Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Андрей Синельников

Сказка о найденном времени

Время. В русском языке этот термин имеет множество толкований. От наименования одной из форм существования материи, когда вне времени и пространства нет движения материи, до периода, эпохи, отмеченной чем-то выдающимся. Незапамятное время. Сколько пословиц и поговорок связано со временем, сколько крылатых фраз и философских размышлений. Гераклит Эфесский, древний греческий философ, говорил: «Все течет, все изменяется, и в одну реку нельзя войти дважды», имея в виду течение времени. Но в то же время (опять время) мы высокопарно провозглашаем, что время не властно над великими произведениями искусства. Что это? «Миг между прошлым и будущим», как поется в известной песне или огромная воронка, засасывающая в свое чрево народы и империи, страны и цивилизации. Время не оставляет от них ничего, кроме пригоршни пепла и старых баллад, поющихся слепыми бардами и седыми скальдами. Время живет, как и все в этом мире. Рождается, взрослеет и умирает. Умирает в нашей памяти, само по себе, умирает отравленное ложью или убитое смехом. Мы вспомним  о времени в очень коротком его промежутке. О времени, и о человеке, то есть об истории. Науке пребывания человека во времени.

Великий сказочник Евгений Шварц (Тот самый, что был автором философских сказок «Дракон», « Тень» и многих других), написал, в том числе, и «Сказку о потерянном времени». Сказочники, как мы с вами понимаем теперь в 21 веке, странные люди, если не сказать более точно. Они - пророки. Как им это удается - загадка. Так вот, в этой сказке он рассказал, о том, что кто-то, зная природу времени, может отнять ваше прошлое и присвоить себе, создав для самого себя новое будущее. Такая вот философская притча. Ничего нового он не сказал. Сказок таких во все времена и у всех народов была масса. Поэтому и отношение к ним было...как к сказкам. Человечество, расставаясь со своим детством, забывает древнюю истину. «Сказка ложь, да в ней намек....». Но и в нашей среде находятся единицы, которые относятся к сказкам, как к намеку. Проблемой времени занимались Академик Николай Морозов и первый генеральный конструктор Страны Советов Роберт Бартини. Занимались целенаправленно в рамках работы целых институтов. Таких, как они, в древние времена называли Провидцы. Они видели дальше других, а может просто видели время.

Однако вы можете возразить, если мол, ваши сказки намеки на правду, то в истории должны остаться следы от таких происшествий. Пожалуй, вы правы. Во все времена и у всех народов есть воспоминания, о которых ходит много легенд и мифов, но, к сожалению, нет исторических подтверждений. За примерами далеко ходить не надо. Это Потоп и крещение Руси Андреем Первозванным, Пресвитер Иоанн и древние Змеи Горынычи. Что это? Потеря временной памяти. Такая временная амнезия. Или, как в сказке у Шварца, кто-то украл прошлое, а Хранители вернули его уже с потерей чего-то невозвратного, или вернули другое прошлое.

Хорошо. Тогда вернемся к нашему с вами прошлому. К прошлому Руси. И вернемся не так уж далеко с исторической точки зрения, во времена Петра Алексеевича Романова или высокопарно выражаясь во времена Великого перелома Петра Великого.

Но Героем нашего времени будет не император всея Руси, а скромный его сподвижник - Яков Вилимович Брюс. Сказать, что его имя окружено ореолом тайны - не сказать ничего. Но всему - свое время. Итак, по порядку.

Каждый школьник знает, что Русь началась с прихода в нее Рюрика. Как там сказано во всех учебниках истории? «Земля наша велика и обильна, а порядку в ней нет. Приходите княжишь и владеть нами». Дальше тоже хорошо известно. «И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам. И сел старший Рюрик в Ладоге, а другой - Синеус - на Белоозере, а третий Трувор - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

Это история Руси, которая неоспорима и всем доподлинно известна. Только вопрос. Известна она, с какого времени?

«С древнейших!» - Будет короткий ответ. Более академичный ответ гласит. «Со времен Нестора летописца». Ан, нет! Со времени нахождения «Повести временных лет» - такого летописного свода, и запуска его в историческую науку самим господином Татищевым - первым историком при дворе государя Петра Алексеевича. Вот тут и начинается наш рассказ.

Среди многих загадок русской истории есть одна почти детективная загадка - тайна происхождения Радзивиловской (Кенигсбергской) летописи, частью которой и является «Повесть временных лет». Эта летопись особенная во многих отношениях. Она написана на бумаге польского изготовления пятнадцатого века и содержит 618 рисунков. И каких! Прекрасных рисунков, на которых - походы русов на Царьград, войны с печенегами и набеги на половцев, взимание дани с покоренных народов, казни, сражения, убийства, небесные знамения. От постройки Новгорода до 1206 года - разнообразнейшие картины жизни и быта Древней Руси. Другой такой летописи просто нет. Ничего подобного этим рисункам мы не знаем. Неизвестно, где и по чьему заказу она была написана... Ее история якобы начиналась с середины XVII века, когда она попала в библиотеку польского магната Яна Радзивила (отсюда и название), а затем - в библиотеку Кенигсберга (отсюда и второе название). В 1760 году она была передана в библиотеку Российской академии наук. А откуда она взялась в России? В нужном месте в нужное время.

Напомним. Практически за сто лет до этого Россия, слегка оправившись от Смутного времени, обретает новую царскую династию Романовых, выбранных на Соборе всеми сословиями земли Русской. В тишине прошло царствование первого нового царя Михаила, так же и Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим. Только дочь его Софья повздорила с братьями, что и отозвалось эхом стрелецких бунтов. И вот к власти пришел следующий Романов - Петр Алексеевич. Род Романовых прошлого своего не имел и к прошлому страны с именем Русь никак не прикладывался. Да, похоже, и сама Русь прошлое свое за Смутное время потеряла. Древние рода боярские, ведущие родословные с еще досмутных времен новых государей поддерживали слабо, вспоминая годы семибоярщины. Юный царь, окруженный своими приверженцами в основном из детей дворянских, то есть служилых ко двору прибившихся при новых государях, опоры на прошлое не имел. А кто не стоит на плечах великого прошлого, тот о великом будущем и настоящем и мечтать не может. Однако это был в то время случай не единичный. После волны Реформации, что прокатилась по Европе за полтора века до означенных времен, европейские властители находились в положении аналогичном. Вот туда за опытом и отправился российский самодержец. Действие сие известно нам из тех же учебников истории как Великое посольство или путешествие Петра ! по Европам в 1697-98 годах.

Вот очень укрупненная картина европейской жизни того времени.

Во Франции правит король Солнце  - Людовик XIV Бурбон. Тот самый, что сказал: «Государство - это я». Создатель абсолютной монархии. Хотя создателем и двигателем всех реформ Людовика Солнце, конечно же, был кардинал Мазарини, если вспомнить, что сам король воссел на трон после смерти отца в детском возрасте. Король реформатор, который после разгрома Фронты, такой Семибоярщины  французских баронов, создает флот, проводит реформы в экономике, политике, науке и культуре. В годы царствования Людовика XIV возникают Парижская академия наук, Парижская обсерватория, Королевская музыкальная академия Придворный историк короля, а точнее кардинала Мазарини - Луи Мэмбур, пишет «Историю крестовых походов». Более правильно было бы назвать ее «Историей Франции» или «Историей Европы».

В Англии, после так называемого Междуцарствия 1688-89 годов на трон возвращается шотландская королевская линия Стюардов, потерявшая власть  после казни Марии Стюарт. Новую королеву по странному стечению обстоятельств зовут Мария Стюарт. Только Мария Вторая. При этом правит она совместно с мужем Вильгельмом Оранским. Она, а вслед за ней ее сестра Анна, восстанавливают английский флот, финансы, экономику, политику, науку и культуру. И во главе этих реформ стоит человек до сего времени известный во всех странах - Исаак Ньютон. Ученый, философ, экономист, президент Королевского научного общества и создатель новой истории Англии, получивший за это рыцарское звание из рук королевы Анны.

Северная Европа. По географии того времени это было некое аморфное государство под властью ганноверской династии, пытавшееся дать всходы на землях бывшей Священной Римской Империи. Герцоги ганноверские сидели то в Ганновере, то в Вене и оттуда пытались осуществить планы возрождения. Главным вдохновителем и исполнителем этих планов становится советник герцогов - Готфрид Вильгельм фон Лейбниц. Он пишет «Историю Ганноверского дома», переходя потом к истории Священной Римской империи, организовывает в Берлине научное общество, будущую Академию наук Германии. Он состоит в переписке с лучшими умами Европы: Гюйгенсом, Кларком, Бейлем, Спинозой, Ньютоном. Знакомство с Петром I приводит Лейбница на службу русскому царю в качестве тайного советника. Четыре года Лейбниц составлял многочисленные проекты, записки, в которых излагались планы превращения России в развитую европейскую страну. Именно Лейбниц предложил Петру I организовать в Петербурге Академию наук. И именно он организовывал Великое посольство.

Достойный круг королевских советников: Мазарини, Ньютон, Лейбниц. Королевских советников и королевских историков.

Я думаю, мы достаточно изложили фактов о том, что Петру Великому было у кого учиться нахождению потерянного прошлого своей страны.

Вернемся к «Повести временных лет». Так кто же выпустил ее в свет? Ответ, кажется, лежит на поверхности. Первым в России изучением «Повести временных лет» - канона русской историографии, занимался Август Людвиг Шлецер, историк и филолог член Петербургской академии наук. Но это в конце 18 века, то есть спустя сто лет после ее появления в России. А до этого? Первый историограф императора российского Василий Никитич Татищев. Как тут не вспомнить «Историю крестовых походов» Луи де Мэмбура и стоящего за его спиной Мазарини. Кто же рукой Татищева написал на полях летописи: "О кнезех русских старобытных Нестор монах не добре сведем бе". Так кто этот великий инкогнито, и откуда взялся сам автор «Истории России»?

Татищев родился в Псковском уезде; учился в московской артиллерийской и инженерной школе под руководством Якова Брюса. Участвовал во всех петровских баталиях. Был за границей, в Берлине, Бреславле, Дрездене, Данциге для усовершенствования в науках. По возвращении Татищев состоял при том же Якове Брюсе, президенте берг- и мануфактур-коллегии, и ездил с ним на Аландский конгресс. Вот Брюсом и было сделано представление Петру Великому о необходимости написания подробной "Русской Истории" А исполнителем затеи сей был назначен Татищев, на которого Брюс в 1719 году указал Петру. А для затравки всего дела и определения основной канвы Яков Вилимович передал будущему светиле исторической науки «Радзивиловскую рукопись» с десяток лет пролежавшую у него в шкафу. Кто-то из его сотрудников СОБСТВЕННОРУЧНО переписал эту рукопись на современный язык, и список был передан Татищеву, работавшему тогда под руководством Брюса в горной коллегии, с назиданием заняться изучением истории. Татищев в старости вспоминал, что именно Брюс дал ему напутствие в науку.  Так вот чья тень маячит за спиной Русской истории.

Настало время слегка приподнять завесу тайны над этим загадочным человеком.

Яков Вилимович Брюс был одним  из ближайших сподвижников Петра и принцем королевской крови. И это совершенно точный факт, что он был потомком шотландских королей. Его родословие тянется из глубокого прошлого Европы и восходит к норманнскому завоеванию Англии, в котором участвовали предки Брюса. Самым известным его предком был король Шотландии Роберт I. В 1314 году он разбил английскую армию, в чем ему немало помогли рыцари тайных орденов, тамплиеры, а в 1328 году добился независимости Шотландии от Англии. Роберт I являлся создателем  и магистром первого шотландского ордена «Андрея Первозванного и Шотландского Чертополоха», аналога ордена тамплиеров. Так что Яков Брюс был еще по родословной и потомственным членом ордена тамплиеров.

В XVII веке, во времена «славной английской революции», когда королю Карлу отрубили голову, многие аристократы бежали от Оливера Кромвеля в безопасную для них тогда Европу, некоторые  в Россию - на почетную и хорошо оплачиваемую службу к царю Алексею Михайловичу. Был среди них и потомок шотландских королей Вилим Брюс. Его сын Яков родился уже в России, в Псковских землях. Он был на два года старше Петра. Близко они сошлись, когда в составе полков иноземного боя юный корнет Брюс решительно поддержал царя во время стрелецкого бунта. С тех пор они стали побратимами «на крови» и Брюс сопровождал Петра во всех его военных походах: Крымском, Азовском, во всех сражениях Северной войны со Швецией. В победе под Полтавой есть огромная заслуга Якова Брюса: именно он был организатором русской артиллерии, которая во многом и решила исход той легендарной битвы. В течение всего лишь года, он сумел наладить производство великолепных «единорогов» и обучил солдат в умелых артиллеристов. Помните, у А.Пушкина: «Сии птенцы гнезда Петрова - В пременах жребия земного, В трудах державства и войны Его товарищи, сыны: И Шереметьев благородный, И Брюс, и Боур, и Репнин...».

Наверное, и орден Андрея Первозванного, первыми кавалерами которого стали герои победы под Полтавой, связан не только с датой битвы и легендарным странствием апостола Андрея по древней Руси, но и с шотландской традицией почитания святого Андрея. Сам орден был учрежден в 1698 году, по возвращении "царя-плотника", "бомбардира Михайлова" из Голландии. Брюс стал одним из трех первых его кавалеров, сам Петр - седьмым. Яков Брюс принимал, затем активное участие в дипломатии Петра I и был удостоен титула графа. Впрочем, он, наверное, никогда не забывал и королевские корни своего рода. Недаром в центре его графского российского герба был старый родовой, с весьма сложной символикой тамплиеров. До конца жизни Петра он оставался его главным консультантом по всем ключевым вопросам.

Но откуда у Брюса оказалась в руках летописная история России? Притом не просто история, а некий иллюстрированный справочник по прошлому Руси, от ее начала, до становления государственности, основанной на православии и державности. Прямо как в девизе ордена Андрея Первозванного «За Веру и Верность».

Вернемся к Великому посольству. Как уже упоминалось, готовил его со стороны Европы советник ганноверских герцогов мэтр Лейбниц, при согласовании с Исааком Ньютоном и французским двором. А вот со стороны России  способствовал этому ближайший друг государя Петра еще по их совместным мистериям в Немецкой слободе - Франц Лефорт. Тот самый будущий адмирал Франц Лефорт, что был председателем Нептунова общества, в которое входили :Яков Брюс, генерал Апраксин, будущий глава Навигацкой школы Фархварсон и другие ближние соратники Петра. Петр сам числился в ней «тайлером», то есть «первым надзирателем». Общество это было известно в Немецкой слободе за двадцать лет до создания Великой масонской ложи Англии, и причислять его к масонским структурам, как любят у нас делать, то же самое, что причислять самого Петра к большевикам.

Великое посольство было подготовлено с двух сторон и прекрасно начало осуществляться до того момента, пока король Англии Вильгельм Оранский не приглашает царя Петра посетить его и королеву Марию Стюарт. Вот тут неожиданно Франц Лефорт, идеолог и двигатель проекта «Великое посольство», уходит в тень. К посольскому двору срочно вызывается Яков Брюс. Напомню, советником двух королей Англии: Марии и Вильгельма был сам великий мастер Исаак Ньютон. Неужели председателю Нептунова общества было не по рангу встречаться с ним. А может, Нептунов круг возглавлял другой? Был ли этим человеком Яков Брюс? Возможно. Ведь во времена царя Алексея Михайловича Великим мастером тамплиеров на Руси был его отец Вилим Брюс. Сам Ньютон выводил свою родословную из шотландской знати, поэтому нас не удивляет, что, судя по переписке, Яков Брюс был посвящен во многие его личные дела. Кому, как не ему было быть посредником при общении государей и Исаака Ньютона? Известно, что Петр пробыл в Лондоне около месяца, с 11 января 1698 года, и много раз бывал, в частности, в Монетном дворе в Тауэре, которым заведовал тогда пятидесятипятилетний Исаак Ньютон. Многие историки считают, что встреча царя с великим ученым и, добавим, Великим магистром, просто не могла не состояться. Однако это само по себе еще не доказывает, что Петр был посвящен в рыцари ложи. В одной из рукописей Публичной библиотеки от 1816  года рассказывается, что "Петр был принят в шотландскую степень святого Андрея, причем, дал обязательство, что сей орден восстановит в России... его письменное обязательство существовало в прошлом веке в той же ложе, где он был принят, и многие оное читали". В другой рукописи члена ложи Ланского есть запись: "Император Петр I и Лефорт были в Голландии приняты в Тамплиеры". Таким образом, что не доказано, то не доказано, хотя и могло существовать. А вот то, что Яков Брюс остается в учениках у Ньютона практически на год сомнений быть не может.

Он начал стажироваться у члена Королевского научного общества Колсона, о чем есть запись в бумагах этого общества. Кроме того, в английской истории зафиксирована дата первого оглашения ньютоновского открытия гравитации. Впервые об этом было доложено на одном из заседаний королевского общества в 1698 году. Но сам автор изобретения на заседании отсутствовал - был занят выполнением срочного государственного задания. Вместо него результаты многолетней работы докладывал человек, известный ученым под псевдонимом Полковник. Ньютон не случайно выбрал докладчиком его - именно этот человек под руководством Колсона подтвердил опытным путем правоту теории. Это был Яков Брюс.

  Закончил Брюс свое пребывание в Англии написанием трактата "Теория движения планет". Этот трактат считается первой российской научной работой в области гравитации.

  Можно еще много перечислять научных достижений Брюса, которые были на уровне современной ему науки и зафиксированы за время его пребывания в Англии. Вот, к примеру, пишет ему молодой еще Эйлер: "Оцените, ваше графское сиятельство, мое оригинальное решение задачи! Не ошибаюсь ли я где?" "Не ошибаетесь - отвечает Брюс - я лет 15 назад получил такой же результат!"

Итак, пребывание в Англии у Ньютона описываемого Героя нашего времени мы доказали. 

Теперь докажем, что Радзивиловскую летопись, то есть «Повесть временных лет» ввел в исторический обиход именно он.

Вот неопровержимый документ. Потому как к истории он не имеет наималейшего отношения, а касается исключительно финансовых отношений. Это письмо канцеляриста  Федора Барсукова графу Якову Брюсу, написанное 10 февраля 1712 года из города Кенигсберга.

«Высокоблагородный и превосходительный Гдн Гдн Яков Вилимович.

По именному Е. Ц. В. указу, оставлен я здесь при самом от сюда отъезде Е. Вел. для списывания некоторой словенской книги. Того ради прошу вашего высокоблагородия, дабы здешний бургомистр Эгелин дал мне шестьдесят талеров, чем бы мне оную в окончание привести, которая Е. Ц. В. зело потребна. А помянутые талеры заплачены будут из посольской походной канцелярии. При сем остаюсь Вашего Высокоблагородия всепокорный и нижайший слуга канцелярист Ф. Борисов».

Как известно, царь Петр прибыл в Кенигсберг 9-го, а выехал 11-го ноября 1711 года. Изыскал ли государь сам время просмотреть какую-то книгу и дать указание ее списать или кем-то был к этому делу подвигнут? Судя по адресату письма и потому, что Яков Брюс находился в это время при государе постоянно, именно им.

Канцелярист книгу переписал, а Брюс ее Татищеву отдал, и устами государя на написание его Русской истории определил.

Василий Никитич Татищев. Был человеком исполнительным и творческим. Он, во-первых, нашел данной летописи автора, то есть летописца «Нестора черноризца Феодосиева монастыря Печорского», а во-вторых, количество списков увеличил до трех, а именно добавил  Раскольничьий, Голицынский и Иосифовский, до нас не дошедшие. А вот до Шлицера все дошло в достаточно большом массиве фактического материала.

Что же за прошлое дала нам «Повесть временных лет»?

Кажется, ответ лежит на поверхности. Летопись открыла нам, выражаясь образным языком Пушкина, «Дела давно минувших дней. Преданья старины глубокой». От самого начала становления государственности на Руси до татаро-монгольского ига. Затем она стыдливо замолкает.

При этом - это летопись картинка. Сейчас это называют комиксами. Она уникальна и не только потому, что других иллюстрированных летописей этого времени мы не знаем. И дело даже не в том, что на многих рисунках событий пяти- или четырехвековой давности, выполненных в стиле византийской иконописи, можно видеть островерхие готические крыши зданий, европейские платья и головные уборы княгинь, западноевропейские воинские доспехи, мечи, щиты, арбалеты, пушки, герольдов в двуцветных костюмах и многое другое, чего никогда не было на Руси, и не только в XI-XII, но и во всех остальных веках. На ее страницах мир Древней Руси причудливым образом насыщен приметами совершенно чуждого ему западноевропейского мира. Этому есть объяснения. Летопись, якобы переписана в западных землях в 15 веке, что и подтверждается водяными знаками на бумаге. Она уникальна тем, что сначала рисовались картинки, то есть создавался видеоряд истории, а потом к ним писались пояснения. Доказательств этому масса, ...но это не тема нашего исследования. Нас интересует, что, кроме становления государства, принесла о знании прошлого Руси «Повесть временных лет»?

Вы не поверите! Это указание о том, как крестилась Русь!

«И стал Владимир княжить в Киеве один, - говорит летопись, - и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, затем Хорса, Даждьбога, Стирбога, Симаргла и Мокоша. И приносили им жертвы, называя их богами... И осквернилась кровью земля Русская и холм тот...» Далее идет рассказ, о том, как Владимир вызвал в Киев мусульман, иудеев, «немцев из Рима», византийских христиан и, выслушав аргументы каждого в защиту своей веры, остановился на византийском православии. Эта каноническая версия как раз и основывается на одном единственном источнике. Источник этот - «Повесть временных лет». И с того самого времени, самой жуткой ересью считается в этом усомниться.

Вероисповедание  русских князей, живших задолго до Владимира, о которых архиепископ Рагужский Мауро Орбини пишет: «После смерти Ольги правил ее сын Святослав, ШЕДШИЙ ПО СТОПАМ МАТЕРИ В БЛАГОЧЕСТИИ И ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЕ», остается, после написания Истории Российской Татищевым, в каком-то другом прошлом Руси.

Яков Брюс был достойным учеником Исаака Ньютона и Лейбница или достойным их коллегой. Он, как и они, вывел прошлое России из варягов, причислил государей российских к роду Рюриковичей. Он подтвердил приоритет самодержавия, как формы правления и приоритет единобожия, как формы веры.

Любители «теории заговоров» могут поискать в анналах истории другие примеры использования данной матрицы. Например, написанную иезуитами историю Великого княжества Литовского, ведущего свое начало от прихода варяга Миндовга с дружиною. Кстати, написанную в резиденции князей Радзивилов, покровителей ордена иезуитов. Или историю Хазарского каганата, и выбора каганом Буланом веры, путем призвания миссионеров «ото всех вер». Да много ли еще примеров. Усердные найдут десятки. Причем по времени не далеко ушедшие от времен Якова Брюса. Сама история находки «Радзивиловской летописи» весьма интересна. После 1606 года, она неизвестно откуда и каким путем якобы попала в руки Станислава Зеновича, «лесничего вилькийского, каштеляна новогрудского», который и стал первым известным по имени ее владельцем. Он подарил книгу Янушу Радзивилу, виленскому воеводе, который был хорошо известен, как член ордена Иисуса, то есть иезуит. Сын его Богуслав Радзивил, передал ее в 1671 году в Кенигсбергскую библиотеку, и уже там ее обнаружил Яков Брюс в 1711 году. Некие историки даже приписывают ее находку самому государю Петру. Ну, это, как в известной поговорке: «Заставь дурака богу молиться - он лоб расшибет».

В этой истории есть одно белое место. Как мы уже говорили, все государи Европы считают себе родовыми Рюриковичами, но только в прошлом Руси присутствует история с Рюриком и его братьями. Что же, когда писали истории всех других королевских родов и государств о существовании «Повести временных лет», уже более ста лет лежавшей у иезуита Радзивила, никто из государей европейских не ведал? Странно и непонятно. Или эта история опять же из другого прошлого.

Мы постарались доказать, что прошлое России, потерявшей его в Смутное время, вернул Яков Брюс. Впрочем, и вся Европа, потеряла свое прошлое в эпоху Реформации. Верный соратник Петра, ученый энциклопедист, равный по мощи своего ума таким мэтрам как Мазарини, Исаак Ньютон, Лейбниц. Такой же, как они, историк и реформатор. Организатор нового российского флота, мануфактурного и горного дела. Создатель артиллерии и устава войска российского.

Вы можете нам возразить. Мол, ваша версия напоминает нам романы фэнтази. Мы вам ответим. Вся история напоминает романы фэнтази. Иначе она была бы не интересной.