Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Лайош МЕШТЕРХАЗИ (Венгрия)

ЗАГАДКА ПРОМЕТЕЯ

главы из романа

Предлагаем (с некоторыми сокращениями) несколько глав из романа выдающегося венгерского писателя. Почему сейчас? И почему здесь?.. Да потому, что роман впервые вышел на русском языке тридцать лет назад в журнале "Иностранная литература", был переиздан вскоре после этого (М.: Прогресс, 1977) и с тех пор не переиздавался. А затем: тема-то! Тема! Лайош Мехтерхази, по его словам, "открыл загадку Прометея". Не отгадку – загадку открыл!

И ещё: до чего хорошо написано!… Нам так не суметь. А потому – учитесь!

…Не забывая, впрочем, что выдающийся писатель от наших хронологических заморочек был весьма далёк.

Перевод с венгерского Е.И. Малыхиной

Загадка Прометея

Она занимает меня издавна, можно сказать, с самого детства, а в последнее время не даёт мне покоя ни днем, как говорится, ни ночью. Я начинаю понимать изобретателей, их маниакальную борьбу с равнодушием и недомыслием, их вопли "эврика!", которыми они, нигде не добившись признания, оглашают улицы и перекрёстки. И считают непроходимой глупостью, что мир продолжает жить по старинке, а людей, как и прежде, волнуют лишь собственные пустячные делишки, одни лишь смеха достойные мелочи.

Так же и я: со всеми друзьями и знакомыми говорю теперь только о Прометее, да что говорю – пишу!

А между тем, право же, никто не относится с таким почтением, как я, к предубеждённости, никто более меня не заботится о душевном спокойствии ближних, о том, например, чтобы не приходилось им соскребать и наново переписывать однажды ловко пришлёпнутые ярлыки. Если меня, скажем, числят писателем, "ангажированным на темы дня", значит, мне следует писать только и исключительно на темы дня. И поберечь для снов, одиноких раздумий или, на крайний случай, для узкого семейного круга то, что ещё теплится во мне от взращенного некогда юнца филолога. Ибо негоже быть иным – не тем, за кого тебя принимают, даже если ты в чём-то иной. Короче говоря, я сопротивлялся долго, не хотел писать того, за что сейчас принимаюсь, сказать по правде, вообще ничего не хотел писать – в конце концов, я же не дилетант, чтобы находить радость в этой работе без крайней необходимости. И вот, после стольких обоснований и доводов – всё же пишу.

Ибо я открыл загадку Прометея.

Нет, не разгадку её, об этом пока ещё нет речи. Только загадку. И какую волнующую загадку! Впрочем, вы сами в том убедитесь. Просто непостижимо: как это никто никогда не замечал её, а если замечал – как мог о ней молчать?!

Кто такой Прометей, знает каждый школьник. Герой из греческой мифологии, укравший для людей огонь с неба и в наказание по велению Зевса прикованный Гефестом к скале на Кавказе, куда ежедневно прилетал орёл (по некоторым источникам – гриф), дабы вновь и вновь раздирать не успевавшие затянуться раны героя и клевать ему печень. Так продолжалось очень долго, пока оказавшийся в тех краях Геракл не сразил орла, разбил оковы и освободил Прометея.

До сих пор всё ясно. А вот дальше – загадка! Что произошло с Прометеем потом? Ведь что-то с ним происходило, это очевидно. Но как, почему мог потонуть в тумане, исчезнуть из памяти его образ и всё, что случилось с ним в дальнейшем?! Мы знаем, а если кто и не знает, то я ещё вернусь к этому: Прометей был величайшим благодетелем человечества. Так почему же в античном мире не назвали по нему ни единой звезды (орёл, что клевал ему печень, заслужил эту честь!), почему нет ни храма, ни хотя бы жертвенника или источника, рощи, посвященных его памяти? А между тем огромное звёздное небо полным-полно совсем незначительными подчас персонажами мифологии и легенд, некоторым же звёздам и вовсе достались названия тех или иных предметов обихода.

Возьмём общеизвестный пример. Он показывает, сколь скрупулёзно точной могла быть общая память человечества! Венец, полученный Ариадной от Диониса, и поныне одно из самых характерных и привлекающих взоры созвездий. А теперь вспомним – ну кто такая, собственно говоря, была Ариадна? Какой совершила подвиг? Дочь Миноса, подросток, она по-детски влюбилась в Тесея. Да и почему бы ей не влюбиться? Тесей был пригожий молодой человек, герой, обречённый на смерть, к тому же иностранец. И, по свидетельству ряда источников, ловкий сердцеед, умевший объясняться с женщинами. Он немного приударил за Ариадной. То ли за неимением лучшего, поскольку Федра была в то время совсем дитя; то ли – вполне может статься – ему и тогда, собственно, нравилась Федра, но он воспользовался известной и в наши времена безошибочной тактикой "подогревать, оставляя", то есть ухаживал за Ариадной затем, чтобы возбудить в Федре ревность, заинтересовать собой. Возможно, наконец, – и мы можем считать это наиболее вероятным – он знал, что в его распоряжении времени в обрез, поэтому умной, гордой, прекрасной Федре (да ведь кем и был-то ещё в те времена сам Тесей, его даже в Афинах не называли иначе как "перекати-поле"!) предпочёл более податливую Ариадну, которая быстро воспламенилась (вот уж, истинно, вся в матушку!) и чувства свои выражала весьма откровенно, попросту говоря, навязывалась. Нам следует знать также, коль скоро уж мы решили присмотреться к этой истории поближе, что пресловутый моток ниток вовсе не изобретение Ариадны. Отнюдь нет! Это был самый что ни на есть привычный предмет обихода в доме, простейшая, банальнейшая уловка, ну, как в наши дни – ключ, подсунутый под половичок у двери. Сейчас поясню для тех, кто, может быть, не сразу уловил мою мысль (очень уж привычно звучит, не правда ли, – "нить Ариадны"!). Итак: для нас и вообще для всех посторонних Минотавр – чудовище. Но для семьи, как ни верти, он всё-таки член семьи. Коль скоро Пасифаю не прикончили сразу после её скотства с быком. Ибо, с каким бы пониманием, с каким бы либерализмом (всё же недопустимым!) ни относились мы к сексуальной свободе, к различным в этой области аберрациям – и особенно, когда речь идёт о женщинах, да притом о деле столь давнем, – но то, что сотворила Пасифая, всё-таки есть скотство. С любой точки зрения. Скотство по отношению к Миносу, который слыл, судя по самым различным источникам, исключительно порядочным, умным и справедливым правителем. Скотство по отношению к семье: мать двух прелестных детей, к тому же девочек! Скотство даже по отношению к быку: как мы знаем, ненасытная тварь (просто не могу охарактеризовать эту даму иначе) спряталась в выдолбленной из дерева корове, иными словами, надула также беднягу быка, этого, хотя и дурного нравом, но, по сути дела, чистого помыслами исполина! Повторяю, если Пасифаю всё же не забили насмерть, если, напротив, позволили произвести на свет плод отвратительного прелюбодеяния – получеловека с бычьей головой, – тогда уж, верно, уразумели и то, что сам-то этот несчастный в деле сем неповинен и, пусть укрытый от злых людских глаз в лабиринте, он тем не менее – член семьи, сводный брат царских дочерей; одним словом, за ним надо присматривать, обихаживать, кормить его, наконец. Что же до семи афинских юношей и семи афинских девушек, то весьма сомнительно, чтобы это была вся пища Минотавра за девять лет – да этого просто быть не может! (Человек с бычьей головой, как бы он мог бычьим своим разумением распределить на столько времени эти четырнадцать принесённых в жертву существ!) Следовательно, в течение девяти "пустых" лет приходилось регулярно поставлять ему пропитание, а также – говорить об этом неловко, но, да простит меня читатель, дело-то ведь житейское – время от времени менять ему подстилку. Иными словами, члены семьи и, разумеется, доверенные слуги постоянно посещали лабиринт, а значит, постоянно пользовались пресловутым клубком ниток. Его прихватывали и те из них, кто очень хорошо знал дорогу – лабиринт всё-таки лабиринт! Так в наши дни даже самый опытный электромонтёр пристёгивает предохранительный пояс, работая на высоте. Иначе говоря, моток ниток не изобретение Ариадны, пользование им было строжайше предписано в доме Миноса во избежание несчастных случаев. Ариадна всего лишь влюбилась в Тесея и посвятила возлюбленного в домашнюю хитрость. Вот и в Пеште, даже в наши дни, встречаются иной раз девицы, способные при первом же удобном случае выдать кому попало семейную тайну: ключ, мол, у нас всегда под половичком у двери. И мужчина, даже наш современный мужчина, далеко не всегда отвечает на легкомыслие девицы притязанием на пожизненную её преданность. Тесей тоже не захотел раз и навсегда связать себя с Ариадной. И молод он был для женитьбы, а тут ещё квартирный вопрос (жил-то он вместе с мачехой, особой ядовитой почти в прямом смысле слова). Итак, герой поблагодарил Ариадну за приятное приключение и вернулся на корабль. Вернее сказать, даже не поблагодарил, а просто вернулся на корабль и уплыл восвояси. Что и как там было после того с Ариадной, бог знает – нам известно только, что она предалась питию, как то нередко случается с подобного рода женщинами, – иными словами (воспользуемся утончённой формулировкой легенды), "стала возлюбленной Диониса".

Возможно, я несколько заострил всю историю, несколько кощунственно пошутил над трагедией несчастной девочки, но что же делать, ведь такие трагедии случаются буквально на каждом шагу. Девочку эту я от души жалею, однако особого почтения к ней не испытываю, да и с чего бы? А рассказал о ней лишь для примера: вон какое прекрасное созвездие – Северная Корона – досталось в память Ариадны! А какие празднества устраивали в её честь кое-где в Греции и на островах, поклонялись ей, словно богине! (Уж не слился ли её образ с богиней плодородия, носившей похожее имя? Что ж, это тоже весьма и весьма характерно!)

Прометею же не досталось ничего. Ничего!

Или припомним другое: из дюжины главных богов греко-римской мифологии кое-кто здравствует и поныне, причём не только на небе, но здесь, на земле, в нашей повседневной жизни. На целом ряде языков, которыми пользуются сотни миллионов людей в Европе и Америке, понедельник – это день Луны или Дианы, вторник – Марса, среда – Меркурия, четверг – Юпитера, пятница – Венеры. До сих пор! А сколько античных богов живет в наших пословицах, поговорках! ("Что дозволено Юпитеру...", "Фигура Юноны", "Прекрасен, как Аполлон" и так далее.)

Прометей? Прометея нет.

Наиобразованнейший классик-филолог не в состоянии был бы с ходу перечислить армию богов рангом поменьше, полубогов и богов отчасти, затем местных божков, обитавших в пещерах, горах, лесах, водах – словом, повсюду в известном тогда мире; наконец, семейных богов, богов домашнего очага... всем им, всем без исключения, поклонялись – временно либо постоянно – большие или меньшие группы людей, городов, стран; их воплощали в скульптурах, совершали в их честь культовые обряды и жертвоприношения. Сказать, что их был миллион, мало. (В одном только Риме одних только домашних божков насчитывалось несколько миллионов.)

Но в честь Прометея, величайшего благодетеля человечества – это не я его так называю, это признают решительно все на протяжении многих тысячелетий! – в честь Прометея памятников не сооружали и не совершали ему жертвоприношений.

Вернее, так: если его всё-таки изображали, то лишь затем, чтобы показать, сколь могущественны боги и сколь ужасно их мщение. И даже просто путали, как ни чудовищно это звучит, с записными, отъявленными мерзавцами. Правда, одно скульптурное изображение – одно-единственное – мы всё же могли бы отнести на его счёт, но тотчас выясняется: нет, оно посвящено не ему, а снова всё тому же Зевсу: чтобы высечь огонь, он прибегает к молнии!

Эпоха романтизма словно бы притронулась слегка к этой загадке. Я имею в виду, например, Гёте, Байрона, Бетховена, а также и молодого Маркса, который первую свою работу посвятил Прометею. Преклоняюсь перед этими гениями. Однако проблему Прометея – да не прозвучат мои слова непочтительно! – и они трактовали несколько своеобразно. Как и все те, кто письменно, устно либо средствами искусства изображает Прометея человеком – символом Человека, восстающего против богов и самой природы.

Нет, Прометей был не человек, он был бог.

И среди богов не последний. Ибо род свой вёл от самой старшей линии. Позвольте воспроизвести эту историю для тех, кто, может быть, подзабыл ее: вначале была Гея, Мать-Земля, и Уран, Свод небесный. От их брака явились к жизни сперва различные чудища – сторукие великаны, одноглазые великаны – и, наконец, первые человеку подобные существа – титаны и титанши. Самый старший был Япет, самый младший – Крон. Гея и Крон, мы знаем, обошлись с Ураном весьма круто. Как вскоре и с самим Кроном – его сын Зевс. А перворожденным сыном первого титана Япета был Прометей. Конечно, по логике матриархата – и сказки, – нет ничего особенного в том, что наследником становится самый младший отпрыск. Но при этом, во-первых, наследницей должна бы стать девочка. Во-вторых, Зевс сам же боролся за установление патриархата, сам утвердил власть Отца на Олимпе. Иначе говоря, по его собственной логике, богоначальником должен был стать двоюродный брат его, Прометей. (Иное дело, что Прометей – как мы ещё увидим – вовсе не жаждал властвовать.)

Короче говоря, сколь ни прекрасно, сколь ни вдохновительно изображение Прометея Человеком, упорным, стремящимся к небу, восстающим против самой природы Человеком, – оно ошибочно в самой своей основе. Как ошибочно и отождествление Прометея с Люцифером. Я понимаю, аналогия напрашивается сама собой: этот – "принёсший огонь", тот – "принёсший свет". Однако хочу сразу оговориться, и в ходе дальнейшего исследования буду напоминать неоднократно, что есть в филологии важное правило: к слишком напрашивающимся параллелям следует относиться особенно недоверчиво. В самом деле! Люцифер – восставший ангел. Прометей – напротив, совершенно лоялен и хотя без подобострастия, но самым действенным образом поддерживает Зевса. Далее, Люцифер, принеся свет, желал человеку зла: плод Древа познания – это пот лица нашего, родовые муки, тысячи болезней, смерть. Прометей спрятал болезни и беды в крепко запертом ящике, когда же – не по его вине – они были высвобождены и обрушились на нас, даровал нам огонь и ремесла, чтобы спасти наш беззащитный род, затерянный среди более приспособленных к самообороне обитателей Земли. Любопытно, однако, насколько больше повезло с людской благодарностью даже Люциферу, нежели Прометею! Чёрт-то он чёрт, но ведь были даже религии, приверженцы которых поклонялись Люциферу, одни – как главному божеству, другие – как дурному, но равноместному сотоварищу всеблагого бога. Почитал Люцифера Заратустра, поклонялся ему в молодости святой Августин, поклонялись ему альбигойцы, богумилы – словом, христиане!

Как видно, при таком опоздании выразить благодарность и преклонение уже невозможно без подобных промашек. (Спешу оговориться: я-то вовсе не реабилитировать хочу Прометея! Я просто веду исследование, объективное исследование в связи с некоей загадкой.) Да, благодарность и преклонение следовало выражать тогда и там, где и когда происходили самые события. Так почему же всё-таки нет святилища Прометея, почему не он бог из богов, почему он и не был никогда объектом религиозного поклонения? И ещё вопрос, с виду сюда не относящийся: что, собственно, случилось с Прометеем после того, как Геракл освободил его? На первый взгляд это вопрос самостоятельный, однако можно не сомневаться: он связан с предыдущим и даже в каком-то смысле тождествен ему.

Что-то особенное совершил Прометей в ту пору – или, напротив, чего-то не совершил! Попробуем рассмотреть по порядку, как и что было с ним после его освобождения, – тогда, быть может, нам удастся напасть на след и отыскать ответ, то есть разгадать загадку до конца.

Призыв к читателю

После того как я рассказал, о чём, в сущности, пойдёт здесь речь и в какой путь, полный неизведанного, я пускаюсь, позвольте мне воззвать – за неимением соответствующего божества – к Читателю, к его, Читателя, проницательности. Не к разуму, а именно к проницательности я взываю.

Традиция, именуемая "мифологией", неоднородна. Одна её часть – сказка. Не только самые первые сказители, но и те, что продолжали складывать, формировать её, передавая из уст в уста, знали, что это сказка, так и рассказывали. Даже если в сказке появлялись боги и вся она в целом учила богопочитанию и богобоязненности. Возьмём хотя бы историю Арахны! Человек, разумеется, издревле знал пауков, их образ жизни, знал, как они ткут свою паутину и для чего паутина им служит, – всё это он знал бесконечно раньше, чем присочинил историю Арахны. О том, что жила-была однажды некая дева, и умела она ткать столь искусно, что не было ей соперниц среди смертных; тогда она вызвала на состязание самоё Афину. Богиня выиграла, надо полагать, со значительным опережением, Арахну же в наказание за самонадеянность превратила в паука. Сказка превосходная, но только сказка, и тот, кто выдумал её, знал это. Одним словом, к уздечке – коня: что-то разбудило фантазию человека, и родилась сказка. Некоторая – и немалая – часть мифологии именно такова: явления природы, обычаи, происхождение которых терялось в тумане времен, тревожили воображение, рождали выдумки. (Как если бы о масках, которыми сербы под Мохачем испокон веков провожают зиму на масленицу, кто-то сказал, будто их придумали, чтобы пугать турок. Между тем турок и в помине не было в тех краях, когда маски уже существовали.)

Другая часть мифологических сказаний – аллегория. Здесь, но только здесь, уместен рационалистический подход: в конце концов, аллегория есть творение разума. Для объяснения того или иного явления, для иллюстрации нравственной истины изобреталась определённая система символов. Это нетрудно проследить и по некоторым напластованиям мифа о Прометее. (А также по историям о Прометее, созданным уже в новое время.)

Ну, например: существует версия, утверждающая, что человека сотворил Прометей; тело будто бы слепил из земли, потом украл с неба огонь, и стал огонь душой человека. Здесь перемешано многое: шумеро-аккадская легенда о сотворении человека, огонь как символ души, наконец, раннее осознание того, что Энгельс сформулировал в словах: "Человека создал труд". Более поздним напластованием надо признать и сказание о том, что Прометей якобы украл огонь у Аполлона, вернее, у Гелиоса, да ещё с помощью Афины. Аллегория очевидна: богиня Разума поддерживает предприятие, в результате коего Человек становится обладателем частицы Солнечной стихии – огня.

Да и самое слово "украл" уже элемент чужеродный, чисто рационалистический – попытка найти причину к имеющемуся "следствию". Прометей был бог, он имел столь же свободный доступ к огню – "небесному огню", если угодно, – как и любой другой небожитель, уж во всяком случае не менее свободный, чем божество младше его по возрасту и рангу – Афина, коей он же и помог в своё время появиться на свет. Если бы его "преступлением" была именно кража, наказание не оказалось бы столь жестоким. Мы ведь знаем, что кое-кто – а именно Гермес – однажды действительно обокрал Аполлона. И что же? Аполлон, "самый человечный из богов", лишь посмеялся. Если бы соучастницей "преступления" была Афина, гнев Зевса, очевидно, обрушился бы и на неё. Или Афина смягчила бы наказание Прометею. (Таким правом обладал каждый из богов!) Однако ни о чём подобном мы не знаем…

Итак, повторю ещё раз: если мы хотим отыскать путь к разгадке тайны, окружающей Прометея, необходимо разобрать этот миф буквально, притом в самом древнем его варианте.

Был среди богов некий бог, который увидел, что один род населивших Землю живых существ не имеет – то ли по изначальному недосмотру Эпиметея, то ли по иной причине – ни когтей, хоть чего-то стоивших в борьбе за существование, ни клыков, ни силы особенной, ни достаточно быстрых ног, ни защитного панциря, ни способности к мимикрии, так что существо это беспомощно и совершенно беззащитно; у него остаётся единственный способ выжить – овладеть огнем. (То есть он должен научиться пользоваться инородным и могучим орудием, а для этого его необходимо одарить ещё и сноровкой, способностями к различным ремеслам.) И бог сотворил это диво, ни раньше, ни позже ни одному другому животному недоступное: нашёлся человек, самый первый, кто не побежал с паническим воплем прочь от зажжённого молнией леса, а сумел взять огонь в руки, собрать, раздуть, сумел приспособить к своим нуждам эту ужасную стихию опустошения.

Давайте же попробуем именно так рассмотреть, исследовать историю Прометея! Буквально, слово за слово, без каких-либо аллегорий и сомнительных параллелей. Ведь аллегории дали бы нам лишь весьма доступные, но в действительности касающиеся самой поверхности вещей общие места. А ложные параллели повели бы ложным путём, и не только в осмыслении загадки Прометея, но в понимании сущности человека и мира вообще. Даже если с помощью какой-то параллели мы по видимости перевели бы миф на "язык разума". Ибо на сей раз в мифе больше подлинности, чем в любых выкладках разума.

Вот почему я обращаюсь к проницательности Читателя и покорнейше прошу забыть о том, что он обладает ещё и разумом. Уверяю, что благодаря проницательности – Читатель убедится в том сам – ему откроется гораздо-гораздо больше.

Когда?

Время освобождения Прометея мы можем установить с точностью буквально до одного года. В самом деле, ведь фигура Геракла возникла не из тонущих в тумане предвечных времён, он жил в чётко определяемый исторический период и принадлежал к поколению, предшествовавшему Троянской войне.

По свидетельству "Илиады" – которая, если сбросить со счетов естественные для её иронической манеры гиперболы, содержит поразительной точности исторические сведения, – в войске ахейцев сражался один сын Геракла Тлеполем и два его внука – Антиф и Фидипп. Внуки прибыли из Эврипилоса во главе войска, приплывшего на тридцати кораблях. Тлеполем явился под Трою с родосцами. Убив родича, он бежал на Родос от мести остальных сыновей Геракла. (Важный для дальнейшего изложения факт: остальные Гераклиды, а было их великое множество, в Троянской войне участия не принимали!)

Геракл на костре сделал завещание в пользу Филоктета. Согласно некоторым летописцам более позднего времени, Филоктет был просто "мальчик-пастух", который "случайно проходил мимо и внял просьбам зажечь костёр под живым ещё Гераклом, поскольку друзья героя на это не соглашались". Другая традиция называет Филоктета боевым товарищем Геракла... Эта версия убедительна. Во-первых, право поджечь костёр – особая честь, принадлежащая самому любимому и близкому человеку. Во-вторых, Геракл, сын бога-отца, должен был собственными ногами взойти на костёр – эта мучительная смерть была непременным условием причисления к сонму богов. Отравленный кровью Несса умирающий герой исполнил древний священный обряд и воспользовался при этом помощью, конечно же, не первого случайного прохожего. Среди прочего добра Геракл завещал Филоктету знаменитые свои стрелы, смоченные в крови Лернейской гидры. Далее: Филоктету принадлежит ключевая роль в цикле легенд, связанных с Троей. Согласно предсказанию богов, без стрел Геракла Троя не могла быть взята. Ахейцы сделали всё возможное, чтобы втянуть Филоктета в свой поход, а потом, когда он заболел на Лемносе, доставить его к стенам осаждённой крепости. Болезнь, по одной версии, приключилась от укуса змеи, по другой – от стрелы Геракла, коей он ненароком поцарапал себе ногу; впрочем, обе версии сходятся в одном – Филоктет был наказан за то, что предал Геракла. (Тоже важный мотив; позднее мы выясним, в чём именно состояло это предательство!) Во всяком случае, Гомер с помощью целого ряда фактов доказывает, что Филоктет был если не богатый царь, то уж, конечно, и не случайный, "мимо проходивший" пастушонок. Он явился под Трою на семи кораблях; его помощником был брат Аякса-младшего; наконец, Парис гибнет от его руки. Да и отец Филоктета не кто иной, как Пэант, убивший критского медного человека, аргонавт, участник нескольких походов Геракла.

Образ Геракла связан с троянским циклом и непосредственно. Крепость была разрушена землетрясением. Для восстановления её царь Лаомедонт заключает соглашение с впавшими в это время в немилость Аполлоном и Посейдоном. Оба бога добросовестно выполняют договор: они возводят пышный город, окружают его неодолимыми стенами. (Точнее: чтобы город не был совсем уж неодолимым, то есть не мог бы противиться богам, они привлекли к работе святого царя мирмидонцев, Эака эгинского – он-то и возводит западный участок стены, слабое место Трои.) Однако Лаомедонт отказывается выплатить богам то, что причиталось с него по соглашению. Он запирается в неприступной своей крепости, богам же велит передать: в конечном счёте они обязаны по приказу Зевса служить ему бесплатно, поэтому не получат с него ни ломаного гроша, а если уж будут докучать, так он велит отрезать им уши и продаст в рабство – вон в порту стоит несколько финикийских судов! Тут разъяренный Аполлон выпустил стрелу, и город охватила тяжкая повальная болезнь, а Посейдон послал на берег морское чудище, которое потребовало в виде выкупа дочь (или внучку) Лаомедонта, малолетнюю еще Гесиону. (Последнее, возможно, чужеродный мотив; он встречается на восемь столетий ранее в легенде о Персее, а также позднее в целом ряде других сказаний.) Во всяком случае, освободил город – от чудища ли, от иной ли какой напасти – именно Геракл, причём опять за оговоренную заранее плату. Геракл отправился с аргонавтами в Колхиду. Путешествие это – после распада международного мореходного союза, в период разгула пиратства, – было предприятием весьма серьёзным, активно послужившим политике мира. Однако молодые мореходы очень уж безобразничали, хулиганили, огорчая тем почти сорокалетнего Геракла, который и вообще был поборником строгих нравов. У Босфора он с ними расстался. По правде сказать, только до сих пор и был ему интересен этот путь: удастся ли мирно миновать тесный пролив? Возвращаясь домой, он как раз вовремя подоспел к Трое, чтобы помочь городу. Но Лаомедонт обманул и его. Не заплатил за подмогу. Тогда Геракл атаковал город, Лаомедонта прикончил, а престолонаследника, юного Приама, захватил и увёл в свой шатёр; вернул он его троянцам на этот раз лишь за особенно большой выкуп. Тогда-то и началось царствование Приама, окончившееся, как мы знаем, падением Трои, когда был он уже глубоким старцем.

Я мог бы и продолжать, ведь мы располагаем множеством сведений об этой не столь уж отдалённой от нас эпохе. (По сути дела, все мифологические сюжеты разыгрываются в XIII веке до нашей эры.) Но, полагаю, всего вышесказанного довольно, чтобы убедиться: Геракл принадлежал к поколению, предшествовавшему Троянской войне.

В таком случае посмотрим, когда же, собственно, случилась Троянская война?

С тех пор как Шлиман успешно раскопал у Дарданелл скрытые под Гиссарлыкским холмом руины и целая армия учёных исследовала его раскопки, мы знаем, что Троя – это древний город, девять раз отстраивавшийся заново на собственных развалинах. В течение третьего тысячелетия он был разрушен четырежды; в четвёртый раз его, надо полагать, подожгли и покорили уже хетты. Одна из более поздних его формаций, так называемая "Троя-VI" – самый богатый и неприступный по тем временам город в Малой Азии, как это можно установить по развалинам, – была разрушена, несомненно, землетрясением. Это и могла быть Троя Лаомедонта. Вновь выстроенная, так называемая "Троя-VII/A" стала жертвой осады и пожара, по Шлиману, около 1200 года до нашей эры. Эта дата совпадает со временем гибели Хеттского царства, а также с данными, которые сохранили для нас архивные материалы Египта о вторжении в Азию Ахейского союза – о "походе народов моря". Таким образом, "Троя-VII/A", без сомнения, тождественна Приамовой Трое, Трое Гомера.

А вот ещё одна веха – греческая традиция, так называемое "локрово проклятье". Когда греки овладели Троей, Аякс, сын Оилея, Аякс-младший, обесчестил Кассандру в храме, перед статуей богини. Дабы умилостивить богов за поругание святыни, локры дали обет ежегодно на протяжении тысячи лет совершать жертвоприношения в Трое. (Поначалу то были кровавые человеческие жертвы, позднее всё свелось к весёлому обряду, вроде храмового праздника.) По их расчётам, срок должен был истечь в 264 году до нашей эры. Но уже Эратосфен вычислил, что локры сплутовали, "замотали" целую сотню лет. И значит, Троя пала в 1164 году до нашей эры. Самые последние научные изыскания почти в точности подтверждают данные Эратосфена. Методом, основанным на анализе распада радиоактивного углерода, установлено, что осада Трои имела место между 1195 и 1185 годами до нашей эры. Примем это за основу. Тем более что такая датировка ближе всего соотносится и с египетскими данными.

Ещё одно уточнение. Геракл играет важную роль также и в дорическом цикле легенд. Дорийцы доказывают свое древнее право на Пелопоннес, ссылаясь на него. Геракл во главе набранного в Аркадии войска помог их царю Эгимию в войне против лапифов. В благодарность Эгимий, как мы знаем, пожелал наградить героя, отдал ему треть своих владений. Геракл передал этот дар одному из сыновей, Гиллу, рожденному дорийской женщиной. Позднее Эгимий усыновил Гилла и назначил своим наследником. Именно Гилл возглавлял первые выступления дорийцев против пелопоннесских ахейцев. Дельфийский оракул предсказал, что, дождавшись "третьего плода", Гераклиды победоносно вступят во владение отцовым наследством. Сперва они истолковали пророчество неправильно и по прошествии трёх лет попытались перейти через Истм, но потерпели поражение. Более того, пал в единоборстве и Гилл. "Третий плод" означал в предсказании третье поколение. То есть овладеть Пелопоннесом удалось лишь правнукам Геракла. И здесь даты совпадают. Греческая традиция относит "завоевание родины" дорийцами к восьмидесятому году после падения Трои. (Дата подозрительно круглая, но приблизительно подтверждается также археологическими данными.) Таким образом, первые попытки Гилла могут относиться к годам, непосредственно предшествовавшим Троянской войне, то есть к самому концу XIII века до нашей эры. Что одновременно с достоверностью указывает и на дату смерти Геракла. Гилл и его дорийцы, надо думать, не медлили, во всяком случае, тотчас явились к пифии за предсказанием, чтобы утвердить свои права.

После всего вышеизложенного мы должны ответить лишь на два вопроса, чтобы точно установить время освобождения Прометея, а именно:

С каким подвигом Геракла может быть соотнесено это событие?

И в каком порядке подвиги эти совершались?

На первый вопрос мифологи не дают ответа, а если и дают, то ответы их весьма разноречивы. Некоторые вообще обращаются с интересующим нас событием, как, впрочем, и со многими другими событиями в жизни героя, словно это мозаичный камешек: куда захотят, туда и ставят. Другие относят его – совершенно произвольно и ошибочно – к наиболее насыщенному приключениями подвигу Геракла – возвращению с Герионовым стадом. (А между тем сами же утверждают, что Геракл воспользовался помощью Прометея гораздо раньше – когда добывал яблоки Гесперид!) Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: правы те, кто считает, что Геракл обнаружил прикованного к скале Прометея, возвращаясь домой после войны с амазонками. Я полагаю излишним в данном случае ссылаться на Плутарха и его источники. Достаточно сказать: это было единственное путешествие Геракла в район Кавказа. В каких только краях он не побывал, сколько земель не исходил от Северной Европы до Египта, но в эти места ни раньше, ни позже не забредал ни разу.

Что же касается порядка совершения подвигов, то тут я старался черпать из самых древних и самых солидных источников. Поэтому оставил заведомо без внимания те из них, например, которые устанавливают связь между подвигами Геракла и знаками Зодиака: не спорю, весьма привлекательная "игра ума", но, право же, глупость. Точно так же пришлось мне освободить сюжет от явно вторичных элементов "хождения в Аид". "...И сошел он в ад, на третий же день восстал из мёртвых..." – это ведь очень древний мотив в Средиземноморье, который непременно включали в легенду о любом герое, от Адониса, каким бы именем он ни назывался, до Иисуса…

Итак, я полагаю, вдохновляемый также суждениями весьма респектабельных античных авторов, что при описании этого подвига речь идёт не о Кербере, страже Преисподней (что с любой точки зрения абсурдно, не так ли?), но об ужасных кровожадных тварях мира эллинского – о знаменитых молосских собаках. Свору этих-то собак и должен был привести Геракл в Микены из города Кикира, принадлежавшего известному своей псарней царю Эдонею. Заодно герой освободил незадачливого Тесея. (Собаки, действительно, выдрали у него кус из заднего места, но я не потому называю его незадачливым, а потому, что это было последнее приключение, в которое его втравил друг – отчаянный забияка, бешеный Пиритой. Тесей без всякой охоты, просто по-приятельски решил помочь ему украсть жену Эдонея: зачем, мол, старому хрычу такая красотка? Что ж, он крепко за это поплатился. А Пиритой и того пуще: в клочья растерзали его кровожадные царские псы.) В Кербере нет никакой необходимости: Эврисфею много ли было нужно? Конечно же, он насмерть перепугался, когда Геракл явился с молосскими чудищами в Микены.

Теперь нам, кстати, открывается возможность отнести этот подвиг на соответствующее место. Вполне очевидно, что не он был последним по счёту. Это подтверждается и историей с Тесеем: ведь Пиритой был другом его юности, став же почтенным мужем и правителем, Тесей не мог более участвовать в подобных бесчинствах.

Выяснив всё это, мы должны ради установления правильного хронологического порядка событий принять во внимание – помимо свидетельств представляющихся достоверными источников – ещё две вещи.

Во-первых, технические условия – то есть какая требовалась подготовка и какое войско для осуществления каждой отдельной задачи. (Очевидно, например, что герой, уже пользовавшийся широкой популярностью, мог легче набрать себе сподвижников, чем мало кому известный новичок.)

Во-вторых, существовавшие тогда общественные отношения – то есть истинные причины, исходя из которых Эврисфей назначал Гераклу задания. Не наобум же посылал он героя то сюда, то туда, не затем же, чтобы просто свершилась воля богов и чтоб в легенде концы сошлись с концами.

Итак, среди подвигов мы видим прежде всего несколько таких, которые послужили укреплению Микен, утверждению их ведущей роли среди других городов. Вот они:

освобождение немейских медных копей и дороги, ведущей оттуда в Микены, от уничтожавшего всё и вся льва (по иным толкованиям – от банды грабителей);

уничтожение Лернейской гидры и Стимфалийских птиц. (Согласно надёжным античным комментаторам, и гидра, "голова коей всякий раз вырастает наново", и птицы – это скрывавшиеся в болотах и беспокоившие окрестности "староверы", а также их ведьмы – жрицы, принимавшие человеческие жертвы);

расчистка Авгиевых конюшен и заодно усмирение царя пилосского, который нападал на Эгея. Для этой акции потребовались уже более значительные военные силы. Геракл одним ударом убил двух зайцев: укрепил внутреннюю и внешнюю безопасность союзной Элиды, а также сломил сопротивление Пилоса, убил в бою враждебно настроенного Нелея и одиннадцать его сыновей; пощадив же младшего Нелеева сына, Нестора, и посадив его на трон, он тем самым заручился верностью города Пилоса, что было для Микен весьма важно как ввиду богатства его, так и ввиду исключительно сильного флота.

Однако после этого что-то случилось. Эврисфей объявляет недействительными сразу два подвига Геракла, Авгий не выплачивает его наёмникам заранее оговоренной платы – Геракла провоцируют сразу с двух сторон. Быть может, в нём уже нет нужды? Оскорблённый Геракл отправляется в Олен и вскоре присоединяется к аргонавтам. В Малой Азии он их покидает, освобождает Трою и царевну Гесиону, побеждает Лаомедонта, сажает на трон Приама. На обратном пути терпит кораблекрушение ("Сон на Зевса наслала коварная Гера, От любезного сына взор отцов отвела..."), высаживается на острове Кос, после горестных злоключений добирается наконец домой, в Фивы. Между тем аргонавты уже вернулись из похода, а Медея успела даже порвать с Ясоном. Страстная и, судя по всему, обворожительная ведьма обхаживает Геракла, и, кажется, небезуспешно, однако наш герой не теряет головы: не требует для Медеи разрешения поселиться в Фивах. (Такое случается и в наши дни: "Ночевать – пожалуйста, но только без прописки".) Медея едет в Афины, опутывает Эгея (она давно уже имеет на него виды, но сперва делает попытку с Гераклом). А наш герой возвращается в Микены, чтобы продолжить исполнение своего обета.

Тем временем Эврисфею не до Геракла, он занят совсем другим. Чем именно? Ответ на это нам опять дают египетские папирусы.

Ливийцы с суши, пиратские "народы моря" (ахейцы и несколько малоазийских племен) со своих кораблей обрушились на Египет. (Это первое нападение "народов моря", 1229 год до нашей эры.) В кровавой битве фараон Меренптах разбил их, греческий лагерь и вся флотилия в дельте Нила были уничтожены. Любопытно, что мировая история почти не занималась этим эпизодом. Что касается греков, оно и понятно: им хотелось забыть свой позор. Однако факты есть факты. (Если же кто-то сочтёт, что слова "акайвата" и "дануна" недостаточно убедительно говорят о том, кто были эти "народы моря", пусть осмотрит рельефы храма Мединет Абу: он увидит там ни на какие другие не похожие греческие шлемы с гребешками, круглые щиты, короткие обоюдоострые греческие бронзовые мечи против египетских стрел.)

Итак, вот ради чего важно было создать Ахейский союз, усмирить непокорный Пилос...

А Геракл прибыл в Микены в самое неудачное время, чуть ли не в тот момент, когда пришло известие о поражении. И к тому же, надо полагать, был восторженно встречен простым микенским людом.

Теперь он был уже не слуга, но опасный противник: возможный – и законный! – претендент на престол основательно замаравшего свой авторитет Эврисфея, вообще – Пелопидов.

Нужно было как-то отделаться от него!

Вот тут-то и последовали бессмысленные, но опасные для жизни задания. Критский бык. Кобылицы Диомеда. И именно здесь – молосские собаки. Трудно установить время свершения лишь двух подвигов: сюда ли относятся поимка Керинейской лани и охота на Эриманфского вепря, или же их место в первой группе. Однако для нашего исследования это не столь уж существенно.

Геракл остался в живых. Но между тем минуло около десяти лет, время достаточное, чтобы авторитет Пелопидов был восстановлен и Ахейский союз кое-как возобновлен. А поскольку Геракл не погиб, напротив, его слава после каждого успешного деяния лишь возрастала, Эврисфею ничего не оставалось, как – под предлогом новых заданий – удалить героя из Микен на возможно больший срок.

Иными словами: война с амазонками, Коровы Гериона, Яблоки Гесперид.

К концу столетия события очень сгущаются. Когда я составил их хронологию, показалось, будто до отказа набил книгами длинную-длинную полку. Война с амазонками пришлась на 1219 – 1218 годы до нашей эры.

Гераклу было тогда, по моим расчётам, пятьдесят один – пятьдесят два года.

Переход – с войском – в Скифию, землю амазонок, через Царство хеттское, пребывавшее тогда в крайне анархическом состоянии, был весьма сложным предприятием, требующим большого организаторского таланта, зрелости, житейского опыта. Оно требовало так же, как мы увидим, незаурядных дипломатических способностей.

Мы можем, повторю здесь еще раз, принять за верное, что освобождение Прометея случилось не по дороге в Скифию, а уже после победоносной войны, на обратном пути к дому. Ведь освободить кого-то от цепей после стольких мучений – это ещё не все. Нужно и как-то наладить дальнейшую жизнь освобождённого. Если бы Прометей был освобождён по дороге в Скифию, он, очевидно, двинулся бы вместе с воинами и так или иначе принял участие в войне с амазонками. Чему, несомненно, остался бы какой-то след. (Помнят же люди, как он помог Гераклу перехитрить Гесперид!) А кроме того, Геракл, спеша на войну, выбрал, надо полагать, путь более привычный – то есть подошёл к степной равнине на юге нынешнего Советского Союза, которая и была страной амазонок, по берегу Чёрного моря, либо приплыл на кораблях. Зато на обратном пути, после победы, они скорей могли позволить себе некоторый крюк, предприняв переход через Кавказский хребет. На основании этих данных мы можем с наибольшей степенью вероятности отнести освобождение Прометея к 1218 году до нашей эры. И вряд ли ошибемся на год-другой в ту или иную сторону!

С каких пор?

Итак, одну дату мы знаем, можно сказать, точно – тем более что речь идёт о событиях столь далеких. Теперь встаёт другой вопрос: когда началась Прометеева пытка?

Однако попутно нам следует прежде всего установить: до коих, собственно, пор живут бессмертные боги? Очевидно же, что определение "бессмертный" не точно. Нам известны отец и мать каждого бога, известны обстоятельства их рождения, – но может ли быть бессмертным однажды рождённый?!

…Век у олимпийцев был весьма различен. Нельзя даже утверждать с точностью, будто жили они до тех пор, пока получали жертвоприношения. Похоже, например, что Зевс умер за несколько десятилетий до начала христианства. Его уже не принимали всерьёз, не считали главным божеством; Исида и другие пользовались куда большим почётом; одним словом, он либо умер, либо, глубоко одряхлев, был при смерти. Что же до Аполлона, то мы знаем из письменных источников, что его видели даже в VII веке, то есть много спустя после победы христианства, видели и встречались с ним: он пас скот в Австрии. (Это звучит достоверно, пастушествовать он любил, ещё во времена Трои тем увлекался.) Правда, христиане уже считали его дьяволом, злым искусителем, хотя и не сохранилось никаких упоминаний о том, чтобы он кого-либо обидел. Однако начиная с VIII столетия мы более ничего о нём не знаем, так что, по всей вероятности, умер и он… (Относительно самых младших богов – Гермеса, Диониса – от высказываний воздержусь: в их смерти я не уверен.)

Итак, вкратце: продолжительность жизни богов была весьма различна, но, по человеческим меркам, даже самые недолговечные из них жили очень долго. Однако, в конце концов, и они умирали. Вспомним хотя бы самых древних и самых великих: Уран был послан в Тартар Кроном, Крон – Зевсом; иначе говоря, их возможно было убить, они были смертны. Следовательно, слова "бессмертные боги" в античных текстах – просто своего рода обязательная формула вежливости. Равно как: "мудрый отец народа", "любимый вождь", "дражайшие друзья мои", "единственная моя любовь".

Иной вопрос, насколько можем мы доверять генеалогии и счёту времени в те эпохи, когда человечество ещё не обладало чувством истории. Когда прошлое представлялось неким монолитным единством. В этом, и только в этом, нельзя приравнивать образ мышления человека древности к образу мышления нынешнего человека. Современный человек жаждет постоянно ощущать историю. Он буквально не в состоянии вынести, чтобы на протяжении десятилетия в его жизни не произошло никаких изменений, на протяжении двух лет не изменилась мода или характер и форма предметов обихода. Нынешний человек живёт в эпоху сверхисторизма; так и кажется: он столь сильно жаждет видеть себя в истории, что сама история за ним не поспевает. Предки же наши жили иначе, их моды и утварь почти не претерпевали изменений не только за годы, но даже за тысячелетия. Естественно, что при таких обстоятельствах в их памяти отец, дед, прадед, прапрадед не существовали отдельно, были только отец и предок или оба они в одном лице. И, желая сказать о событии, случившемся очень давно, они говорили: тому тысяча лет. Или – со священной цифрою "три": три тысячи лет. Если же речь заходила о совсем уж давних – давних-предавних делах, то говорилось: это было тридцать тысяч лет тому назад. Вот и всё.

Не следует забывать: историзм, ощущение истории – весьма новая, совсем недавно зародившаяся у нас способность, ей всего-то, можно сказать, сотня-другая лет. Далее: психологи с помощью экспериментов доказали, что конкретное ощущение числа у среднего человека, по существу, не превышает сотни. Уже "тысяча" воспринимается либо как целое, либо как десять раз по сто. Тот, кто "тысячу" представляет себе, скажем, кубометром воды (то есть тысячей литров), уже человек с "математическим мышлением". Возраст человечества – это такое число, которое оставляет далеко позади все границы числовой фантазии. Религиозный еврей даже в наше время свято верит, что те пять тысяч сколько-то лет, которыми он обозначает нынешнюю дату, исчисляются от сотворения мира. (Впрочем, есть у человека и некоторое право на такое сгущение событий: ведь за девять месяцев в материнском чреве он проходит те полтора миллиарда лет, что минули от первичной клетки до наших дней!)

Куда я клоню, вдаваясь в эти рассуждения?

По моему мнению, Прометей дал человеку огонь семьсот-восемьсот тысячелетий, или, округляя, миллион лет тому назад. Именно столько – минус три тысячи сто девяносто лет (1218 лет до нашей эры плюс 1972 года нашей эры) – и провел он, прикованный к скале. Следовательно, без малого семьсот-восемьсот тысячелетий, то есть около миллиона лет. Греческие же письменные источники, которыми я пользуюсь, говорят всего-навсего о трёх тысячелетиях или, самое большее, о тридцати тысячах лет.

Существует мнение, будто Прометей дал человечеству не огонь, а умение разводить его. Впервые научился высекать огонь неандерталец, и произошло это примерно сто тысяч лет назад. Таким образом выходит, что Прометей был прикован к скале приблизительно девяносто шесть тысяч восемьсот десять лет. Очень было бы соблазнительно связать эту параболу с великолепной сентенцией Энгельса о том, что человек, претворивший в огонь энергию движения, сумел, создав паровую машину, претворить тепловую энергию в двигательную. Но какой ошибкой было бы полагать, что в этой сентенции Энгельс определяет две крайние точки развития человека! Прометей был много раньше, Прометей дал человеку огонь и вместе с ним ремёсла; высекать огонь – владея таким подарком – человек научился уже сам!

Поговаривают иной раз, будто Прометей научил человека плавить металл. Металлами, в том виде, в каком они встречаются в природе, мы пользуемся восемь – десять тысячелетий; плавить и отливать их умеем пять-шесть тысяч лет. Вот и выходит, что Прометей протомился в плену три тысячи лет. Если, конечно, кому-то от этого спокойнее! А то ведь можно пойти и дальше: предположим, что "Принёсший огонь" действительно, научил человека обработке железа, иными словами, доменному делу – то есть специфическому применению огня. Поскольку первые железные отливки относятся как раз к тем критическим десятилетиям, на которые падает приблизительно и время освобождения Прометея, то в этом случае можно было бы допустить, что его приковали к кавказской скале всего лишь на несколько лет или десятков лет. Так-то оно так, да не совсем!

Ну, допустим: Прометей был попросту изобретателем железоплавильного дела и таким образом одарил человечество лишь термохимическим применением огня, за что боги или иные власти предержащие назначили ему наказание. Но коль скоро мы рассматриваем эту проблему столь рационалистически, тогда уж будем последовательно рационалистичны! Почему нужно было наказать столь жестоко того, кто изобрёл выплавку железа? Или тогда уже существовал какой-нибудь стальной, медный или оловянный трест? (Известно ведь, как расправляются иной раз с нынешними изобретателями, если они представляют угрозу для монополии.) Но ничего подобного тогда не существовало. Да если б и существовало! Были же ещё и дорийцы, они превосходно умели использовать железо и сталь в историческом, можно сказать, масштабе. "Ага, – сразу отвечает ratio, – а ведь Геракл-то был ставленником дорийцев!" "Наш человек в Микенах", как говорится. Но если так, то произошло вот что: микенские бронзовые магнаты бросили Прометея в тюрьму, а Геракл, представлявший интересы дорийцев, освободил его. Можно пойти и дальше (уж если гусь, так пусть будет жирный!): Геракл, сторонник революционных преобразований, встал на сторону Прометея против всего, что мешало прогрессу. Нет, всё это очень уж хромает! И по-прежнему остаётся открытым вопрос: что всё-таки сталось с освобожденным Прометеем? Почему не было – именно после этого, именно среди дорийцев, а поскольку дорийцы были гегемонами, то вообще среди греков – хотя бы самого скромного, самого крошечного культа Прометея? Не говорите мне, что такое столько раз уж случалось: революция побеждала, новый революционный порядок становился государственным строем, и наследники преспокойно отрекались от наследия революционеров. Да, да, да, это верно! Однако тогда-то и сооружались целыми сериями храмы, конвейерным способом воздвигались памятники. А вот Прометею вовсе ничего не досталось от подобных щедрот, исследованиями не обнаружено ни единого сооружения в этом роде.

К счастью, есть на свете ещё и наука; помимо "рацио" и "здравого смысла", есть ещё и интеллект, одаряющий той проницательностью, которая способна привести нас к полному пониманию вещей. Достаточно бегло просмотреть предание о Прометее, чтобы убедиться: это очень древняя история, гораздо более древняя, чем девяносто девять процентов всей мифологии, чем использование человеком железа, да не только железа, а любого металла вообще. Она относится к тем временам, когда человек ещё не видел, да и не слишком доискивался отдалённых причинных связей. (Полагая, например, что тарелку-землю держит на себе слон, а слон стоит на спине еще более сильного животного, гигантской черепахи, он не допытывался, на чём же, собственно, стоит черепаха. Зная, что отцом Зевса был Крон, а отцом Крона – Уран, матерью же – Гея, не спрашивал, кто были отцы-матери Геи и Урана.) Это были времена, когда отношения человека с природой определялись ещё в значительной мере роком.

Так примем же всерьёз эту историю! Прометей принёс Человеку (не украл!) огонь с неба, а с ним даровал и ремёсла, чтобы Человек мог выжить. Зевс за это рассердился на него и покарал невиданно жестоко. Почему? Он не хотел, чтобы Человек выжил. Почему? Просто так. Потому что он был Зевс. Здесь нет олицетворения и нет символа. Мы должны принять это в самом прямом смысле слова.

<…>

Почему? Может быть, Человек тотчас стал устраивать лесные пожары, бездушно расхищать живую природу Зевсову? Возможно. Может быть, Зевс был особенно дальновиден (более дальновиден, чем сам Прометей, промыслитель) и боялся, что в конечном итоге Человек погубит весь мир, если мир когда-нибудь (пусть много позже Зевсовой смерти) попадёт ему в руки? Возможно. Быть может, и вовсе нет никакой другой причины, кроме той, что делает Человека отвратительным для всех прочих живых существ: невыносимая вонь от него? Возможно.

Лучше уж нам удовлетвориться объяснением самого мифа: просто так! Зевс – это Зевс. И причинной связи нет.

Но Прометей спас Человека, подарив ему огонь. Почему? Потому что пожалел его. И только.

<…>

Человек – и антропология подтверждает это, не оставляя ни малейших сомнений, – стал Человеком не тогда, когда овладел умением плавить металлы или хотя бы разводить огонь. Человек стал Человеком, когда попросту научился использовать, для чего бы то ни было, огонь, встречавшийся в природе. Для защиты от холода, для защиты от нападения хищников. Он оказался на Земле единственным живым существом, которое не боится огня, не бежит от огня с паническими воплями. Напротив, идёт к нему! И, как ни ужасен чудовищный саблезубый тигр, как ни кровожаден и силён пещерный медведь – пятилетний человеческий детёныш берёт в ручонки дымящуюся, рассыпающую искры головёшку и тем обороняет себя от врагов. Гонит прочь и саблезубого тигра, и пещерного медведя. Не случайно самый древний, самый первый наш предок, в учёном наименовании которого уже нет и намека на обезьяну, тот предок, который, вне всяких сомнений, Homo, что подтверждает каждая деталь его скелета, – этот предок во всех раскопках неизменно обнаруживается вместе со следами огня. Со следами огня и орудиями, изготовленными сознательно. К слову сказать, только с каменными орудиями. Его деревянные инструменты истлели: ведь рукоятки орудий труда, палицы, рычаги, копья изготовлялись из дерева, и закалял, заострял их наш предок также с помощью огня; истлели и кожи, звериные шкуры, для упрочения, дубления которых нашему предку также служил огонь, вернее, продукт огня – дым. Всё это исчезло, но оно было там, где остались следы огня: это с уверенностью можно сказать по другим находкам.

Итак, Прометей был прикован к скале, где провёл круглым счётом миллион лет ради нас, просто ради того, чтобы мы существовали, выжили, превратились в Человека. Это звучит абсурдно, и всё-таки более разумного толкования нет. Он провёл, прикованный к скале, круглым счётом миллион лет, когда Геракл – это случилось примерно три тысячи сто девяносто лет назад – наконец освободил его.

Слишком много? Много.

Тридцать тысяч лет или три тысячи вероятнее?

Повторяю, лично я – с орлом, рвущим мне печень, – вряд ли выдержал бы и три дня.

Так какой же смысл проводить различие между невероятным и невозможным?

Кстати сказать, даже просто ratio заставляет нас верить только и именно этому!

В самом деле, вряд ли можно себе представить более рациональную систему воззрений, чем теология святого Фомы. Так вот, это и есть тот самый случай, когда святой Фома заявляет: "Credo quia absurdum" ("Верую, ибо объяснения не имеет"). Не нужно забывать: Прометей – бог, и не какой-нибудь второразрядный бог. Он принадлежит, причём по старшей линии, к тому же поколению, что и Зевс. Быть прикованным к скале, выносить это в течение миллиона лет (а тут еще орел!) – нет, на это не было бы способно ни одно человечьими мерками измеримое существо! Следовательно, факты блистательно подтверждают божественность Прометея, причём весьма высокой пробы.

Теперь любезный Читатель, разумеется, понимает, сколь умопомрачительна глубина этой загадки, понимает, почему она не даёт мне покоя уже много лет, тревожит даже по ночам.

Отчего люди никогда, никак, нисколько не поклонялись Прометею?

Оттого, что это просто миф, сказка?

Но я говорю здесь о греках, точнее – о микенских ахейцах, о людях позднеэлладского периода. О тех, для кого эта сказка была действительностью, ибо они верили в неё!

Верили в Прометея точно так же, как в Зевса!

Почему же они не поклонялись Прометею? А Зевсу – поклонялись?!

В самом начале я уже выражал недоумение свое и удивление: ведь какое репрезентативное – иного слова не подберёшь – созвездие досталось на небе Ариадне! Да и орлу, что клевал печень Прометея, тоже. Могу добавить: нашлось созвездие, и опять не какое-нибудь захудалое, даже для стрелы, что в конце концов погубила этого орла! Прометею же не посвятили ничего. Хотя бы самой пустяковой планетишки. Сейчас, представив вновь, что сделал ради нас Прометей, я потрясён еще больше.

А ведь при этом –

было святилище, посвященное Атланту, восставшему титану, а величественная горная цепь и поныне носит его имя;

было святилище – пойдём ещё дальше – и у Пандоры, этого прообраза глупых и зловредных красоток, у Пандоры, напустившей на Человека всевозможные несчастья (те, что именно Прометей запрятал в ящик, накрепко заперев его); да, святилища Пандоры были, и не в одном месте, во многих!

А святилища Прометея не было.

Мы обязаны в этом разобраться. Уйти от этого мы не можем!

Неужели Человек столь забывчив? Тот Человек, который (благодаря Прометею!) вступил в Нынешнюю эпоху, оставив далеко позади всевозможные прокреативные опасности, и ко времени нашей истории, к XII веку до нашей эры – блистательному великому Веку Мифологии, – размножился на Земле почти до двадцати миллионов. Иначе говоря, уже полностью был подготовлен к тому, чтобы впредь на протяжении долгих миллионов лет ему оставалось бояться разве что себя самого.

Неужели Человек столь забывчив? Но почему?!