся своей диссертацией "Особенности скелета дятла в зависимости от вида лесов проживания" (1840 г.), и они увековечили его память, дав своему персонажу фамилию Кеслер. В 1912 году Н.А. Энциклопер, пытаясь эмигрировать в Америку, утонул вместе с "Титаником"; Я.М. Дист, непримиримый противник И.В. Сталина, сгинул в суровые годы необоснованных репрессий. И только несуществующий Яр. Кеслер продолжает бродить по страницам журналов и книг, а также интернетовским форумам, сбивая с толка учёных-верхоглядов.

***

День, когда вышло в свет пятнадцатое переиздание второго тома бессмертного труда С.И. Валянского и Д.В. Калюжного "О графе Гомере, затерянном во времени, замолвите слово", ничем другим в анналах человечества не отмечен. Поэтому гуляем.