Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Попов В.П., Крайнюченко И.В. (Пятигорск)

Чем грозит человечеству ускоряющееся развитие


Исследуется феномен ускоряющегося развития биосферы и человеческого социума. Закон гиперболического ускорения предвещает закат конкурентной экономики и переход на регулируемые взаимоотношения не только с членами человеческого сообщества, но и с биосферой. (Отклик С.И. Валянского на данную статью приведён в этом же номере журнала.)

В последние десятилетия появилось много исследований феномена ускоряющегося развития биосферы и человеческого социума. Вначале к ускорению относились как к положительному результату прогресса. Когда накопилось много фактов, и был открыт закон гиперболического ускорения, возникла тревога. Как известно, гипербола уходит в бесконечность (сингулярность), поэтому теория предвещает бесконечную скорость развития, бесконечное количество производимых товаров, бесконечный объём новой информации и пр., что абсурдно. Экстраполяция темпов развития показывает, что сингулярное состояние будет достигнуто в первой четверти XXI века.

Ускорение развития – это не исключение из правил. Этот феномен наблюдается повсеместно, поэтому катастрофы не будет, но что произойдёт с современной цивилизацией?

Известно, что для систем разной природы существуют инвариантные законы развития [1,2]. Поэтому вполне корректно из сравнения систем биологических и социальных делать выводы о будущем человечества. Рассмотрим некоторые примеры.

Первичная биосфера 3,8 млрд. лет назад состояла только из одноклеточных организмов. 1,5 млрд. лет жизнь «протаптывала» себе дорогу, изменяя окружающую среду, накапливая в атмосфере кислород. С появлением многоклеточных эволюция с ускорением развивалась в следующей последовательности: архитархи (700 млн.); рыбы (500 млн.); сухопутные позвоночные (350 млн.); рептилии (320 млн.); млекопитающие (220 млн.); птицы (140 млн.); приматы (10-20 млн.); человек (6-1 млн.) [3]. Цифры в скобках указывают приблизительный интервал времени. Для образования каждого нового вида требовались уже не миллиарды, а сотни и десятки миллионов лет. Еще быстрее новые виды появлялись в семействе гоминид. За последние 10-15 млн. лет появилось и исчезло много видов приматов. Возраст человечества насчитывает всего 2-4 млн. лет. Эволюция социумов (социального вещества) и техносферы произошла всего за несколько десятков тысяч лет.

Общество также развивалось с ускорением. Неолитическая цивилизация продолжалась 32 века, восточно-рабовладельческая – 22 века, античная – 12 веков, раннефеодальная – 7, доиндустриальная – 4,5, индустриальная – 1,3, информационная – 0,5 [4]. Как видим, и здесь наблюдается ускорение. Однако эта хронология сделана для европейских цивилизаций. Темпы развития Азии, Дальнего Востока сильно отличаются (но ускорение сохраняется). Кроме того, изменчивость цивилизаций измерялется не по физиологическим параметрам живого вещества (человека), как в биосфере, а по техно- социальным инновациям. Ускоренно изменялось качество социума, а не психология и физиология человека.

Динамика численного роста человеческой популяции хорошо укладывается на гиперболическую кривую. За ХХ век численность человечества удвоилась и достигла 6 млрд. Динамическая система развивается самоподобно, сохраняя автомодельность роста [5].

Работы И.М. Дьяконова, А.Д. Панова, Г.Д. Снукса [6, 7] и др. сформировали мнение, что процессы технического и экономического развития также ускоряются по гиперболической зависимости. Ускорение экономического развития не связано с физиологией людей, оно отсчитывается только по уровню потребления, технических инновациям.

Члены Римского клуба Медоузы показали, что «сверхнапряженность» Мира во взаимодействии между человечеством и биосферой введет традиционный мир в состояние коллапса в районе 2025 года. Среди экономистов М. Хазин предсказывал неблагополучие и дестабилизацию американской экономики в период 1980-2008 годов. И. Валлерстайн датирует период радикальной перестройки миропорядка 2025-2050 годами.

В.И. Пантин и В.В. Лапкин исследовали цикличность развития экономики и политики [8]. Авторы переосмыслили и подвергли некоторой коррекции методологию экономических циклов Н.Д. Кондратьева с учетом наблюдающегося в последние десятилетия беспрецедентного ускорения экономического и политического развития. Предсказывается эпоха глубоких потрясений в международной экономике и политике в районе 2005-2017 годов.

Федотов А.П. (автор «Глобалистики») исследовал индекс антропной нагрузки на социум (отношение доходов 20% самых богатых людей к 20% доходов самых бедных). Есть мнение, что этот индекс должен быть ниже 10-15 [9].

Реальная картина дисгармонии между странами представлена в таблице. Индекс дисгармонии постоянно возрастает и по гиперболической зависимости уходит в бесконечность в районе 2025 года.

 

popov_1.jpg

Формальная экстраполяция по гиперболе приводит к выводу, что в 2015 году (с ошибкой в 15–20 лет) темп изменчивости социума достигнет бесконечности. Бесконечность абсурдна, но что-то должно произойти. В обществе нагнетается тревожное ожидание перемен, какой-то бифуркации. Знание законов развития [1,2] позволяет предсказать характер будущих событий.

Важно обратить внимание на особенность бифуркаций социальных систем. В них нет точки, а есть зона перехода. Чем больше в системе элементов, тем дольше протекает процесс её перестройки. Кроме того, системная память около зоны бифуркации не исчезает, вопреки утверждению синергетики [10]. Она настолько велика, что детерминирует дальнейшее развитие событий, поэтому их можно прогнозировать. Например, завершение эры динозавров было растянуто на 2-4 млн. лет. Социальные переходы длятся 60-180 лет (в среднем 90) [5]. Например, распад СССР ещё не завершился, страна за 20 лет перестройки не достигла состояния западного общества. В особо крупных организациях длительность бифуркации может быть столь велика, что это состояние можно рассматривать, как перманентную эволюцию. Если бы социальные системы теряли всю память, то не было бы культуры, не было бы развития техники, не развивались бы языки. Поэтому некорректно указывать точную дату апокалипсиса. Но перманентное ускорение абсурдно и должно когда-то закончиться. Стадия реформирования любой системы рано или поздно наступит, поэтому произведём осмысление приведенных фактов.

Известен универсальный закон жизненного цикла (ЖЦ) [1]. Все явления природы и любой объект имеют начало и конец. ЖЦ проходят все виды существ, этносы и государства, нации и культуры, фирмы и товары, верования и обычаи, континенты, океаны и т.п. Конечна биосфера и человечество, хотя бы по причине завершения жизненного цикла Солнца [11]. Закон ЖЦ является комбинаторным законом. В нем объединены «интеграция и дезинтеграция», периодическое ускорение и замедление развития, возрастание и снижение разнообразия элементов систем. Важно понять, что мы живём в нелинейном мире. Линейное прогнозирование корректно только на коротком временном интервале. Закон неравномерности развития не даёт возможности развиваться системам пропорционально, линейно и гармонично.

popov_2.jpgПолный жизненный цикл содержит минимум три фазы (юность, зрелость, стагнация). Юности свойственно ускорение, а стагнации – замедление. Эволюция осуществляется как волны активности вещества. Для отдельного организма этот закон называют онтогенезом. Для социальных биологических систем – филогенезом. Сукцессия – это тоже жизненный цикл [12]. Протяженность ЖЦ может быть разная.

В стадии «юности» (аб) организация проявляет способности к самостоятельному развитию, наблюдается ускоренный количественный и качественный рост, расширяется экологическая ниша, множится разнообразие элементов, усиливаются связи с соседями. Например, при демографическом взрыве человеческой популяции происходит внезапное появление молодого и активного поколения. Так было в развитых странах, в первую очередь в Европе XIX века. Именно тогда возникли демографические предпосылки для стремительного экономического роста, для мощных волн эмиграции, которые привели к заселению Нового Света, Сибири и Австралии [5]. Ускоренное развитие не уникально. Гумилёв исследовал ЖЦ многих этносов (подсистем человечества) и обнаружил ускоренное развитие, которое он объяснил пассионарностью вождей [13]. Однако ускорение и экспансия всегда завершались стагнацией.

В стадии зрелости (бс) происходит «рационализация», сокращаются лишние элементы и связи, достигается максимум эффективности, рост количества и качества прекращается. Стадия стагнации, упадка (сд) сопровождается сокращением количества, качества и разнообразия элементов. Полное исчезновение организации маловероятно. Рыбы существуют 600 млн. лет. Господство рептилий ушло, но продолжают существовать змеи, черепахи, крокодилы и др. Информация об исчезнувших видах сохраняется в генах потомков (виртуальная жизнь продолжается в системной памяти).

Волнообразная динамика ЖЦ организаций является следствием системной инертности, консервативности. На ускорение нужно время, но и стагнация не происходит мгновенно. Аналогично системная инерция влияет на динамику разгона автомобиля. Она складывается из реакции водителя и всех механизмов автомобиля. Рост на стадии юности прекращается чаще всего из – за исчерпания каких-либо ресурсов.

Ускорение на стадии юности может протекать по любому закону, в том числе и гиперболическому. От этого зависит длительность стадии юности. Если для описанных случаев ускорения выявлен гиперболический закон, то это свидетельствует, что и биосфера и человечество ещё не вышли за пределы первой стадии жизненного цикла. Хотя в биосфере уже намечается замедление развития, сокращение разнообразия таксонов. Возможной причиной стагнации биосферы является человек.

Панов А.Д. [6,7], пытаясь обобщить динамику развития биосферы, человеческого общества и экономических систем показал, что все они ускоряются по монотонным гиперболическим функциям и могут быть уложены на одну кривую. В этой «похожести» он увидел единство законов развития. Однако монотонность развития биосферы вызывает сомнение, т.к. за время существования биосферы произошло не менее семи катастрофических вымираний (вероятно от космических причин), но жизнь всегда восстанавливалась практически с начала [3]. Динамика развития биосферы должна быть представлена не одной кривой, а совокупностью подобных, волнообразных кривых. Отсутствие в этой закономерности положенных циклов «ускорения – замедления» настораживает и требует разъяснения. Кроме того гиперболическая функция не может отражать всю эволюционную динамику, т.к. не согласуется с законом жизненного цикла. Она, скорее всего, отражает только начальную, ускоренную фазу жизненного цикла биосферы.

Итак, имеются факты ускорения, касающиеся биосферы, человеческих цивилизаций и экономических процессов. Эти процессы иерархически вложены один в другой в следующем порядке: биосфера (надсистема), человечество (подсистема), экономика, технологии (элементы). Согласно теории систем темпы изменчивости должны ускоряться от общего к частному, в порядке биосфера – человечество – экономика, что и наблюдается. Кроме того, самыми изменчивыми обычно являются молодые (новые) элементы (современные человеческие формации).

Циклы биосферы, общества и экономики связаны между собой только законами развития (жизненный цикл универсален). Причинно-следственная связь слабая. Разрушение современной экономики не уничтожит цивилизацию, а гибель цивилизации не только не уничтожит биосферу, но даже стимулирует её дальнейшее развитие.

Закон «всеобщего ускоряющегося развития» возник на основе случайного совмещения эклектических фактов. Исследователи перечисленных выше систем имели возможность наблюдать только первую фазу ЖЦ. Например, наблюдая за человеком только во время его подъема на гору, можно сформулировать закон «восхождения». Если наблюдать во время спуска, можно создать закон «нисхождения». Чтобы не впадать в заблуждение, нужно помнить, что жизненный цикл состоит из «восхождения и нисхождения». Все описанные выше эмпирические факты ускорения имеют отношение только к первым стадиям жизненного цикла.

Необходимо объяснить не только совпадение самого факта «ускорения развития», но также совпадение гиперболического закона развития для разных объектов. Оказывается гиперболическое развитие событий широко распространено в природе [14], поэтому исследуемое совпадение не уникально. Например, в некоторых химических реакциях продукты могут катализировать ускорение процесса. Однако ускорение касается только первой стадии процесса. При исчерпании ресурса все автокаталитические реакции прекращаются (взрыв, горение и пр.) Вернадский В.И. приводил пример размножения одноклеточной водоросли при условии безграничности ресурсов питания. Самоподобный процесс размножения приведёт к увеличению массы колонии до размеров массы Земли всего за несколько недель.

Итак, ускоренное видообразование в биосфере и обществе напоминает автомодельный автокатализ. Механизм автокатализа биосферы заключается в следующем. Поскольку новые системы в природе возникают путем интеграции и комбинаторики [3], то увеличение разнообразия живого вещества расширяет возможности комбинаторики, ускоряет видообразование. Организмы мутируют в результате внутривидового скрещивания, а также при межвидовом переносе генов (вирусами). Другим механизмом ускорения является цефализация биосферы. В гонке к разуму кроме человека участвовали и другие таксоны. Например, древнейшие моллюски в развитии разума не ушли дальше осьминога (устройство мозга у осьминога очень сложное). Млекопитающие породили разум не только человеческий. Определённым интеллектом обладают многие животные, особенно впечатляет разум дельфинов и шимпанзе. Среди птиц интеллектом отличаются врановые и попугаи [15]. Разный темп устремления к разуму зависит от накопленной информационной памяти биосферы, от наличных ресурсов, от жизненных обстоятельств и пр. Развитие мозга, развитие систем управления в организмах, накопление системной памяти (опыта) уменьшает стохастизм развития, ускоряет процесс эволюции, давая преимущества в конкурентной борьбе. Очевидно, чем длиннее ЖЦ и быстрее развивается таксон, тем большего уровня разумности он может достичь. Поэтому системы с короткими жизненными циклами вынуждены развиваться очень быстро, чтобы достичь своей цели. Этим же объясняется сверхвысокая скорость развития человеческого разума.

По всем показателям биосфера всё ещё находится в зрелой фазе. Окончательная гибель произойдет через несколько миллиардов лет, когда Солнце станет «красным гигантом». Столкновение с астероидом, взрыв супервулкана может завершить ЖЦ биосферы существенно раньше.

К известным фактам можно добавить следующее. Ускоренное видообразование и рост разнообразия биосферы сопровождается сокращением ЖЦ отдельных видов живых существ. Биомасса биосферы достаточно постоянна, так как ограничена ресурсами планеты. Появление новых видов для сохранения постоянства биомассы должно сопровождаться вымиранием прежних видов. При постоянной биомассе и ускорении видообразования длительность ЖЦ новых видов должна сокращаться. Этот закон в большей степени касается более развитых, новых генераций живого вещества. Примером является невероятно короткий ЖЦ юного человечества, буквально взрыв разума.

В человеческом обществе механизмом ускорения экономического развития является конкуренция. Если ускоренное развитие биосферы являлось результатом межвидовой конкуренции, то ускоренное и неравномерное развитие человечества является следствием внутривидовой конкуренции. Любые живые организмы, размножаясь и конкурируя, стремятся захватить максимум территорий и ресурсов (закон экспансии).

Аналогично ускоряется деятельность коммерческих организаций. В конце ХХ века срок жизни таких организаций сократился до года, до срока исполнения заказа. Стратегическое исследование динамики рынка выявляет тенденции сокращения ЖЦ товаров и организаций. В сфере малого бизнеса и сфере услуг ежегодно обновляется более 50% предприятий.

Рыночная экономика обостряет конкурентную борьбу. Темп изменения рыночной среды прогрессивно нарастает, что вынуждает организации сокращать свой ЖЦ в адаптивных целях. Остановиться в бегущей, неорганизованной толпе невозможно (затопчут), поэтому все стараются из последних сил ускорять «развитие». Для этого изобретаются технологии, машины и механизмы (технический прогресс?). Несмотря на периодические кризисы, рыночная экономика не может не ускорять рост потребления.

Неравномерность развития проявляется в том, что ускорение касается только экономической и технической составляющих социума. При этом физиологические и психические параметры человека достаточно консервативны. Именно несовпадение темпов развития разных функций социума создаёт диспропорции, что является одной из причин грядущей стагнации.

Сокращение жизненного цикла современных предприятий является предвестником приближающейся стагнация современного западного общества, завершения цивилизации потребления и приближения ноосферной цивилизации. Рост ускорения будет остановлен, как всегда, исчерпанием ресурсов, конкурентной борьбой за ресурсы, потерей управляемости рыночными процессами. В условиях стохастической самоорганизации общества этого избежать нельзя, это закон природы.

Не только Запад, но и всё человечество приближается к стадии зрелости. Намечается сокращение численности популяции к середине XXI века [5]. Возможно, что кризис современной цивилизации наступит в то же время. Но это не конец, а только завершение цивилизации «потребительства», бездумной эксплуатации биосферы. Зрелому человечеству нужно всячески замедлять старение биосферы, чтобы отдалить и свою стагнацию. Для этого надо снижать потребление продуктов биосферы, а техносферу, которая использовалась для интенсивной эксплуатации среды обитания, направить по линии совершенствования планетарного разума (естественного и искусственного).

Главной причиной бездумного ускоряющегося развития является стохастизм и консервативная животная психика людей. Но разумная, управляемая система может при необходимости замедлять темпы развития, своевременно тормозить перед препятствиями.

Борьба за существование, конкуренция за дефицитные ресурсы генетически детерминированы. Конкуренция известна не только в живом, но и в косном веществе. Два кристалла, растущие в одном растворе, конкурируют между собой за общий ресурс (раствор соли). Большой кристалл поглощает ресурс быстрее. Аналогично конкуренция в обществе порождает неравенство, нарушается закон пропорциональности,

Отдельные регионы в своём развитии вырываются далеко вперёд, развивается неравенство в потреблении, возникает социальная напряжённость. Рост ВНП сопровождается ускоренным поглощением национальных (интернациональных) ресурсов. Сильная дисгармония создаёт кризисы, социальные и политические катастрофы. Ускоренное разрастание отдельных подсистем уподобляется раковой опухоли. Темпы развития человечества так велики, что биосфера не успевает к ним адаптироваться. Очевидно, переход от зоосферы к ноосфере невозможен без устранения диспропорций в развитии разных стран и без коррекции рудиментарной психики людей. Рациональнее устранить эти диспропорции посредством управленческого вмешательства, т.к. самоорганизация сначала всё доводит до кризисного состояния и потом методом проб и ошибок находит новое решение («история учит, что она ничему не учит»).

Механизм замедления имеет несколько вариантов. Самый очевидный механизм – это истощение природных ресурсов. Но поскольку человечество способно находить новые ресурсы, то до полного истощения ещё далеко. Значительно ближе (2015-2025) коллапс адаптивных возможностей. Ускоренное изменение экономической среды может происходить до тех пор, пока отдельный индивид и система в целом не потеряют способность контролировать этот процесс и приспосабливаться к нему. Бурный рост «свободного» рынка, неконтролируемое производство товаров, калейдоскоп конкурентных атак создают стресс для менеджеров. Если темп изменения окружающей среды превышает возможности адаптивных реакций организации, то у всех живых организмов возникает паника или наступает ступор. Если уже сегодня некоторые организации существуют не более года и требуется постоянная их перестройка, то ежемесячная перестройка превращается в абсурд. Кризис ускорения заставит человечество отказаться от стохастического, конкурентного пути. Банкротство охватит множество фирм, не создавших запаса прочности. Если стохастическое, рыночное развитие станет невозможным, то на смену ему придёт плановое, управляемое развитие. Такие предпосылки уже созданы в крупных корпорациях и ТНК.

Новое всегда зарождается в недрах прошлых организаций. Млекопитающие зародились в мире рептилий. «Первая птица вылетела из яйца динозавра». Разум человека развивался в недрах биосферы. Идея газовой турбины уже существовала в устройстве водяной мельницы. Ветер эволюции дует из прошлого, новое прорастает из старого. Поэтому ростки будущего можно всегда увидеть в настоящем, если знать, на что смотреть. Эволюция всегда комбинирует и чередует законы развития. Каждый следующий шаг эволюции, хотя и повторяет инвариантные законы развития, но делает это другими средствами. Поэтому поиск новых форм политического и экономического устройства целесообразно осуществлять, комбинируя известные политические образования прошлого. Рассмотрим некоторые наметившиеся тенденции в современных политических системах.

Общепланетная система государств представляет собой конгломерат стран, сильно отличающихся по уровням жизни. Между двумя крайними формами (социализм, капитализм) расположены различные их модификации. Немногочисленные западные лидеры развивают экологический и экономический империализм, стремясь завладеть истощающимися ресурсами планеты. Наблюдается стремление объединиться в глобальный сверхчеловейник под эгидой супердержав. Дефицит ресурсов приводит к борьбе за обладание ими. Этому же способствует рост численности человеческой популяции. Западное общество провоцирует людей на интенсивную жизнедеятельность ради более комфортабельной жизни. Такая стратегия аналогична раковой опухоли, истощающей ресурсы биосферы и погибающей вместе с ней. Демократический Запад использует научно-технические и финансовые преимущества в этой борьбе (империализм, глобализация).

Итак, ни индивидуализм (либерализм), ни коллективизм (социализм) сегодня не стремятся к ноосфере. Идеологии всех без исключения государств настроены на повышение уровня потребления, комфортности жизни (для всех или для избранных). Экономическая теория приспособлена для укрепления такого мировоззрения. Рудиментарная психика продолжает руководить поведением людей, поэтому цивилизация «потребительства» ещё не завершила жизненный цикл. По-прежнему популярны требования «хлеба и зрелищ».

Но в мировом сообществе наблюдается тенденция к выравниванию различий между государственным устройством разных стран. Правительства выступают распорядителем национальной собственности. На Западе государству стали вменять в обязанности защиту свободы рынка от монополизма, стимуляцию большой науки и высоких технологий. Наука стала заниматься проблемами устойчивого развития. Опыт показывает, что возможно сочетание централизованной экономики с личной и частной собственностью.

Либерализм стал более социальным, введён прогрессивный налог, осуществляется частичное ограничение свободы рынка. Усиливается управление. Вместо владельца фирмы функционирует совет директоров.

Фактическая эволюция западного общества порождает и все более усиливает коммунистическую тенденцию к превращению значительной части работающих граждан в наемных служащих государства и больших частных предприятий. Наёмными работниками могут быть менеджеры, распоряжающиеся акционерным или частным капиталом, директора банков, президенты банковского совета, государственные чиновники, министры, генералы; инженеры; профессора; артисты; спортсмены и пр.

В либеральном обществе не все стремятся к свободе предпринимательства, и в коллективистском обществе не все ощущают несвободу. Свобода – это ответственность и борьба за свои решения. Многие не желают бороться, и склонны к устойчивости без риска. Тоталитаризма на Западе было ничуть не меньше, чем в Советском Союзе, в котором в то же время можно было обнаружить не меньше демократии, чем на Западе [16]. Сверхвласть в СССР представлялась функциями КПСС, а на Западе сверхвласть сосредоточена в функциях владельцев финансового капитала [16].

«С другой стороны в социалистических странах, несмотря на сильную централизацию власти и плановую экономику, возникали многочисленные объединения людей за пределами власти, экономики и идеологии, в кругах интеллектуалов, на основе личных контактов. В большинстве случаев они не поддавались контролю со стороны властей. Они образовывали нечто вроде гражданского общества западных стран. Таким путем в стране произошло разделение на привилегированную часть и прочее общество. По уровню и образу жизни эта часть советского общества жила почти по-западному» [16] А на Западе функционируют множество коммун и кибуцев.

Таким образом, в мировом сообществе наблюдается тенденция к выравниванию различий между государственными устройствами. Крайний коллективизм дрейфует к усилению элементов индивидуализма. Крайний индивидуализм усиливает элементы коллективизма. Положительной тенденцией является укрепление волевой основы управления обществом. Государство всё больше берёт в руки рычаги правления, доля стохастизма уменьшается. Либерализм ограничивается узким руслом экономической деятельности. Созревает социальная инфраструктура, которая может быть использована для построения ноосферы.

История – это полигон для самоорганизации социума. У всех систем есть недостатки. Капитализм также как коммунизм не является полностью самоорганизующимся обществом. Государство, монополии, концерны своими управляющими воздействиями постоянно подправляют стихию рыночного либерализма. Однопартийная советская система на фоне коллективизма скрывала могущество некоторого меньшинства, а Западная многопартийность защищает частные интересы и часто неспособна принимать решительные меры.

Альтернативой кризисам конкурентной экономики будет разумное, управляемое, коэволюционное, ноосферное развитие. Все кризисы капитализма разрешались после вмешательства государственного управления. Каждый кризис всё более усиливает централизованное управление. Чтобы лавировать между рифами законов природы, надо отказаться от стохастизма и переходить на управляемое развитие.

Все идеологические противоречия между противоборствующими сторонами будут сглаживаться только после прохождения неизбежных кризисов. Каждый кризис будет приближать общество к некоторому равновесию. Должен возникнуть дискомфорт для жителей ныне благополучных стран, чтобы начать коррекцию программ поведения методами социального влияния, воспитания, образования. Кризисы сделают лидеров более восприимчивыми к новым идеям.

Надвигающийся кризис «сингулярности» будет сильным толчком к переводу рыночного стохастизма на рельсы планового развития. Кризисы разрушения в первую очередь затрагивают «верхние этажи» социальных иерархий потому, что они самые молодые. Поэтому кризис наиболее больно ударит по США. Уже сегодня наблюдается тенденция сдвига от конкуренции к кооперации.

Все социальные формации неизбежно эволюционировали, реформировались в последовательности: феодализм – капитализм – социализм – посткапитализм, и далее. Эволюцию социумов остановить нельзя, поэтому неизбежно появится нечто новое. Капитализм и социализм трансформируются в очередную социальную формацию, адаптивную к экологическому кризису. Закон комбинаторного развития предсказывает, что это будет некоторая комбинация, сочетающая в себе элементы централизованного, государственного или корпоративного управления с элементами «псевдосвободного» рынка. Экономика должна ограничивать исчерпание природных ресурсов и усиливать механизмы снижения диссипации энергии и ресурсов.

Таким образом, ускоряющееся развитие общества свидетельствует о  приближении перехода в зрелую стадию, в которой большее значение приобретёт научнообоснованное управление. Элементы поискового стохастизма будут минимизированы.

 

Литература

1. Попов В.П. Инварианты нелинейного мира. – Пятигорск. Издательство технологический университет, 2005.
2. Попов В.П. Организация. Тектология ХХI. – Пятигорск: Издательство технологический университет, 2007.
3. Стивен М. Стенли. Массовые вымирания в океане. // В мире науки, 1984, №4.
4. Иванов О.П. Глобальные экологические проблемы и эволюция. // Глобализация. Синергетический подход. – М.: РАГС. 2002.
5. Капица С.П. Сколько людей жило, живет и будет жить на земле. Очерк теории роста человечества. – Москва: 1999.
6. Панов. А.Д. Завершение планетарного цикла эволюции? // Философские науки, N3-4, 2005.
7. Панов. А.Д. Сингулярная точка истории. Общественные науки и современность, N1:, 2005.
8. Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: Ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна: ООО "Феникс+", 2006.
9. Федотов А.П. Глобалистика: Начала науки о современном мире. Курс лекций. 2-е изд. М: Аспект Пресс, 2002.
10. Князева Е.Н, Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация. Темпомиры. – СПб.: Алетейя, 2002.
11. Фиделис В. Наше Солнце не погаснет.// Наука и жизнь. – 1996. – №7. – с. 155.
12. Реймерс Н.Ф. Экология. – М.: Россия молодая, 1994.
13. Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. – М.: Знание, 1993.
14. Вавилин. В.А. Автокатализ и флуктуации в природе // Природа, №6, 2005.
15. Зорина З.А., Полетаева И.И. Элементарное мышление животных. – М.: Аспект Пресс, 2002.
16. Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. Мюнхен. 1991.