Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Кристоф Деппен (Цюрих)

 

Начала Хронологии

Вступление к книге

 

Перевод с немецкого Сергея Квардакова

(15.04.07)

 

Когда на пороге Нового Времени небольшая группа элитных историков озадачилась тем, чтобы реконструировать и заново связать воедино по большей части утерянные или хаотично запутанные нити изустной истории, ими были допущены весьма существенные ошибки, которые были неизбежны из-за несовершенства способностей человека к познанию и с учётом тогдашнего состояния научной методологии. Ошибки стали воистину эпохальными, поскольку искажают и запутывают картину истории и, по большому счёту, до сих пор мешают нам правильно понимать действительно исторические процессы.

Но сперва проясним два важных понятия в хронологии, которые дальше будут встречаться у нас на каждом шагу: это эпоха и эра. У специалистов эпохой именуется начало новой системы счёта времени (нового летосчисления), тогда как эра сама символизирует такое летосчисление. В обиходном языке оба эти понятия употребляются в основном в смысле "исторических отрезков времени". В последующих главах читателю предстоит столкнуться с упоминанием различных эпох и эр, о которых он, возможно, никогда и не слышал.

 

Замечание переводчика: "эпоха и эра".

Что такое Zeitalter (нем.эпоха)? Чем отличается это слово от греч. "эпоха" (нем .Epoche)? Можем ли мы использовать оба этих слова как синонимы?

Для меня Epoche – это некий отрезок времени от точки (a) до точки (b), или приблизительно от (a) до (b); зачастую эпоху могут характеризовать определённые названия: Ренессанс, барокко, Ремер, античность, библейская, христианская и др.

Эра (нем. Ära) для меня – это синоним некоей системы исчисления времени: её должны определять исходная точка отсчёта времени (некая постоянная точка на оси времени) и свой календарь.

Несмотря на частую путаницу при использовании понятий "эра" и "эпоха", они не всегда взаимозаменяемы. Чтобы прояснить этот вопрос, требуется целая лекция. Ну, например, фраза "после Рождества Христова", на мой взгляд, означает не эпоху, а систему счёта времени.

 

Историки различают ряд эпох, которые простираются в прошлое на разную глубину. Общепринятое ныне летосчисление "от Рождества Христова" уже давно лишилось своего религиозного смысла и сегодня считается просто секулярной эпохой – в понимании "современной системы летосчисления". Её всемирное распространение стало возможным не столько благодаря христианскому миссионерству, сколько благодаря широчайшему использованию достижений западной (христианской) цивилизации и технологии. Однако в исламских странах даже сейчас можно встретить летосчисление "с начала хиджры" (которое используется вместо западного стиля или как дополнение к нему), а в Японии до недавнего времени ход времени считали по продолжительности правления императоров. Свои системы летосчисления разработали и евреи, копты, а также другие религиозные сообщества, однако у них они применяются преимущественно в узких сферах литургии и фольклора. В условиях расширяющейся глобализации, то есть при выравнивании уровней жизни в разных странах и политико-экономическом взаимодействии между ними, западный стиль отсчёта времени, конечно, будет брать верх у всё большего числа стран и народов.

 

Замечание переводчика: "применяются преимущественно в узких сферах литургии и фольклора".

Вместо "литургии" я бы поставил "религиозной жизни". Например, религиозные календари – это вспомогательные средства для проведения литургии, но не сама литургия.

Отмечу также, что эры, представленные в приведённой ниже таблице, связаны с различными календарями. Автору надо было бы коротко рассказать, что это за календари, какова длительность годов в них. Другой вопрос, знаем ли мы на самом деле, на основе каких календарей разрабатывались эры в начале их введения?..

 

Более четырёхсот лет тому назад, когда были предприняты попытки ввести хронологию в качестве "учения о летосчислении" и самостоятельной научной дисциплины, многие эпохи (то есть их закрепление на временной оси) ещё были неясны. Не всё было очевидно даже с "христианской эпохой", как и с фактической датой рождения Иисуса Христа, спасителя христианского мира. До сего дня можно не иметь единого мнения по этому вопросу – или говоря иначе: всегда можно спустить эту тему на тормозах, объявив, что она не имеет большого значения для проблемы летосчисления. Но на деле введена была определённая система летосчисления (а именно та, которая используется сегодня), и по сравнению с этой "секулярной" эпохой дата рождения Христа была сдвинута в направлении "7 до ХР". Более того, сама личность Христа в аспекте исторической реальности представлялась довольно сомнительной. Но, если Иисуса Христа не было или если это был кто-то другой, как мы и полагаем, тогда все даты его жизни, как основополагающие вехи эпохи, исчезают. Вероятно, это и есть настоящая подкладка нашего секулярного летосчисления, когда христианский календарь по-прежнему используется в качестве балласта (например, для расчёта Пасхи), но при этом всё более актуальными становятся потребности общества и астрономические данные.

Для историков и хронологов XVI-XVIII веков положение казалось иным. В Европе почти повсеместно возобладало христианство, поэтому неудивительно, что христианское летосчисление – как и христианско-европейская цивилизация – смогло распространиться в качестве единого стандарта. Однако дальше начались сложности. Разгорелись яростные споры о точной дате рождения Христа, которые с каждым годом становились лишь ожесточённей – а в итоге эта самая дата рождения Христа отодвигалась всё дальше в глубину эпохи "от Христа"… Правда, без последствий для штатской системы летосчисления, как казалось тогда! Сама католическая церковь – может, даже в первую очередь она! – была в то время столь просвещённой, что её лидерам и в голову не могло прийти, что начало христианской эпохи не совпадает с рождением Спасителя, а отстоит от него на целых семь лет – вследствие череды ошибок в расчётах позднеантичных историков. Кроме того, в это неспокойное время Ватикан уже не имел былой власти, чтобы исправить ошибку в одиночку, собственным решением, ибо тогда самые сильные в экономическом смысле страны уже в той или иной степени были затронуты лютеранской Реформацией и более не желали подчиняться диктату Ватикана.

В нижеследующей таблице приведена подборка наиболее важных для описания истории эпох, при этом для их обозначения использованы новые сокращения, созданные на основе формализованной стандартной схемы.

 

Сокращение

Описание эпох

 

номинальный год

к 01.01.1600 ХР

NPR

новоперсидская, с Джелаледдина

521

APR

староперсидская, с Иаздегирда

969

MOH

магометанская, с Хиджры

1008

ARM

армянская

1049

DIO

с Диоклетиана

1316

CHR

христианская, с Рождества Христова (РХ)

1600

v.CHR

до Рождества Христова (до РХ)

 

AUG

с Августа

1627

SPA

испанская

1638

JUL

с Юлия Цезаря

1645

ANT

антиохийская

1648

TYR

тирская

1724

HAS

хасмонейская

1742

SLK

с Селевка Никатора

1911

PHI

с Филиппа

1924

NAB

с Набонассара

2348

URB

с основания города (urbe)

2352

OLY

с первой Олимпиады

2375

JUD

иудейская эра

5360

ORB

с создания мира (orbe)

5549

BYZ

византийская эра

7108

 

Все датировки, приведённые в данной книге, опираются на эту схему, при этом года без сопроводительного кода эпохи следует имплицитно воспринимать как "датировку CHR/ХР", т.е. "после Рождества Христова" в традиционном смысле. Относительная датировка событий различных эпох основана на системе Скалигера и Кальвизия (написавшего первую "всемирную историю", построенную на принципах сквозной хронологической системы Скалигера). Здесь можно было бы отметить небольшие отклонения по сравнению с другими, более новыми датировками, хотя эти отклонения и не представляются важными.

Для численного соотнесения во времени двух или более эпох (например, 1389 CHR = 1434 JUL) мы будем использовать термин "синоха", который означает синхронизацию дат разных эпох. В то время как слово "эпоха" дословно значит "опорные точки во времени" (гр. ep-echein = "опираться"), наш термин "син-оха" должен соответствовать идее "совокупности времён".

Поскольку старые летописцы с лёгкостью оперировали целыми тысячелетиями, синоха тоже будет предполагать такие хронологические соответствия, которые равны временным сдвигам в размере тысячи лет, что-нибудь типа 1572 URB = (1)204 MOH, т.е. 1572 год здесь может соответствовать как 204 году некоей определённой эпохи, так и 1204 году другой эпохи, при этом вопрос о том, какая из этих датировок является "правильным решением", остаётся открытым. Мы будем использовать наши синохи довольно часто, чтобы постараться прояснить тогдашние механизмы хронологии.

Важно помнить, что большинство из этих эпох представляют собой искусственные "конструкторы", возникшие в умозрительных построениях догадливых, но зачастую наивных историков. Это особенно ясно видно в отношении так называемых "всемирных эр", которые связывались с Сотворением мира и, соответственно, с началом каждой системы летосчисления, что нужно считать чистой воды спекуляцией. Можно предположить, что едва ли какой-либо из известных нам древних народов располагал системой учёта прошедших лет, которая охватывала бы период существенно больше ста лет. Чаще всего они довольствовались длительностью правления суверенов, при этом после воцарения следующего монарха счёт лет начинался заново.

На древних, удалённых от нас ступенях цивилизации было достаточно сложно наладить и поддерживать безупречную систему контроля и учёта хода времени; на это были способны лишь народы с передовыми знаниями в области астрономии. На самом деле, даже установить с точностью до дня такие, казалось бы, простые астрономические события, как равноденствие и солнцестояние, т.е. четыре контрольных ориентира нашей системы времён года, не так легко. Публикуемые сегодня в астрономических журналах данные практически целиком основываются на идеализированных моделях орбит Земли и Луны, которые соответствуют действительности весьма приблизительно. Один только факт ежедневных, иногда довольно сильных колебаний режима вращения Земли делает иллюзорным представление о равномерном "естественном" течении времени; они слишком нерегулярны и лишены закономерности, чтобы учитывать этот параметр в формулах расчёта астрономического времени.

Некоторые радикальные физики сегодня заходят так далеко, что предлагают при определении времени полностью абстрагироваться от астрономических процессов, которые с незапамятных времён применялись с этой целью, так как движение небесных тел, по их мнению, слишком неточно и лишено закономерности, требуемой для современных задач измерения. Но, однако, пока эти колебания не стабилизируются в долгосрочном плане на неких средних, хорошо прогнозируемых величинах, всё должно идти своим чередом. Здесь ключевое слово – прогнозируемость! Наша картина истории с начала естественнонаучной революции Нового времени, т.е. примерно с середины XVII века, представляет собой слепок астрофизической модели, в рамках которой Вселенная функционирует как своего рода "большие часы". Принципиальная и теоретически обоснованная прогнозируемость движения планет, солнечных и лунных затмений, появления комет вызвала невероятный переворот в умах. Но историков того времени она привела к фатальному выводу от обратного: если будущее физического состояния неба прогнозируемо, то логически должна быть возможность и для датировки задним числом дошедших до нас из далёкого прошлого сведений о небесных явлениях. Тем самым историки раннего Нового времени превратились в астрологов Средневековья – и, следовательно, почти неизбежно были обречены вступить на ложный путь!

Священная Империя. В 1410-1437 годах германским королём и императором германо-римской империи был Сигизмунд. Его коронация в императоры датируется 1433 годом. Его также называли "королём соборов", ибо он был инициатором знаменитого собора в Констанце (1414-1418), часто характеризуемого в качестве крупнейшего вселенского собора Средних веков, а также Базельского собора (1431-1449), который проходил частично и в период его правления. Здесь мы обнаруживаем границу двух эпох: оба собора, собственно, имели две главные цели для созыва – во-первых, реформирование церкви, во-вторых, преодоление раскола (схизмы).

Как известно, задача реформирования церкви на соборе в Констанце потерпела неудачу: в 1415 году яростный критик церкви Ян Гус из Богемии был осуждён собором как еретик и сожжён на костре. Преодолению же раскола с самого начала могло послужить избрание папой Мартина V (1417-1431). Но уже при его преемнике Евгении IV (1431-1447), который боролся с Базельским собором, и которому вроде бы удалось преодолеть раскол с греческой церковью, частью участников Базельского собора был выбран последний антипапа за всю историю римских пап, Феликс V (1439-1449). Наконец, из глубин всей этой смуты на авансцену латинской церкви вышла светлая фигура папы Николая V (1447-1455). Он смог принудить Евгения IV к отречению и стал величайшим объединителем церкви. Многие называли его "первым Папой эпохи Ренессанса": при его дворе работали многие гуманисты, он основал Ватиканскую библиотеку, при нём в употребление было введено понятие "искусство христианского Возрождения". Период его папства охарактеризовался следующими важнейшими событиями эпохи:

1452: коронация последнего императора (Западной) Римской империи.

1453: захват турками (Восточной) Римской империи.

Существует тенденция ставить эти два события во взаимную связь: разве не при Николае V Восточно-Римская империя распрощалась с папством и императорским центром власти, которые переместились в Рим (Западный), принеся с собой греческий гуманизм и "возрождение антики" в Италию?.. При Николае V для Рима наступил настоящий "золотой век"; он не только собрал вокруг себя знаменитых учёных и литераторов, которые занимались в основном переводом греческих авторов, но и широко развернул строительные работы. При нём в Риме были выстроены многочисленные соборы и целые городские кварталы, а также возведены городские стены (восстановлены или построены впервые? – спросим мы). Рим как бы получил второе рождение – примерно через 2200 лет после своего первого основания, согласно известному мифу!

Все эти пертурбации с папством и латинской церковью следует держать в памяти, чтобы правильно оценить и поразительную активность императора Сигизмунда, чьи проекты и деятельность в целом отличались чрезвычайной широтой и многосторонностью. Его можно было бы даже назвать подлинным основателем германо-римской империи, и вовсе не случайно, что во время правления Сигизмунда более, чем когда-либо, дебатировался вопрос о реформе империи. Самым известным результатом этого процесса стал появившийся вскоре после его смерти анонимный документ под названием Reformatio Sigismundi. Однако прежде всего император Сигизмунд был занят подавлением реформаторского движения в Богемии силами крестоносцев (!). Факт его происхождения из люксембургской династии не может сбить нас с толку, так как родовое гнездо Люксембургов в то время находилось ещё вовсе не на территории Западной Европы. На самом-то деле Сигизмунд был в те времена – и в первую очередь, – королём Венгрии!

В 1453 году под победоносным напором турок-мусульман пал Константинополь, христианский оплот на Востоке. То, что это произошло так поздно, особенно с учётом впечатляющей исламской экспансии в VII-X столетиях, всегда приводит в изумление. Но, как следует признать, эта проблема таковой не является, ибо дата 1453 SLK соответствует, например, 858 DIO, и здесь мы вправе применить нашу синоху в отношении шестисотлетнего периода времени, через который по-братски протягивают друг другу руку два самые главные папы по имени Николай (I и V). Сюда вполне вписывается и синоха 1453 PHI = 845 DIO, так как именно в анналах за 846 год отмечается, что Рим был опустошён арабами. Не менее выразительна синоха 1453 URB = 728 AUG, если припомнить, что (новые?) властители Восточно-Римской империи выпустили в 730 году указ о запрете изобразительного искусства – что весьма нетипично для христианской культуры, но очень похоже на исламскую традицию. Вполне могло быть, что провалившаяся в 718 году попытка арабов захватить Константинополь десятью годами позже принесла-таки свои плоды. А ещё стоит попытаться по-иному взглянуть в этом контексте на стремительное продвижение арабов из Испании во Францию, которое происходило в тот же период. Тогда появится выбор: либо перенести трассы этого похода на Восток, либо перенести Константинополь на Запад. А ведь действительно трудно представить, что арабы могли в этот период наступать на срединные районы Европы и с Востока, и с Запада.

Представим себе следующий сценарий: перед лицом грозящего захвата Константинополя византийский понтифик со своей свитой выбрал для спасения южный маршрут, ведущий – может быть, частично по морю – в Италию, в то время как рыцарское войско под водительством императора отступало в северно-западном направлении в глубинные районы европейского континента. И те, и другие принесли с собой на Запад, по сути, одинаковую культуру и религию и остались, несмотря на географическую разобщённость во времени, соперниками, хотя и братьями по духу, что зачастую объединяло их между собой в идеологическом и политическом плане. Переселившаяся с Востока аристократия вполне могла инспирировать в старой Западной Европе некий "культурологический" конфликт, который потом нашёл выражение в бесчисленных революциях и освободительных войнах. Такой (гипотетический) сценарий объясняет и присутствующую во всех старых исторических трудах непрерывную династическую линию, прорисовываемую от германских к римским императорам. При этом старые римские императоры, по всей вероятности, никогда не находились в Западном Риме, а царствовали в районе Чёрного моря и на Балканах. При таком допущении вполне имеет смысл утверждение, что коронация последнего императора в "Риме" происходила непосредственно перед падением Восточного Рима. Предположительно, античный и Восточный Рим отчасти идентичны один другому, а классическая Италия, соответственно, находилась на Босфоре. Оттуда было два пути, которые могли бы привести на Запад: духовный – в развалины города на Тибре, военный – на Дунай и Рейн.

Раньше всего центр власти в Западной Европе возник в Аахене, мифической столице Каролингов, где и был положен первый камень в фундамент здания "римской" империи на земле Германии; часовня Пфальцкапелле в Аахене якобы являлась с 936 по 1531 год местом коронации германских императоров. Однако с использованием синохи 936 DIO = 1531 SLK можно допустить, что обе эти даты указывают либо на начало, либо на окончание эпохи правления, то есть конец одной и начало другой эпохи.

Установить точное начало правления Каролингов довольно непросто; на выбор можно предложить коронацию Пипина (754), наследование ему сыновьями Карлом и Карломаном (768), начало единоличного правления Карла (771) и его коронацию как императора в 800-м году. Синоха 1531 OLY = 801 JUL / 800 MOH = 768 APR переводит наше внимание на начало правления Карла, возможно, неся в себе решение проблемы. Затем уже можно распределить гипотетический период существования этой империи (168 лет) на отрезки 768-936 или 1363-1531. Это было бы тем более правильно с учётом того, что в 768 Карл Великий стал королём франков, а в 1364 Карл V стал королём Франции. Кроме того, в 936 с Оттона I началась новая эпоха одноимённой династии.

Итак, мы в Аахене – одном из центров европейской и, в частности, немецкой истории Средних веков – хотя насколько "немцами" были в действительности эти Каролинги и Оттоны? А ведь архитектура Аахенского собора с восьмиугольным основанием в плане сильно напоминает Византию! И эта восьмиугольность архитектуры ("октогон") столь тесно связана с самим именем правителя Otto ("восемь"). За ним вполне могут скрываться и другое имя, и другая личность. Подозрительных следов оставлено немало, но найти единственно правильные решения не легко. Фоменко называет вместо Оттона Великого ряд двойников, некоторые из которых относятся даже к глубоким библейским эпохам. Нас должен насторожить уже один тот факт, что Оттон был коронован в императоры папой Иоанном XII в 962, что вследствие синохи 936 CHR = 963 AUG по времени расположено совсем недалеко от его коронации королём. Этот славный папа, на самом деле, звался Октавианом и был вовсе не двенадцатым, а восьмым Иоанном. Что же касается Оттона, то эта коронация могла быть одной из множества других, благодаря которым вылепливался этот собирательный образ, а, может быть, он и сам был этим восьмым Иоанном. В 955 Октавиан взошёл на папский престол, а Оттон Великий наголову разгромил Венгрию – вероятно, не случайно, ибо синоха 955 CHR = 1000 JUL ясно указывает на границу между эпохами, весьма удобную для того, чтобы подчеркнуть "великое" историческое событие.

Османы, турки и мамелюки... Когда османский владыка Баязид I выступил в 1402 в поход против Греции, возле Анкары он был разбит татарами под руководством Тимура (Тамерлана) и уведён в плен, где и умер год спустя. Баязид был четвёртым в Османской династии, основанной султаном Османом I. В 1529 османское войско впервые в истории осадило столицу крупнейшей европейской страны, Вену. Когда в 1566 году султан Сулейман II Великолепный скончался во время похода на Венгрию, его империя достигла высшей точки могущества, но ещё 150 лет после этого она играла роль региональной державы.

Предположительно первый из Османов, который сегодня фигурирует в исторических трудах как Осман I (+1326), ещё Кальвизием зовётся "Othmen" (+1327) и исполняет роль "царя турок" (Rex Turcicus). А вот современные историки уже не знают никакого Othmen, для них существует Othman, который являлся никем иным, как зятем самого Мухаммеда! Следовательно, он жил вовсе не в 1600-е и не в 1400-е годы, а прямо в VII веке! Могло ли быть такое, чтобы кальвизиевский Othmen из XIV столетия был на самом деле знаменитым Othman"ом из Медины, редактировавшим Коран и убитым восставшими в Медине около 656 года? Синохи 656 JUL = (1)327 DIO и 656 DIO = (1)327 MOH прогоняют мысль о хронологических случайностях! Они из разряда тех многочисленных корректных синох, в которых пресловутая "исламская" дата (327) благодаря довеску "христианского тысячелетия" легко отправляется в другую эпоху.

Исламская империя, основанная предшественником Оттоманов Омаром I, якобы уже тогда охватывала Аравийский полуостров, Палестину, Сирию, Двуречье, Персию и Египет. Однако вопрос усложняется, если мы около 1400-го отыщем в Двуречье и отдалённых частях Персии империю туркменов, которая уже более столетия противостояла Тимуридам, монгольской династии, возникшей после Тимура, а также анатолийским тюркам и сирийским мамелюкам, но впоследствии была покорена Османами. А что если эти туркмены идентичны Османам первой династии, и Баязид был на самом деле не османским правителем Анатолии, а туркменским властителем Двуречья и Персии? Или даже османо-туркменским монархом всей Малой Азии от Босфора до Персии? А, может, мы просто смотрим на этот вопрос не с той стороны?..

Ведь Баязид, а до того и его отец Мурад были на Балканах, в общем-то, мимоходом. Ну да, Мурад разбил свой лагерь-резиденцию в Адрианополе (сегодня Эдирне, примерно в 200 км к северо-западу от Константинополя-Стамбула), основанном ещё римским императором Адрианом – но при этом Константинополь всего лишь его вассал. Да, в 1393 сын Мурада Баязид покорил Болгарию. Невольно возникает вопрос о малоазиатской силовой опоре этих "тюркских" Османов, если они пребывали, по сути, почти исключительно к западу от Босфора.

В 1444 они бьются с поляками возле Варны на Чёрном море. Непобедимая османская пехота, пресловутые янычары, состоит не из тюрков, а в основном из греков и славян. Солдат отбирают в детском возрасте, и долгие годы воспитывают из них первоклассных воинов. Их жизнь можно назвать действительно "спартанской". С учётом всего этого маловероятно, что Баязид, якобы совершая марш в Грецию, был, как нарочно, застигнут врасплох Тимуром с его монгольскими ордами у Анкары, где-то в глубинной части Турции. Что-то здесь не так: трудно поверить, что Баязид оказался в Анатолии, совершая марш в некую страну, ныне известную как Греция; а, может быть, эта "Греция" всё-таки была другой страной…

Следовало бы со всей серьёзностью отнестись к заявлению, что эти первые Османы пришли вовсе не из Малой Азии, а с Балкан, достигнув положения региональной силы. Последовавший за этим захват Малой Азии они – смотри судьбу Баязида – оплатили дорогой ценой, потерпев поражение от "татар". Эти татары не были тюркским народом (то есть тюрками в широком смысле слова), как и монголы, и, скорее всего, более идентичны туркменам, которые существуют как народ и сейчас. Сегодня туркмены живут в основном в Туркменистане и, как меньшинство, в отдельных областях других стран. По происхождению они были номадами и до XIX века являлись главными поставщиками рабов в Персию. Оплотом Тимуридов был Самарканд, который в наши дни находится на территории Узбекистана, однако исторически всегда принадлежал туркменскому коренному району к востоку от Каспийского моря. Тамерлан, якобы монгол по происхождению (он в действительности носил имя Тимур-Хана, а прозвище Lancus "хромой" получил с лёгкой руки Баязида) сделал Самарканд своей столицей в 1369 году. Уже в 1500 город был захвачен узбеками; узбеки – это такая же тюркская народность, как и туркмены, с которыми они всегда жили по соседству. Широкое распространение тюрков от Анатолии до Центральной Азии – как тогда, так и сегодня – рождает подозрение, что татары (или т.н. "монголы") под предводительством ханов Чингиза и Тимура были в действительности тюркскими народами, которые – самое позднее в правление Тимура – примкнули к исламской религиозной общности.

Аббасидские халифы, как нам сообщают, правили с 750 по 1258 в Багдаде (Вавилон?) и, в последующем, с 1261 по 1517 в Египте (Вавилон?). Естественно, мы постарались сравнить обе эпохи правления, но столкнулись при этом с одной проблемой: первый период правления почти в два раза длиннее, чем второй. Крушение халифата в Багдаде приписывается татарам, а обречённый на исчезновение из истории египетский халифат пал в 1517 под напором османского султана Селима I. То, что история здесь повторяется как в калейдоскопе, доказывают события, произошедшие в 1534: теперь уже сам Багдад захвачен османами – 276 лет спустя после взятия его татарами. Однако метод синохи (1258 ANT = 1534 PHI) указывает нам, что здесь речь идёт об одном и том же историческом событии, а это, кроме того, свидетельствует ещё и о том, что османы были не столько тюрками, сколько татарами.

Кальвизий твёрдо знает, кто захватил в 1258 город Багдад (Babylonis urbem): это Халах, тюркский татарин (Halach Tartarus Turcas). В Халахе для него соединяются сразу и тюркское, и татарское происхождение, хотя в действительности речь идёт об однокоренном народе. Впрочем, имя "Халах" имеет, как ни странно, почти еврейское звучание, так как именно еврейское слово халаха ("идти", "путешествовать") описывает как единое понятие всю систему законов еврейства. Не был ли этот татарский завоеватель Халах новым законодателем? Применив синоху 1258 AUG = 627 MOH, мы мигом попадаем в исторически знаменательное время, когда исламский законодатель Мухаммед строил и укоренял свою систему правления. В 630-м он захватил Мекку и разрушил идолов, но, что любопытно, оставил старую святыню Каабу.

В 1517 году с победой Селима завершается в Египте эра господства мамелюков. Мамелюки считались бывшими рабами тюркского и кавказского происхождения, которые в Египте смогли выдвинуться в военную элиту и начиная примерно с 1250 захватили в свои руки власть на Ниле. Фактически господство мамелюков в Египте якобы протекает одновременно с периодом аббасидских халифатов в Каире. Противоречие? Современные историки усматривают в мамелюках истинных правителей Египта, но, с другой стороны, говорят о "фиктивных халифатах" Аббасидов. Но нам не верится, что такая политически неустойчивая конструкция могла выжить в течение свыше 250 лет. Либо при мамелюках уже не было никаких аббасидских правителей, либо с самого начала Аббасиды играли в этой системе правления совершенно иную роль.

Чем отличалась у мамелюков манера ведения войн? В исторической энциклопедии "Der Große Ploetz" записано, что они "переняли монгольскую технику езды на лошадях" и поэтому, дескать, в итоге не смогли "защитить арабский ислам в Африке от порабощения неверными монголами". Но тогда стоит спросить, как могли мамелюки перенять "монгольскую технику езды на лошадях", если не благодаря своему татаро-монгольскому происхождению, вследствие чего в жилах у них некоторым образом текла кровь именно монгол и татар. Становится всё более ясно, что монголы/татары/тюрки по сути представляют собой один народ, но воспринимались они своими контрагентами и историками по-разному, в результате чего на свет появлялись и разные их описания.

Шедель изображает турок не в слишком выгодном свете: "Между тем целью передвижений турок был захват лучших земель, местностей и жилищ, и прежде всего в Азии, Алании, Колхиде и Армении, после чего в Малой Азии, также в Персии и Сарацении в 755 году после Рождества Христова. Эти турки были скифами, от которых они пошли, теми самыми, которых Александр Великий (как считает св. Иероним и некоторые иные писатели истории) замкнул в Гиперборейских горах на железные запоры. Затем турки (как пишет мудрый Mann Ethicus) получили место жительства и отеческий дом в азиатской Скифии по ту сторону Пиррихейских гор и к северу от Таракунтских островов. Лютый, дикий, забывший честь и добрую славу, распутный и развратный народ, который есть и которого страшатся другие люди. В царствие Пипина Французского вышли они из кавказских ворот и преодолели Понт и Каппадокию и после этого шли всё дальше и дальше и время от времени нападали на соседей своих. Теперь же преступные турки стали такими сильными, что даже сарацины не смогли замириться с ними иначе, как возвратив Персидское царство, которым сарацины завладели ещё во времена императора Фоки и Гераклия".

Шедель называет турок скифами – и это тем более удивительно, что, согласно современной интерпретации, скифы как народ к тому времени уже давно сошли со сцены мировой истории; это были восточно-иранские номадические племена, упоминавшиеся лишь в греческих и латинских источниках, и в период VII-III до РХ они якобы обитали в области между Доном и Карпатами. В 513-м до РХ персидский царь Дарий I потерпел поражение в скифском походе. За скифами последовали родственные им сарматы, затем готы и, наконец, гунны; потом, в 755 РХ, на персов и сарацинов из необъятных глубин Азии обрушились турки – именно те турки, которые и были скифами Шеделя. Сегодня со своим мнением, что в 755 году на персов и сарацинов обрушились турки/скифы, Шедель оказался бы в гордом одиночестве. Впрочем, всё зависит от того, с какого угла зрения смотреть на вопрос.

Иберийцы. Кальвизий сообщает о достойных внимания событиях, которые разворачивались якобы в 755 году: император Константин разрешил иберийцам и армянам ("Iberos & Armenios") покинуть Фракию и перебраться в Константинополь, благодаря чему обезлюдевший во время чумы город должен пополниться новыми жителями. В данном контексте мы узнаем, в частности, что в 747 в Константинополе свирепствовала эпидемия чумы, однако пока нам остаётся не совсем ясно, почему иберийцы и армяне жили во Фракии. Кальвизий также говорит мимоходом, что в 750 в Сирии было опустошительное землетрясение, которое вызвало километровые трещины и сдвиги земли. Сильные землетрясения в самом деле могли быть тогда главной движущей силой истории! Тот факт, что в этой ситуации наступал закат одной империи и расцвет другой, не обязательно указывал на политические причины крушения; они могли быть и тектоническими!

И всё же "иберийцы" из Фракии дают нам пищу для размышлений. О ком тут идёт речь – не об испанских ли и португальских евреях, что были изгнаны в 1490-х годах с Иберийского полуострова и затем осели в немалых количествах в том числе и на землях Османской империи, прежде всего, в Фессалоники (Фракия)? Расхожее мнение объясняет присутствие евреев во Фракии и тем, что со времени первых еврейских погромов в Западной Европе в XIII веке начался стабильный отток еврейских скитальцев в направлении Восточной и Южной Европы. Этот поток переселенцев в Юго-Восточную Европу, на Балканы, усилился после того, как к власти в регионе пришли османы, которые слыли относительно терпимыми в делах веры. Так, Мехмед II, взявший в 1453 Константинополь, велел в последующие годы значительному числу переселенцев из Балкан и Анатолии поселиться в самом Константинополе – среди них многим евреям и армянам. Но, так как испанские евреи стали переселяться на Балканы в больших количествах лишь после 1492, едва ли эти принудительно перемещённые Мехмедом евреи могли быть "иберийцами" - или всё же могли?

На самом деле сравнительно легко, используя надлежащую синоху, объединить все вышеназванные события 750-х, 1450-х и 1490-х годов в одно: начав с изгнания евреев из Испании и поместив это событие в промежуток между 1492 и 1499 URB, мы попадаем в период с 740 по 747 CHR. Итак, у иберийских евреев было порядка десяти лет на перемещение с юга Западной Европы во Фракию, чтобы попасть в Османскую империю, прежде чем в 755 они были переселены императором Константином в столицу. Кроме того, при наличии тогдашних транспортных средств для выполнения указанной задачи времени было более чем достаточно, так что и гораздо большие массы населения могли бы проследовать в этом направлении.

Теперь нам нужно найти еще одну синоху, которая позволила бы нам относительно легко соединить год 755 с годом 1453, когда Мехмед II тоже решил переселить евреев в Константинополь. Для этого годится синоха 1457 NAB = 755 JUL, за счёт чего мы можем найти организованное Мехмедом переселение ближе к 1457 году, то есть примерно через 4-5 лет после взятия Константинополя турками. В действительности же, это переселение официально датируется 1458 годом, то есть наши гипотезы дают очень хороший результат. Указанные синохи в конце концов позволяют сделать вывод, что событие 1492 (изгнание евреев из Испании) предшествовало событию 1458 (поселение иберийских евреев в Константинополе). Но это вполне возможно, как показывает следующая синоха: 1492 JUL = 1447 CHR лежит раньше 1458 CHR = 1503 JUL.

И вот у нас уже нет нужды переправлять иберийцев из Западной Европы во Фракию, чтобы оттуда переселять их ещё раз – ведь гораздо ближе лежит историческая область Иверия, которая расположена на южном склоне Кавказских гор, раскинувшись сегодня сразу на три государства: Грузию, Армению и Азербайджан. Теперь нам становится понятным, почему Кальвизий "отправил" из Фракии вместе иберийцев и армян: по всей вероятности, у него они происходили из района Кавказских гор, то есть "Фракия" тогда означала именно этот регион между Чёрным и Каспийским морями. Ныне считают, что иверийцы Востока происходят от скифов, благодаря чему согласно нынешнему пониманию они тоже годятся на роль тюрков/турков – которые, как известно, и сегодня проживают в том самом городе, в который их когда-то переселили.

Могло ли это переселение иметь что-то общее также с основанием и христианизацией Грузии в III-IV веках? И не проходило ли изгнание евреев из Испании в 1492 не на Пиренеях, а на юге Кавказа, – к тому же в связи с основанием Грузии сасанидами? Так считать нам позволяет тот факт, что и сегодня православная грузинская церковь известна под названием "иверийская церковь". Наши синохи поразительны: 1492 NAB = 461 DIO / 461 PHI = 262 TYR; за счёт чего изгнание иберийских евреев (1492) практически синхронизируется с той самой датой 263 CHR, когда германцы, согласно Кальвизию, вторглись в „Hispania". А вскоре после этого в 265-м сасаниды основывают грузинское царство, чьей столицей, якобы лишь в 469-м, становится Тифлис, но на самом деле, конечно, не через два столетия, а всего через пять лет после основания царства (469 PHI = 270 TYR), вывод о чём следует сделать по здравом размышлении. Дальше предлагается перенести свой взор на одно тысячелетие вперёд, благодаря чему мы можем трансплантировать основание государства сасанидов в Средние века (1265 TYR = 1465 PHI), примерно в те же времена, когда начиналось (или заканчивалось?) господство аббасидов (1260).

Родос. Знаменитый Колосс на о. Родос, посвящённый Гелиосу и причисленный в античные времена к семи чудесам света, якобы был разрушен землетрясением в 221 до РХ, а его останки разграблены в 653 РХ. У Гафнера по этому поводу говорится следующее: "В 653 году мятежный Мавий при помощи сарацин захватил остров Родос. Останки бронзовой фигуры, самого крупного из семи чудес света, прозванного Колоссом, были ещё там; и вот они были проданы одному еврею, который нагрузил бронзой 900 верблюдов. Если принять, что обычный груз, перевозимый одним верблюдом, равен 8 центнерам, то общий вес бронзовых обломков Колосса составлял 7200 центнеров. Но многое из этого груза утопло в глубинах моря; также не подлежит сомнению, что с тех пор, как статуя была разрушена землетрясением, значительную часть материала мало-помалу растащили".

Кальвизий сообщает, что Колосс был воздвигнут ровно за 1360 лет до этой торговой операции с бронзой, что позволяет нам определить 707 год до РХ как время сооружения статуи. Но в качестве "официальной" даты сооружения в исторических справочниках фигурирует 285 год до РХ, то есть на 422 года позже. В "Хронике Иеронима" Евсевия упоминается о сооружении колосса высотой в 107 футов, которого современные историки отправляют в 75 год РХ. и связывают с Римом. Эти три даты, которые сообщают о строительстве Колосса (707 до РХ, 285 до РХ, 75 РХ), имеют одну ту общую особенность, что каждая из них отстоит на 40 лет от важнейших исторических эпох (NAB, PHI и распятия Христа).

Колосс Родосский по одному источнику был высотой в 105 футов, по другому – в 126 футов. Поскольку в истории человечества, наверное, было не так много "чудес света" в виде статуй высотой более ста футов, мы должны согласиться, что здесь предлагаются различные датировки и географическое расположение одного и того же сооружения, и при этом возникает значительное отклонение в историографии. Интересно, что это противоречие не становится меньше оттого, что Евсевием названы две даты, определяющие время разрушительного землетрясения: 221 до РХ и 107 до РХ. Сегодня принято считать, что у него речь идёт также о Колоссе Нерона, который и размерами, и исполнением удивительно совпадал с Родосским исполином, – так, что можно было бы допустить полную идентичность. Принимая факт "колоссальной" торговли в 653 РХ и предположительного разрушения статуи в 221 до РХ или в 107 до РХ, мы получаем чисто расчётным путём разницу в 873 или 759 лет между датой разрушения и датой исчезновения обломков, что в любом случае кажется чересчур длительным сроком.

Итак, с этим Колоссом историки смешали всё в одну кучу не только в хронологическом аспекте, но и по содержанию. Выясняется, что история с 900 верблюдами, на которых вывезли обломки Родосского исполина, хронологически перенесена, к примеру, автором текста, как сама собой разумеющаяся, в эпоху "Soldanus Aegypti" (султана египетского), который якобы захватил остров Родос. Однако на дворе середина VII века, и нет никаких египетских султанов, которые могли бы захватить Родос, а вот в XIII веке они уже появляются как главная угроза христианским государствам-крепостям на Ближнем Востоке. Синоха 653 MOH = 1256 CHR оставляет возможность того, что эта история разыгрывалась в XIII столетии во времена крестовых походов. В содержательном плане возникает вопрос, зачем потребовались эти неисчислимые верблюды для отправки обломков из островной гавани – может, по тем же соображениям, по которым, согласно Библии, знаменитый верблюд скорее пройдет через иголье ушко, чем богач попадёт в рай: а ведь в обоих случаях из kamilos (корабельный канат) сделали kamelos (верблюд)! Не 900 верблюдов, а 900 крепких канатов потребовались, чтобы вытащить из моря на берег рухнувшего Колосса.

Мы обвиним древних прямо-таки в нечеловеческой бездеятельности, если станем на полном серьёзе утверждать, что им потребовалось более восьмисот лет, чтобы догадаться вытащить на берег остатки Колосса для их дальнейшей утилизации. Исходя из вышеназванных датировок разрушения статуи (221 до ХР и 107 до ХР), можно попасть в период примерно между 530 и 650 URB, сократив время бесплодного ожидания, когда человеческая предприимчивость даст свои результаты, с этого оскорбительно большого интервала до нескольких лет или десятилетий. Внимания заслуживает синоха 221 v.CHR = 532 URB, так как именно на 530-ые годы приходятся сообщения о природных катастрофах (возможно, и о землетрясениях), которые могли вызвать разрушение Колосса.

Стефан и Венгрия. В 1541 турки берут Будапешт и становятся хозяевами всей Венгрии вплоть до 1699. Город Буда долго был известен под немецким названием "Ofen" (нем. "печь"). Наш уважаемый хронист из Золотурна, Франц Гафнер (1609-1671), датирует взятие Ofen, в то время столицы венгерского королевства, через турецкого "Käyser Solyman" (Сулеймана I Кануни), 1526 годом, вслед за битвой при Мохаче. Как объяснить это противоречие "правильной" датировке (1541), тем более что Гафнер не сообщает нам ни об одном похожем событии для 1541? Одним из нетривиальных объяснений была бы следующая трансформация: 1526 CHR = 1242 DIO / (1)242 ARM = 1541 NAB. Взглянув в учебник истории, мы с лёгкостью находим искомое подтверждение: в 1242 татары под предводительством хана Батыя вступают в Венгрию, после того как за год до этого уже захватили Силезию.

Здесь снова очень хорошо раскрывается механика сдвига эпох, которая в данном случае способствует тому, что турецкое завоевание Венгрии отражено в учебниках истории дважды и даже трижды, причём один из вариантов (1526) опускается, чтобы избежать осложнений. Эта схема нам слишком хорошо знакома по другим местам действия! Проблема, конечно же, состоит не только в том, что у Гафнера не всё хорошо со счётом, но и в том, что она носит принципиальный характер и в данном случае особенно тревожит, ибо упомянутые события отстояли от него не на целых пятьсот лет и в основе своей имели великие исторические процессы. Тогда почему в середине XVII века Гаффнеру вообще нужно было заниматься такими сложными расчётами, чтобы датировать эти политически очень значимые события, отстоящие от него на пять поколений?

Венгры, или мадьяры, угро-финский народ с тюркской верхушкой, как полагают, примерно в X столетии сменили места обитания, переселившись из контролируемых хазарами областей в междуречье Дона и Днепра в область нижнего течения Дуная. Один их язык, который не обнаруживает ни малейшего родства с европейскими языками, выдаёт чуждое европейцам происхождение венгров. Венгров, которых вопреки временному лагу в пятьсот лет следовало бы отождествлять с гуннами, долгое время воспринимали как варваров-заложников христианского Запада. Лишь когда в 955 Оттон Великий смог разбить их на реке Лех близ Аугсбурга, начался быстрый процесс их христианизации.

Уже очень скоро венгры смогли предъявить своего христианского лидера Стефана I (997-1038), который получил корону из рук самого папы, а уже в 1083 был канонизирован в качестве святого. Тот факт, что на переломе двух тысячелетий венгры сумели по-быстрому организовать "всехристианнейшего" короля из своих рядов, должен нас насторожить. На самом деле, у нас есть замечательная синоха, которая отправляет папу Римского Стефана I (254-257) прямиком в период правления венгерского короля Стефана I: этот король Стефан был коронован папой в 1001 году, и едва ли случайно год 1001 NAB соответствует году 254 CHR, когда папой Римским был выбран тоже Стефан. После кончины в 1058 последнего папы по имени Стефан больше ни один папа никогда не принимал это имя. Почему? Может быть, потому, что оригинал всегда один и копий быть не должно?

Король Стефан в 1083-м был провозглашён "святым" – но наверняка не по решению папской "комиссии по канонизации", ибо таковой в те времена ещё не существовало, а своим собственным народом, который его чтил и видел в нём святого! И это было сделано народом не через два поколения после его смерти, а немедленно – и более того: он считался святым ещё при жизни и остался таковым и после кончины! Синоха 1038 CHR = 1083 JUL снимает противоречие между датой смерти Стефана и датой его канонизации. Но, если около 1000-го года (то есть на переломе эпох, возможно даже в начале нового "мирового цикла") король Венгрии идентичен папе Римскому, или, во всяком случае, очень сильно с ним связан, то не можем ли мы предположить, что город Рим тогда располагался в некоей стране, лежащей к востоку от Венгрии, – в стране, которая и сегодня зовётся Романия?

Предположительно, уже с XII века Венгрию заселяют немцы, вышедшие, прежде всего, из Рейнской области. Цель немецкой колонизации – Трансильвания, и, возможно, это было последнее прибежище, оставшееся нетронутым после того, как начиная с 1241 года страна подверглась опустошению татарами! Мы дерзнём увидеть в этих татарах собственно венгро-гуннов, то есть в значительной степени сегодняшние венгры происходят от этих гунно-татаро-тюрков, которые некогда разогнали целое королевство франков, а оставшихся крестьян загнали в Карпаты. И по сей день на Рейне ходит немало легенд и сказаний о событиях, которые в давние времена происходили – если вообще имели место – на Дунае. Это, между прочим, материал Песни Нибелунгов: падение Бургундского королевства под напором гуннов около 440 года происходило не на Рейне, как обыкновенно принято считать, а на Дунае. Аттила мог основать свою державу гуннов, начиная с 445-го, с центром в Венгрии, после того как татары с Батыем во главе заняли Польшу и Дунайскую область в период после 1240. Хотя нам и нет нужды (но такая возможность существует!) приравнивать Аттилу и Батыя, тем не менее, синоха 445 NPR = 1240 DIO помогает ответить на некоторые вопросы, которые доселе числились среди мифов.

Согласно Грегору фон Туру ("История Франков"), франки происходили из Паннонии и в незапамятные времена перебрались через Рейн в Тюрингию – довольно неудобный путь, понятный только в том случае, если под этим "Рейном" у него имелся в виду Дунай. Вероятно, франки (бургундцы, французы) освободили своё место в Паннонии не вполне добровольно… Чего доброго, им пришлось уступить под напором чужой силы под предводительством Батыя, Аттилы или как его там звали.

В 381-м, как считает Гафнер, "впервые появилось королевство Венгрии", что у нас, конечно, должно вызвать возглас удивления, ведь формирование венгерского государства, как мы видели, началось лишь после 1000 года, когда Стефан I был коронован на царство папой Римским. Но хронологическая схема, которая заводит этого хрониста в ловушку, обнаруживается тут же: 381 TYR = 1004 NAB. Тот факт, что Гафнер не заметил свою "оплошность", становится тем более удивительным, что страницей далее он пишет, что "в 391 лангобарды положили начало своему государству в Руси и Венгрии". Но такая локализация "итальянского" государства лангобардов в Венгрии может объяснить, почему германские императоры Средневековья всё время стремились в Италию, чтобы там после долгого и утомительного пути примерить корону короля лангобардов! Начало положил Оттон I в 951, когда в своём первом походе в Италию он стал королём лангобардов. Кто же такие были лангобарды, и где следовало тогда искать Италию, проясняется, если вспомнить, что в 955 император Оттон разбивает возле Аугсбурга войско непокорных венгров. Тогда и последующие "итальянские " походы становятся вполне логичными!

Эфес. В 1522 году несколько португальцев решили найти могилу апостола Фомы, якобы расположенную в португальской колонии Гоа-Мелиапур (Индия). По некоторым преданиям, Фома был братом-близнецом самого Иисуса Христа, так как его имя по-арамейски означает "близнец"; Фома был тем апостолом, который сначала не поверил в воскресение Иисуса из мёртвых ("Фома неверующий"), но позднее стал великим миссионером христианской веры в Азии, где он якобы и принял мученическую смерть. Правда, в 1522 было совершенно неизвестно, где на самом деле находится его захоронение, так как бренные останки апостола сначала прибыли в III веке в Эдессу, затем в 1258 на греческий остров Хиос и, наконец, попали в итальянскую Ортону на Адриатике. Узнали ли португальские искатели могилы Фомы в Индии что-то новое об одиссее его останков на протяжении веков? Обесценит ли эта находка в Гоа находящиеся в Европе мощи Фомы, будут ли они незаметно удалены из экспозиции? Или как раз находка могилы в 1522 стала импульсом для оживлённой торговли святыми мощами Фомы? Эти вопросы становятся не столь уж важными, как только обратимся к синохе 1522 SLK = 1256 JUL: оказывается, вся эта шустрая торговля длилась всего два года, пока после обнаружения склепа Фомы в 1522 году одной эпохи на Хиосе не появились мощи в 1258 году другой эпохи!

Остров Хиос, место промежуточной остановки мощей Фомы, лежит непосредственно перед побережьем Малой Азии, а именно напротив античного Эфеса, где в 54 году апостолом Павлом была основана одна из первых христианских общин, действительное значение которой ввиду легендарности сведений о ней можно оценить лишь очень грубо. Должно быть, в Эфесе проповедовал и апостол Иоанн, там он якобы и умер. А ещё в Эфесе, предположительно, находится могила Богородицы Марии.

Эфес известен благодаря проводившимся в этом городе соборам, в частности, здесь состоялся знаменитый Третий вселенский собор 431 года, а также пресловутый "разбойничий собор" 449 года, хотя с учетом синохи 431 AUG = 449 JUL можно говорить о том, что это было одно и то же мероприятие, по-разному датированное стараниями одной из партий, потерпевшей поражение по важному вопросу на этом соборе и объявившей его нелегитимным. Но для нас важен и самый первый собор, состоявшийся в Эфесе в 196-м, на котором было решено установить Пасху на 14-й день после новолуния, невзирая на то, на какой день недели она попадает. Такой порядок можно было назвать "еврейским правилом", поборники которого в истории церкви известны под именем четыредесятников. Они праздновали Пасху в Малой Азии 14-ого нисана, невзирая на день недели, завершая к вечеру этого дня пост и начиная Тайную Вечерю, аналогично тому, как евреи начинали свою пасхальную трапезу. На Западе же Пасху отмечали, невзирая на число, в первое после 14-ого нисана воскресенье как день, когда Иисус восстал из мёртвых, при этом пятница была днём распятия Христа, с полным воздержанием от пищи начиная с пятницы до рассвета воскресенья, после чего совершали торжественную трапезу. Это различие в обряде празднования Пасхи существовало со всей остротой вплоть до Никейского собора.

Здесь возникает вопрос, в чём, собственно, была разница в литургии малоазиатских христиан и в еврейском обряде, и от чего произошло явное разделение евреев и христиан на два самостоятельных направления веры на знаменитом Никейском соборе в 325 году. На то, насколько борьба двух вер лишь ещё более обострилась после Никейского собора, показывают события, сопровождавшие вселенский собор в Эфесе, который состоялся в 431-м. Начиная с 428 года, константинопольским патриархом был Несторий, который предпринимал энергичные попытки покончить в своём городе с течениями еретиков и раскольников. При этом в своих действиях он был не особенно разборчивым: так, он велел просто снести арианскую часовню и яростно преследовал всех "еретиков" под самыми разными предлогами. Объявление им войны четыредесятникам привело к кровавым беспорядкам в Сардах.

Сарды был античным городом в Малой Азии, некогда торговой метрополией и центром Лидийского царства. Именно здесь легендарный царь-богач Крёз был пленён в 547 до РХ персами под командованием Кира II. При римлянах в период после 129 до РХ город получил новый импульс развития и существовал вплоть до XIV века нашей эры. Ныне над разрушенным городом возвышаются лишь остатки некогда огромного храма Артемиды, возведённого в своё время на месте храма фригийской богини Кибеле (разрушен в 499 до РХ). Но тогда не только этот старый храм, но и сам город Сарды был превращён в груду развалин. Что же произошло? В период между 500 и 448 до РХ этот регион сотрясали войны с персами, которые были вызваны восстаниями ионических городов против персидского владычества. Персы подавили мятеж, как показывает пример Сард, с беспримерной жестокостью, и такой образ действий, очевидно, нашёл последователей в этом регионе, ибо в 88 до РХ царём Понта Митридатом VI был издан так называемый "кровавый указ Эфеса", спровоцировавший резню италийских поселенцев в Малой Азии, приведшей к гибели около 80000 римлян. Митридат (также Mithradates) по-парфянски значит "данный Митрой", в то время как Понт (Pontus) означает историческую область в районе южного побережья Чёрного моря.

Историческая литература не даёт сколько-нибудь вразумительных причин этой бойни, и потому возникает сомнение в отношении такого большого числа жертв. Зато для патриарха Нестория, пустившего под нож 430 "еретиков" и своих противников, движущие мотивы были предельно ясны; они часто встречались в истории, как обоснование подобных действий: религиозный фанатизм и политическая месть! Мы можем допустить, что кровавые беспорядки в Сардах разразились после скандального Эфесского собора в 431 и достигли своего пика в 432, пока в 433 решающее слово не сказал император. Суматошная работа собора в 431 закончилась тем, что был организован параллельный собор, который в 449 был переквалифицирован историками одной из партий в "разбойничий" (431 AUG = 449 JUL).

Череда беспорядков и резня в Сардах, имевшие место в 499 до РХ (= 277 OLY), 88 до РХ (= 688 OLY) и в 432 РХ, могли иметь один и тот же исторический контекст, хотя напрямую связать их посредством синохи довольно затруднительно. Цедлер упоминает о взятии Сардов Тамерланом (Тимуром) после 6-летней осады "в лето мира 1398", что является весьма любопытной датировкой. Но здесь есть следующая интересная синоха: 1 MOH = 312 DIC = 623 CHR = 688 IND = 1398 OLY.

Хлеба и зрелищ. Кальвизий сообщает, что в 26 до РХ было принято решение о проведении 1 августа каждого года "актических" игр по образу Олимпийских игр; эти "актические" игры были названы в ознаменование победы римлян у Актия, положившей начало так называемой актической эре. Похоже, что очень скоро об этих играх забыли, но, как ни странно, через несколько столетий они снова всплыли на поверхность в связи с введением праздника "цепей св.Петра" (S. Petri ad vincula) – также установленного на 1 августа. Бароний уверенно относит его первое празднование к 436 CHR. Спрашивается, что там праздновали? Кто был закован в цепи, и кто или что скрывалось за словом "Petrus"? В 436 патриарх Несторий отправился в изгнание, а именно в сирийскую пустыню в местечке Petra! Поскольку это его путешествие было не вполне добровольным, то он, вероятно, был закован в цепи и отконвоирован, куда следует. Так что очень может быть, что "Пётр в цепях" и был Несторием. Для его врагов это, конечно, был повод для праздника, в то время как для сторонников, которые последовали за ним в изгнание, это был день траура и начало нового периода – можно сказать, новой эпохи (здесь достойна упоминания синоха 1 DIC = 436 TYR).

Представляется, что актическое летосчисление было разработано в 28 до РХ Веттием Валенсом, астрономом из Антиохии. Возможно, именно он составил что-то вроде гороскопа для эпохальной битвы у Актия, который мог послужить основой для новой системы счёта времени. Синоха 28v.CHR = 748 OLY / 748 NAB = 1 CHR отображает связь с христианской эпохой. На месте победоносной битвы император Октавиан основал "город победы", Никополис. Поскольку в античное время было несколько городов с названием Антиохия, скорее всего названных в честь реального основателя династии селевкидов Антиоха (ante-ochos = "предшественник владыки"), то не исключено, что когда-то Антиохия и была Никополисом, или наоборот.

Большая Антиохия (сегодня городок Антакья в Турции) была важным античным городом, который был сопоставим с самим Римом; Антиохия была уничтожена сильнейшим землетрясением в 526-м. Как и Рим, Антиохия находилась на некотором удалении от морского побережья, но располагала вместе с Селевкией собственным портом. Антиохия также являлась одним из центров распространения христианства, здесь жили апостолы Пётр и Павел, в период между 252 и 380 состоялось шесть вселенских соборов. Из так называемой антиохийской школы, развивавшей историко-филологическое толкование Библии (в отличие от аллегорического подхода александрийской школы) вышли такие неугомонные мыслители, как Арий и Несторий. Однако до сих пор так и не ясно, в каком месте на самом деле находилась большая Антиохия и под каким именем. Предположительно, город лежал на реке Оронт, сегодня именуемой Азинехри; в Армении есть река по имени Аразнехри, некогда известная как Аракс. Также река по имени Аракс когда-то звалась Окс(ус) или Ох(ус). Так что город Анти-Охия, может статься, означал просто "напротив Оха" или – в первоначальном смысле – "на границе государства".

С точки зрения Октавиана его лагерь, а позднее Никополис, лежал не на берегу Арахта, а на берегу Оропа, – двух маленьких рек, впадавших в залив Амбрации. Здесь явно просматриваются Аракс и Оронт. Однако чтобы описывать положение города "на этой" или "на той" стороне, как это делает Октавиан, данная река должна быть достаточно широкой или труднопреодолимой, что совсем не соотносится с указанными реками в западной части Греции. Армянский же Аракс, согласно Гедериху, настолько бурная река, что даже самому Александру Великому не удалось наладить постоянный мост через него; и это смог сделать только Август, он же Октавиан.

Река, которая постоянно смывает мосты и вообще трудна для преодоления, не обязательно должна быть очень широкой или глубокой; значение имеет лишь изменение её течения во время сезона дождей или паводка. На деле, широкая река со спокойным течением не является сложным препятствием, так как её можно легко преодолеть при помощи парома. Напротив, зачастую весьма сложно пересекать небольшие, но бурные горные реки. Современные мосты часто не в состоянии справиться с механическим напором массы камней и валунов, которую перемещает горная река. В результате в такой местности приходится постоянно чинить переправы и восстанавливать мосты. Именно такой рекой является Оронт, для бассейна которого характерны узкие горные котловины. Также весьма показательно, что старый город Антакьи, в прошлом Антиохии, лежит только на одном берегу реки.

Итак, возможно, "армянский Аракс" стал для историков прошлого нынешним Оронтом. Это утверждение годится ещё и потому, что Армения была расположена от Антиохии не очень далеко: возникшее в конце XI века Армянское княжество, а позднее царство (Armenia minor = "малая Армения") непосредственно примыкало с севера к Антиохийскому княжеству, основанному в 1098 крестоносцами. Но стоит вспомнить, что ещё древние римляне (при Юстиниане в 536) владели провинцией под названием Малая Армения.

Вполне возможно, что некогда река Оронт-Аракс играла роль культурно-языковой границы, при этом Антиохия могла быть пограничным городом, а со времени Октавиана также и важным плацдармом и торговым центром, подверженным многообразным культурным влияниям. Сегодня современная Антакья является мультикультурным, многоконфессиональным и многоэтническим городом, что также следует считать наследием эпохи крестовых походов. Так насколько далеко мы находимся от Никополиса и Актия на далматинском побережье – ведь мы можем и обмануться! Гедерих, кто как никто другой в его время знал античность, обнаружил только один Никополис, достойный упоминания: тот, что находится в Малой Армении. и который был построен Помпеем в память победы над Митридатом. То есть мы попадаем в эпоху 3-й войны Митридата (74-64 до РХ) и в самое начало славной карьеры Помпея, который в 60-м до РХ образовал первый триумвират с Юлием Цезарем и Крассом, в 52 до РХ был выбран единственным консулом, и только в 48 до РХ был повержен Цезарем у Фарсалии. После чего Цезарь перешагнул пограничную реку Рубикон, приготовившись сказать "жребий брошен". Потерпев поражение, Помпей бежал в Египет, где был убит.

Конечно, заманчиво увидеть в Рубиконе наш Оронт-Аракс, а в Фарсалии что-нибудь вроде Фароса близ Александрии. Это сыграло бы и в пользу варианта с бегством Помпея в Египет, даже если бы можно было идентифицировать Александрию как город, который некогда находился в Малой Армении, а сегодня известен как Искендерум, отделённый от древней Антиохии всего одним горным перевалом, т.н. "сирийскими воротами". Рубикон – это ничто иное, как "покрасневшая" река, что вполне годится в качестве меткой характеристики Оронта, чьи притоки в бассейне между Хамой и Алеппо вымывают типичный для этой местности красный песчаник, причём в прошлом, вероятно, вымывали намного сильнее, чем сегодня.

Сравнение Фарсалии и Фароса могло бы показаться чересчур смелым, но оно оказывается не менее вероятным, чем перемещение битвы Цезаря с Помпеем в далёкую от Рима Фессалию (Греция), куда попасть можно лишь довольно сложным кружным путём. Однако это решающее сражение происходит поблизости от оспариваемого центра власти! В лице Помпея Цезарь убирал последнее серьёзное препятствие на пути к единоличной власти. За Помпеем (Pompeius) скрывается не только исторический персонаж (если он вообще был!), но и, прежде всего, политико-религиозная программа, идеология: а именно pompa ius = помпезный, роскошный закон. Но как бы ни был велик этот закон, он был превзойдён ещё более великим: Христом!

Правда, Христос не был законодателем, а вот Цезарь был. Похоже, что этой своеобразной характеристикой исторического персонажа подтверждается гипотеза Франческо Каротта, согласно которой Иисус Христос и Юлий Цезарь были одним и тем же лицом, а "Pompe-ius" – идеологией, против которой они сражались и над которой одержали верх. Последовательное развитие этой гипотезы должно привести к тому, что Рим окажется в Анатолии или Леванте. Такой поворот был бы тем более интересен, что тогда история обожествлённого Юлия Цезаря локализовалась бы вблизи от "священной земли". Мы не можем решить эту задачу в окончательном виде, но следует помнить, что ещё арабы Средневековья считали Анатолию "землёй римлян". Но этими "римлянами" были сельджуки, которые в 1080 при Сулеймане I основали Румский султанат, после того как в 1076 ими был взят Иерусалим. Якобы это был тот самый богомерзкий поступок, который вызвал на Западе "религиозные волнения", а уж как результат (поколение спустя!) – крестовые походы.

Но где же располагался этот Иерусалим? Где-то в Леванте? Или в районе Эгейского моря и Босфора? Античные географы ничем нам не помогают, вот и обнаруживаем мы комбинацию городов "Антиохия-Селевкия" на южном берегу Турции возле мыса Анамур ("Румана"!). Вполне естественно, что Анталия, лежащая на юго-западе Турции и уже позднее идентифицируемая нами как центр античного еврейского государства, расположена буквально рядом с Антакья. Странно только, что Кальвизий не упоминает ни единым словом о взятии Иерусалима сельджуками в 1070-е годы. Для него Иерусалим („Hierosolyma") взят сарацинами в 635 CHR и остаётся в их руках целых 464 года – вплоть до 1099 года. Гафнер, напротив, сообщает о взятии Иерусалима турками в 1061, то есть за пятнадцать лет до "официальной" даты. Это та самая разница, та самая "ошибка", которая уже вкралась в его расчёты при датировке взятия Буды. Итак, Гафнер, похоже, при датировке "турецких" событий опирался на некий источник, который даёт систематическую ошибку на пятнадцать лет против нынешней хронологии. Синохи 635 SLK = 1076 URB и 635 DIO = 1061 HAS приводят достаточное объяснение для этих разночтений.

А что отмечает современная историческая литература для 635 года? Она фиксирует взятие Дамаска арабами – и опять-таки подсовывает нам сирийский контекст, к тому же оставляя открытым вопрос, где искать древний Иерусалим. Возможно, что было много Иерусалимов и Hierosolymas, как и несколько Римов и Румов…

Храм Соломона. Согласно традиционной хронологии, второй Храм просуществовал 586 лет (с 516 до РХ по 70 РХ). Случайно или нет, но этот срок точно соответствует промежутку времени между разрушением первого Храма и Христом. Второй Храм был сооружен семьдесят лет спустя после разрушения первого, а разрушен через семьдесят лет после Рождества Христова. Речь могла идти об искусственно сконструированных датах, нумерологическое значение которых нам уже не различить; возможно, здесь есть некая связь с 70-ю "седьминами" пророка Даниила (Даниил исчислил срок в "семьдесят седьмин" (Даниил 9:24), оставшийся до прихода в мир Мессии – прим. переводчика). Число, кратное семи, могло быть основой для счёта по т.н. "системе лет шаббата", согласно которой в конце каждого семилетнего цикла дозволялось прощение долгов. При этом следует ясно понимать, что разрушение Храма и закат исповедуемой в нём религии находятся в причинно-следственной связи с мощным взлётом другой религии. Ведь мы находимся в эпохе зарождения христианства, хотя не должны забывать и об исламе: события в Иерусалиме, имевшие место в 640-ые годы, после того как город был взят арабами, дали некоторым историкам того времени достаточно пищи для размышлений о происхождении и точке отсчёта прежнего Храма Соломона.

Кальвизий упоминает о сооружении мечети на Масличной горе в Иерусалиме "эмиром сарацинов" Омаром в 643; подразумевается мечеть Аль-Акса ("дальнее место для молитвы") возле собора на скале, основание которого датируется сегодня 638 годом. Разница в пять лет необязательно должна объясняться хронологическими причинами, она может просто составлять срок между началом и окончанием строительства. Таким образом, для второго Храма можно принять время строительства такой же продолжительности (520 - 516 до РХ).

В исламской традиции мечеть Аль-Акса также имеет название "второго дома Господня на Земле". Это, конечно, напоминает нам о "втором Храме" иудеев, и будет интересно узнать, что Омар строил эту мечеть в память о "первом доме Господнем", а именно Храме Соломона, разрушенном римлянами однажды в 70 году – или, может, за 70 лет до этого? – от которого, как замечает Кальвизий, не осталось никаких следов. Второй Храм якобы простоял в течение 586 лет; если причесть этот срок ко "второму дому Бога", то мы попадаем в 1229 год, и у нас есть все основания для вывода, что этот объект культа как раз тогда перестал служить своей цели, ведь именно в том году император Фридрих II, возглавивший V Крестовый поход, захватил Иерусалим и даже короновался там! Это было время расцвета тамплиеров, орденская квартира которых, впрочем, располагалась неподалёку от мечети Аль-Акса и которые, как бешеные, копали вокруг землю в поисках остатков Храма Соломона, чтобы проникнуть в его тайну и найти его сокровища.

Эта хронологическая проблема ещё более запутывается, если принять во внимание, что в иудейской историографии "вторым Храмом", собственно, именуется храм царя Ирода. Согласно Гедериху, этот храм был открыт в 7 до РХ, и именно этот храм в 70 РХ разрушили римляне. С учётом этого второй Храм простоял не 586 лет, а всего 77 лет. Кальвизий устанавливает начало строительства первого Храма Соломона на 1015 до РХ, то есть приблизительно за тысячу лет до основания храма Ирода. Такая временная дистанция вряд ли возникла случайно, а скорее благодаря вычислительным упражнениям хронологов, пытавшихся определить дату конца света.

Здесь стоит заметить, что дата открытия мечети Аль-Акса, ещё одного "второго дома Господня", тоже оказывается за семь лет до начала нового летосчисления благодаря синохе 643 AUG = 616 CHR = 7 v.HEG. А её строитель, Омар, предстаёт основателем исламского летосчисления: он вполне мог ввести это летосчисление в году 650 AUG = 623 CHR = 71 ARM = 1 MOH, установив при этом ещё один хронологический ориентир за счёт синохи 650 AUG = 747 TYR / 747 NAB = Рождество Христово! Но это всё Омара, как можно понять, не очень-то заботило, а вот немного позднее заинтересовало Беду Достопочтенного, который ввёл – опираясь на исламское? – "христианское" летосчисление в историографии.

Истории о храме Соломона больше всего схожи с набожными сказками, и, вероятно, таковыми и являются, если искать их "фундамент" в современном Иерусалиме. Царь Соломон инвестировал в строительство Храма невероятные ресурсы: 150000 рабочих и более 3000 надсмотрщиков в течение семи лет были заняты в строительстве, заготовке и доставке необходимых стройматериалов. Такие гигантские затраты наводят на мысль о колоссальных египетских пирамидах или сооружениях Баальбека, но никак не о скромной, если судить по библейскому описанию, "церквушки": "60 локтей в длину, 20 локтей в ширину и 30 локтей в высоту". Правда, хронист Гаффнер называет совсем другие размеры: число рабочих, по его сведениям, составило 320000, а самые высокие сооружения в районе Храма достигали 300 локтей в высоту, для чего требовались стены толщиной до 50 локтей! Должно быть, старинные сообщения ещё страдают тем, что не в состоянии отличить сооружение храма от строительства дворца (которое длилось тринадцать лет). А у Гаффнера вообще говорится о целом Храмовом районе: "район Храма был необыкновенно велик, как целый город". Это даёт возможность предположить, что сам по себе храм ("Божий дом", или лучше темница, в которой надёжно упрятан сердитый бог Яхве) был сравнительно невелик, как и следует из описаний Библии, но окружён гораздо более монументальными зданиями и служебными постройками. Если локоть составляет примерно 50 см, то у нас получается такая высота зданий, которая в древности известна только для великих пирамид Гизы…

Не составляет труда и распознать в Соломоне Сулеймана, тем более что гарем первого (700 жён и 300 наложниц!) можно легко принять за гарем второго. Правда, в последнее время приняли написание "Salomo", якобы для того чтобы отдать должное иудейскому "владыке мира" (что есть чистая правда), при этом, однако, до неузнаваемости изменяется – умышленно или случайно – смысловой скелет его имени SLMN. Напомним, что царя Соломона в средненемецкой литературе называли Salman, и это имя, конечно, сильно напоминает имя ассирийских царей Салманaссар, один из которых известен подавлением иудейских восстаний около 725 до РХ. В истории старонемецкого права существовал термин "салман" („Salmann"), который обозначал опекуна и исполнителя завещания, а также примирителя в процессе раздела наследства.

Мы можем распознать раскинувшуюся на целое тысячелетие эпохальную структуру, приклеившуюся к основанию мифического храма. Потому что скончавшийся якобы в 722 до РХ, а возможно и "за 722 года до 650 года" Салманассар V мог найти свой конец за 230 лет до сооружения храмовых построек в Баальбеке. То же самое и с таким же интервалом времени до сооружения храма Соломона случилось и с Салманассаром I, если за основу мы возьмём датировку Кальвизия. Стоит, правда, заметить, что Кальвизий не различает Салманассаров с разными порядковыми номерами, ибо у него есть только один (по нынешней традиции, пятый) Салманассар, который умер в 722 до РХ. Место первого Салманассара у него занимает некий "Сосарм", который в современной исторической литературе едва упоминается. В хронике Отто фон Фрейзинга (около 1145) говорится: "Преемником Арбака был Сосарм, в правление Ахаза в Иудее и Пекахии в Израиле. В 15-й год его правления возникло слово "олимпиада"…" Так "Сосарм" Кальвизия, который, собственно, должен был быть Салманассаром I, превратился в "Сосарма" Отто фон Фрейзинга – то есть в Салманассара V по сегодняшней терминологии и хронологии.

А. Фоменко разработал сценарии, согласно которым Салманассар V, покоривший "Израиль" и сделавший его ассирийской провинцией, был "германо-немецким" завоевателем Италии, а именно, на выбор: это был либо Одоакр (+493), либо Фридрих I Барбаросса (+1190). За германским завоевателем Одоакром, в 476 был провозглашённым римским королём и впоследствии низложившим последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула, мог скрываться король Богемии Оттокар I (+1230). При помощи синохи 493 SPA = 1230 OLY синхронизируется год его смерти, а с использованием синохи 476 SPA = 1213 OLY – и год его возведения на королевский престол. В биографии Оттокара, предположительно, имелось несколько этапов признания его монаршего статуса: в 1198, 1203 и 1212 годах; последним его признал Фридрих II, универсальный вольнодумец, правивший римско-германской империей из Сицилийского королевства.

В этом свободомыслящем Фридрихе, "человеке мира" и опекуне империи, можно было бы различить мудрого и мироносного царя Соломона. Оба имели титул царя Иерусалимского. Дубликатом Соломона является Салман-ассар, а дубликатом Фридриха II мог быть его дед Фридрих I Барбаросса; ещё в XVI веке их путали в связи с легендой о горе Кифхойзер в Гарце: это сказание о спящем в недрах горы императоре, который обязательно проснётся, чтобы помочь своей родине в трудный час, намекало на Фридриха II, но потом было безосновательно перенесено на его предков. У обоих Фридрихов одинаковый срок правления (1152-1190 и 1212-1250); при этом их синхронизация – задача далеко не тривиальная, она обнаруживает крупные временные циклы, которые, словно аура, окружают эпохи их правления: 152-190 ARM = (6)212-(6)250 BYZ. Мы оказываемся на стыке армянской и византийской культур, и, кроме того, попадаем в ту точку, в которой Фридрих I Барбаросса ушёл из жизни, погибнув во время крестового похода.

Итак, человеком, построившим около 160 года храм в Баальбеке, мог быть Соломон, он же Салман, он же Фридрих. Этот "строитель", совершая свой "крестовый поход", двигался, по всей видимости, не с северо-запада на юго-восток, а как раз в обратном направлении. Такая подмена сторон света более поздними историками, закосневшими в монашеском уединении и плохо представлявшими себе внешний мир, могла произойти хотя бы потому, что ориентация арабских карт Средневековья традиционно была не на север, а на юг. Между тем, арабская империя Фридриха II находилась не на изолированном в географическом отношении острове Сицилия (пожалуй, там был лишь филиал или даже литературный дубликат империи), а на древнем стыке между Востоком и Западом. Там, где бились и вели взаимообмен две великие цивилизации (что происходит между ними и сегодня) и где, выполняя священную миссию, прошла тень его деда: в Киликии! И, если бы Фридрих Барбаросса маршировал по Турции с востока на запад с дурными намерениями, то его целью, как настоящего араба, наверное, была бы Кария, иудейское государство карийцев на юго-западе нынешней Турции.

В учебниках истории мы можем прочесть, что в 667 "Сицилию" захватывают арабы – но на самом деле это год 667 MOH = 190 NPR, и имеется в виду Киликия, а завоеватель, Фридрих Барбаросса – Красная Борода, в (1)190 году находит там свою могилу. И если сам Фридрих сгинул, то этот крестовый поход был довольно успешным; здесь нам следует задаться вопросом, кто вывел в хрониках дату 667: захватчик или его жертва. Синоха 668 JUL = 1 MOH позволяет предположить, что уже с нового года и при новой, чужой власти началась и новая эпоха.

Восточные владыки, несомненно, вели счёт времени согласно старым, дедовским обычаям: с каждым новым властителем начиналась новая эпоха, а летосчисление возвращалось к цифре "1". И эти обычаи ещё действовали довольно долго после того, как система власти осуществлялась уже под знаменем ислама. Когда захватывался какой-нибудь город, то там провозглашалась новая власть согласно законам Мухаммеда – а для покорённого населения начиналась новая эра: 1 MOH! Унификация летосчисления согласно эпохе "с начала хиджры", введённой Омаром через несколько лет после смерти Мухаммеда, произошла в широких масштабах не сразу, как мы можем предположить сегодня. Не исключено, что эта эпоха, как все универсальные саморазвивающиеся стандарты, стала изобретением уже Нового времени.

Таким образом, в процессе распространения ислама на Востоке то тут, то там появлялись локальные системы "летосчисления по Мухаммеду", которые через несколько лет или десятилетий начинали расходиться. Но, будучи однажды установленным, исламское летосчисление продолжало действовать, пока имел силу закон Пророка. При этом оно принадлежало к самым старым непрерывным системам летосчисления. Христианский счёт времени вряд ли мог соперничать с ним, так как известно, что даже в Средневековье папы вели счёт годов не "от Христа", а от даты собственного вступления в должность. Но следует помнить и о том, что коммивояжер Мухаммед имел дела с христианами, считавшими годы по какой-то определённой эре своих мучеников (от Диоклетиана), как это и по сей день делают копты – по крайней мере, в литургических целях. Синохи 1 MOH = 339 DIO / 339 AUG = 623 SLK и 1 MOH = 339 DIO / 339 CHR = 650 SLK хотя и приоткрывают здесь некоторые зависимости, но оставляют вопрос приоритета открытым.

Исламское летосчисление имеет "пророческий" характер, оно покоится – как и многие другие системы – на эпохе пророков, ибо Мухаммед видел себя лишь одним из цепочки обещанных провидением посланников, или пророков Аллаха, при этом последним из них, самым главным, которому предначертано исполнить всевышнее провидение. Зато для своих врагов он был "лжепророком", просто шарлатаном! Персидский религиозный учитель Мани (III век), чей радикальный дуализм, сочетающий "хорошее" и "плохое" – он до сих пор является вдохновителем религии, но уже не политики, – представлял себя последним в ряду семи пророков: Адама, Сета, Ноя, Иисуса, Будды, Заратустры и Мани. Если эту последовательность расценивать как хронологическую (а именно таковой она и является!), то мы столкнёмся с поразительным анахронизмом: Иисус поставлен по времени между Ноем и Буддой и тем самым предстаёт первым пророком после Всемирного потопа! Кроме того, он мог стать прототипом Будды, что было бы весьма пикантно с учётом того, что многие современные авторы хотят видеть христианство на буддийском фундаменте! Но, вероятно, здесь под "Иисусом" подразумевался израильский царь Иегу (IX век до РХ), который сыграл ключевую роль в ранней истории Израиля.

Мухаммед, в отличие от Мани, видел себя последним в ряду восьми пророков: Ной, Лот, Моисей, Худ, Салих, Шуайб, Авраам, Мухаммед. Имена "Худ", "Салих" и "Шуайб" не говорят нам почти ничего, но здесь обращает на себя внимание невероятная очерёдность: Моисей упомянут до Авраама! Для Мани, как и для Мухаммеда, речь здесь шла о цепочке реинкарнаций, новых явлений в мир. После последней и наивысшей из них уже не требовалось нового рождения пророка, ибо цепочка посланников Бога получала завершение, а вместе с ним и осуществлялось провозглашение учения Всевышнего. В обеих цепочках Ной – связующее звено для наказанного потопом человечества. Последователи Мани, да и Мухаммеда могли придти к мысли о необходимости определённого ритуала, чтобы держать в памяти весь ряд почитаемых ими посланцев Бога, – а что для этого годится лучше, чем календарный цикл?

Urbi et orbi. Вопрос, которым мы всё время задаёмся: где же находился древний Рим – в Италии, на Босфоре или ещё где-то? – наверное, всё же неправилен, вернее, он упускает самую суть того, чем являлся город Рим, о котором с древних времён говорили: "Ubi Papa, ibi Roma." Где Папа, там и Рим! Потому-то для французского папы Клемента V не стал проблемой перенос в 1309-м святого престола из "Рима" в Авиньон, хотя сам он и остановился в Лионе. Тогда – согласно принципу, что Рим там, где находится папа – Римом был Лион, а впоследствии им стал и Авиньон.

При таком понимании более ясным становится изречение "Все пути ведут в Рим". В нём речь не о нынешнем Риме в Италии, который вообще не находился на пересечении важнейших торговых путей, а, скорее, о Стамбуле, где, согласно моему предположению, и располагался античный Рим письменной традиции. Но этот афоризм, возможно, ещё значил и то, что Рим – везде и во многих местах, а именно там, где в данный момент пребывал понтифик. Почему бы не допустить, что в старой латинской церкви всякое место пребывания епископа называлось "Roma" не как географическое определение, а как функциональная характеристика (от гр. rome = "сила, власть"), что, конечно же, придало бы гораздо больше смысла этой пословице.

Учитывая, что оба великих Вселенских собора XV века (в Констанце и Базеле), ставшие важнейшими форумами христианской церкви, столь близки друг другу и по времени, и по географии проведения, но при этом далеки от нынешнего Рима, возникает подозрение, что первое лицо латинской церкви имело тогда свою резиденцию не на Тибре. Где же? Где-нибудь на верхнем Рейне. С первого взгляда мысль абсурдная, но при ближайшем рассмотрении не такая уж невероятная, ибо период после 1378 отмечен расколом на Западе и более чем десятилетней неразберихой с папским престолом, когда на него претендовали множество архипастырей из разных стран. Так, папа Иоанн XXIII, созывавший собор в Констанце, был изгнан из своей резиденции неаполитанским королём; в это время он находился в изгнании, но где он жил? – а почему бы не у императора Сигизмунда, который тогда останавливался по большей части на Боденском озере.

Следуя изречению, что Рим там, где Папа, можно было бы утверждать, что Рим там, где император. Потому-то римские императоры и называли себя "Pontifex maximus" (высший понтифик, вседержитель), – и этим почётным титулом потом стали эксклюзивно пользоваться папы римские. Представим себе Тиберия (14-37 CHR), к которому якобы относилась сказанная Христом крылатая фраза: "отдать кесарю кесарево", – представим себе и Юлия Цезаря Августа где-нибудь в XV веке, во времена Вселенских соборов на верхнем Рейне: как и император Сигизмунд, он часто бывает на Боденском озере, но он также Pontifex maximus, он сам папа – может, он сейчас в Констанце, а завтра уже в Базеле: "где Папа, там Рим".

Критик официальной хронологии А. Фоменко в своём фундаментальном исследовании статистических закономерностей в традиционной истории приходит к выводу, что эра, в которой жил Тиберий (а возможно, действовал и Иисус Христос), должна синхронизироваться с периодом германо-римской империи (X-XIII века), также обнаруживает параллелизм во времени с империей Габсбургов, начиная с XIII века. Благодаря таким радикальным синохам Тиберий становится практически современником императора Сигизмунда, и сюда же очень хорошо ложится тот факт, что родовой дом Габсбургов находится в бассейне верхнего Рейна. Что характерно, в этой области ещё с Возрождения находили множество старинных, времён Рима, антикварных предметов. Только в одной северной Швейцарии найдено, наверное, больше подлинных античных римских предметов (монет, утвари, статуй), чем в самом Риме. Эту же ситуацию с находками античных предметов можно проследить в Баварии, в районе Боденского озера, в срединной части Швейцарии, в Эльзасе и далее по левому берегу Рейна до самого его устья возле Кёльна; в смежных областях – Ломбардии, Бургундии и Лотарингии, а также на их периферии. На самом же итальянском "сапоге", который традиционно считается историко-географическим центром римской империи, обнаружено сравнительно с этими местами гораздо меньше типично римских предметов античного времени. С этой точки зрения якобы периферийные галло-романские области являются настоящим ядром древнеримской культуры, в то время как средняя Италия имеет явно этрусканскую, а южная Италия – явно греческую окраску.

История Рима – это литературная история первооткрывателей Возрождения, и не случайно, что многие рукописи на латыни, лежащие в основе этой традиционной истории, были найдены в монастырях в районе Боденского озера. С учётом географического положения района, в котором обнаружены классические тексты на латыни, мы оказываемся, главным образом, к северу от Альп. За исключением аббатства Монте-Кассино южнее реки По почти не было зафиксировано случаев обнаружения классических текстов. Во Франции география таких находок ограничена линией от дельты Роны до устья Сены (западнее этой линии находок почти не было); на севере и востоке страны находки распространены до Кёльна, Корве и Фульды. В целом, почти все находки классических текстов тяготеют к исконной области империи Каролингов. Скорее всего, старое римское государство времён империи находилось на берегах Рейна, после того как – по своей воле или в силу обстоятельств – римлянам пришлось покинуть Босфор, район Дуная и Балкан. А. Фоменко удаётся синхронизировать время перелома эпох и начала христианства (Август, Тиберий) с двумя "более поздними" ключевыми событиями: взрывом сверхновой во времена Генриха III (1054) и падением Константинополя при правлении Фридриха III (1453).

Локализация средневекового Рима, на самом деле, связана с большими сложностями. Когда Рим стал тем великим городом с приписанной ему историей, который мы знаем сегодня? Ещё Мартин Лютер был не слишком впечатлён "средоточием мира", как можно судить по описанию его поездки в Рим (1510-1511). Уже тогда Рим должен был выполнять функцию знаменосца нового культурного движения, Ренессанса. Но в действительности он был всего лишь местом паломничества "идолопоклонников". Когда Лютер был в Риме, там не было резиденции папы, потому что, скорее всего, папа Юлий II снова был в каком-то походе – прямо как некогда римские императоры! То, что Лютер позднее сумел рассказать о своей поездке в Рим, должно нас озадачить. Как подобает набожному туристу, он прилежно посетил все популярные культовые места, но при этом проявил поразительное равнодушие к новейшим течениям в искусстве Возрождения. О них он не упоминает ни единым словом! Уже во Флоренции, переживавшей в тот момент самый расцвет, его занимает не искусство и архитектура, а лишь политика и общественная жизнь – точно как потом Гёте! О "Давиде" Микеланджело он не говорит ни слова. В Риме Лютер не посетил ни единой "современной" достопримечательности, а лишь старые, священные места, чтобы совершить там религиозные обряды. Тот факт, что в Риме в это время, к примеру, шла полным ходом постройка нового наиглавнейшего собора всего христианского мира, имени Святого Петра, ускользнул от его внимания и религиозных интересов!

Невольно возникает мысль, что у Лютера явно пропущен целый ряд наблюдений, которых можно было ожидать от него – изъян, который характерен и для описаний поездки в Рим Гёте! Тот факт, что Лютер не получил никаких достойных упоминания впечатлений ни от папы, ни от курии, может быть объяснен лишь тем, что в то время в Риме просто не было папского двора. Похоже, что он не смог даже издали посмотреть на то, что из себя представляла тогдашняя католическая церковь.

Но и Эразм Роттердамский, который побывал в Риме годом ранее и имел возможность посетить папские покои, ни словом не упоминает о Микеланджело или Рафаэле. Конечно, трудно допустить, что Эразм, первый учёный своего времени и крупнейший гуманист, новатор в филологии, критик церкви и культуры, будет, как нарочно, столь же слеп в отношении новых направлений искусства, как и юный, неопытный монах Лютер. Естественное объяснение такого недомыслия обоих высокоучёных клерикалов лежит на поверхности: итальянское Возрождение состоялось гораздо позже, чем это преподносится в исторической литературе, а именно примерно в то же время, что и в странах, лежащих к северу от Альп. И Рим тогда тоже был вовсе не "центром христианства", хотя, несомненно, имел большое значение как центр паломничества со всеми своими культовыми местами.

Средиземноморские государства. Финикийцы считаются сегодня великими колонизаторами Средиземноморья; если в античные времена и была однородная средиземноморская культура, то финикийская, а не римская. Учёные полагают, что только финикийцы были способны на колонизацию дальних стран, в том числе расположенных за морем. И то, что финикийцы смогли по достоинству оценить значение Мальты как базы для флота, вытекает непосредственно из названия острова, располагающего множеством удобных естественных бухт, так как слово малат по-финикийски значит "гавань". Их успех основывался не столько на военной силе, сколько на удаче в торговле и значительных технических достижениях в строительстве городов. В связи с этим можно было бы допустить, что финикийские города имелись и в Малой Азии, и в Северной Африке, и даже на иберийском берегу, а звали их "Карфагенами". Такой сценарий очень даже правдоподобен, ибо слово Карфаген (или Картахена по-испански) родом из финикийского языка и значит просто "новый город". Не нужно было обладать большой фантазией, чтобы назвать вновь заложенный город "новым", но такая схема обнаруживается в названиях городов самых различных культур столь часто, что её можно рассматривать как очень древнюю общеупотребительную модель. И вот, очень легко решается вопрос, не находился ли соперничающий с Римом Карфаген на Босфоре: нас никто не заставляет принимать Карфаген в Малой Азии вместо Карфагена в Северной Африке – они оба могли неплохо сосуществовать, особенно если их основали в разные времена по мере того, как постепенно развивалась финикийская цивилизация.

Считается, что родина финикийцев – восточное побережье Средиземного моря. Однако маловероятно, что их истинная страна происхождения была там, в древней Ханаанской земле; скорее, туда они попали, уткнувшись в море на своём длинном и трудном пути из глубин Востока. Самоназвание финикийцев нам уже не ведомо, так как имя Phoinikia происходит из греческого языка и означает "страна багрянца". Некоторые финикийские города были действительно знамениты своей багряной краской. Финикийцы оставили свой непреходящий след в истории, заложив крупные города с грандиозными постройками и оказав, тем самым, огромное экономическое влияние на весь регион: это Библос, Тир, Сидон и Бейрут; к ним следует, конечно, добавить и основанные дальше к Западу города, которые, как было показано выше, иногда назывались просто Новыми Городами. Их архитектура сразу бросается в глаза, прежде всего, благодаря применению очень крупных каменных блоков. Финикийский алфавит стал основой для всех западных вариантов буквенного письма, а религия финикийцев (главные божества Ваал, Эл и Астарта), наверное, повлияла на западную религиозную систему сильнее, чем это согласны признать сегодня.

Закат финикийского могущества в самой колыбели этой цивилизации тесно связан со следующими событиями: в 572 до РХ вавилонский царь Навуходоносор II поработил город Тир после якобы 13-летней осады; Александр Великий захватил Тир и Сидон в 332 до РХ, а в 64 до РХ Финикия входит в состав римской провинции Сирия. То есть агония Финикии заняла целых пятьсот лет! Первое событие надо рассматривать в похожем историческом контексте, в котором состоялось разрушение Иерусалима и выселение евреев в Вавилон (586 до РХ). Итак, вполне возможно, что разрушение Иерусалима и разрушение Тира конгруэнтны друг другу и, вместе с тем, разрушение храма Соломона конгруэнтно разрушению самого важного в то время храма на Ближнем Востоке вообще: храма бога Мелькарта ("царя города") в Тире. А Тир вполне мог быть Иерусалимом, "городом мира". Мелькарт – главное божество, почитавшееся финикийцами, и его культ (с вечным огнём и священными идолами) мог распространиться во всём Средиземноморье. В греческой мифологии ему соответствовал герой-бог Геракл, культ которого приобрёл статус государственного после 312 до РХ, то есть в точности ко времени начала летосчисления Селевкидов. Обращает на себя внимание хронологическая симметрия: в 312 до РХ Геракл становится официально признанным богом, а в 312 после РХ этот же статус получает Иисус Христос!

Тот факт, что между Римом и Тиром имелась взаимосвязь, которая могла быть достаточно важной в историко-идейном плане и маркировала через какое-то особое событие некогда существовавший хронологический отрезок, или эпоху, выясняется из записи, сделанной Кальвизием в отношении 137 года до РХ. Тогда всем „халдеям" Италии было предписано покинуть страну. На выполнение приказа отводилось всего десять дней! Среди прочего в вину им ставилась лживая астрология, что, впрочем, нисколько не удивляет летописца Кальвизия – с учётом их „скользкого и безрассудного" характера.

Халдеи считались сведущими в астрономии, а их корни – уходящими в семитские племена Месопотамии. С ними Вавилон пережил последний культурный расцвет, пока не был завоёван Киром Великим в 539 до РХ. В описании халдеев летописцами явно различимы очертания погрязших в сомнительных махинациях, возмущающих общественный порядок евреев. Изгнание „халдеев" (читай: евреев) в 137 до РХ (= 616 URB), конечно же, до боли напоминает нам то самое изгнание из Испании в 1492 году, тем более что евреям там тоже был дан очень короткий срок на сборы. Эту взаимосвязь подчёркивает синоха 1492 CHR = (1)616 TYR.

Геркулес и Геракл. Рассмотрим важнейшие рубежи времени к началу эпохи Александра Великого: когда в 332 до РХ он взял Тир, то ещё не мог догадываться, что скоро по его имени назовут целую эпоху, а именно эпоху Селевкидов, которая в арабских источниках считается „александринской". Падение Тира по времени тесно связано с основанием Александрии, города, которому было суждено на протяжении столетий оказывать масштабное влияние на культуру Запада. Тирская эпоха идёт следом за селевкидской (отстаёт на 187 лет), то есть является более молодой, что на самом деле весьма удивительно, если вспомнить, что Тир навсегда лишился своего могущества как раз из-за Александра. Если следовать традиционной логике, тиряне в 125 году до РХ начали новый отсчёт времени, что едва ли укладывается в исторические рамки, – разве что постулировать взаимосвязь с уже случившимся разрушением Карфагена римлянами во время 3-й Пунической войны (146 до РХ) и последовавшим вскоре основанием римской провинции Асии (133 до РХ). Также допустима взаимосвязь с основанием царства Маккавеев (142 до РХ) во время династии Хасмонеев. Наверное, на все эти события следует смотреть в едином контексте, но, как минимум, становится ясно, что основание римской провинции в Малой Азии состоит в причинно-следственной связи с разрушением малоазиатского Карфагена, и что в непосредственной близости у римлян был свой опорный пункт для экспансии.

Даже если мы примем, что у Тира была своя собственная эпоха (в принципе, в каждом городе с каждого нового правителя начинался новый счёт времени), то всё равно она не могла длиться слишком долго, так как около 64 до ХР город был присоединён к римской провинции Сирия и, соответственно, стал частью римской империи. Но на этом история Тира ещё не закончилась, потому что только в 638 CHR город был окончательно завоёван арабами, которые сравняли его с землёй! Ещё через три года была сожжена Александрия, вместе со своей знаменитой библиотекой. Инсценированный арабами конец Тира и Александрии, естественно, очень напоминает конец латинской империи в Константинополе (638 TYR = 1261 NAB). И точно так же, как в 332 до РХ сразу после разрушения Тира была основана Александрия, здесь тоже, сразу вслед за разрушением Александрии, в 641 происходит основание Каира, который тогда, впрочем, звался ещё Вавилоном.

Первое зафиксированное поселение на территории нынешнего Каира называлось Вавилон и у археологов слыло римским укреплением. На его фундаменте были выстроены городские постройки Старого Каира, обнаруживающие густую сеть церквей и синагог; здесь традиционно располагались кварталы коптов и евреев. Копты и сегодня считают себя единственными настоящими старожилами Египта, потомками того населения, корни которого уходят во времена фараонов. Так не могло ли быть, что иудеи после разрушения Иерусалима/Тира/Александрии хлынули в Вавилон/Каируан/Каир, то есть примерно в 580 до РХ, 320 до РХ либо в 630 РХ, в зависимости от летосчисления? Тот факт, что годы 312 до РХ и 622 РХ имеют очень сильную корреляцию, указывает на то, что в каждом случае начиналась новая эпоха (SLK и MOH), но в первую очередь на то обстоятельство, что в 312 до РХ в Риме было положено начало культу бога Геракла, в то время как в 610 РХ в Восточном Риме (Константинополе, Византии) к власти пришёл божественный император Гераклий, начавший в 622-м победоносную войну против персов.

В легенде о Гераклии вполне очевидны отражения эпохальных событий, инициированных основателем ислама Мухаммедом: около 610 он начинает в качестве пророка, в 622 следует его побег из Мекки, изменивший всю дальнейшую мировую историю. Император Гераклий, присвоивший себе харизматический титул „базилевса", который указывал на божественное происхождение его обладателя, занимает ключевое положение в этой решающей эпохе перемен. До того, как он победил персов, происходят чудесные события: в 617 году, когда стены Константинополя осадили ещё не персы, а авары, императором овладел страх – он на полном серьёзе решил перенести свой двор и даже столицу в Карфаген. Большинство историков ещё более серьёзно считают, что подразумевался североафриканский Карфаген – но это абсурдная мысль! Несомненно, что Гераклий собирался направиться со своим двором, используя морские транспортные средства того времени, вовсе не в сторону Туниса, а через Босфорский пролив к своему „Новограду", Карфагену на малоазиатском берегу.

Этот пример хорошо демонстрирует, какие гротескные „шпагаты" должна исполнить традистория, чтобы объяснить сведения из существующих источников. Достигнутая в 628-м победа над персами не смогла остановить закат Восточной Римской империи; уже к 642-му она теряет Сирию, Иерусалим и Египет – страны и города, которые, возможно, лежали гораздо ближе к Константинополю, чем мы полагаем сегодня. Да и авары, которых Гераклий смог победить в 626 году, стоят краткого упоминания: прежде всего, их одновременное появление вместе с персами наводит на мысль, что и персы, и авары были одним и тем же народом. Скорее всего, в случае с аварами речь идёт о некоем „тюркском народе", что привело к тому, что сегодня диких варваров античности приравнивают к тюркским народам. Гедерих ничего не знает об аварах, в то время как у него есть что сообщить о городе Avaricum в Галлии, который был захвачен Цезарем в 50 до РХ. Кальвизий датировал это событие 701 URB, и мы с изумлением принимаем к сведению синоху 701 MOH = (1)626 PHI, посредством которой победа над аварами коррелируется со взятием Аварикума. Согласно Гедериху, из античного Аварикума вышел нынешний Bourges во Франции – хотя им мог стать и болгарский город Burgas на Чёрном море, всего в 200 км от Стамбула и при том настоящая находка для малых походов восточно-римских императоров! Или расположенный дальше к северу город Varna, который в тёмные времена должен был быть сказочно богатым, раз уж в его древних захоронениях до сих пор находят огромные клады эпохи медного века!

Так или иначе, следует отказаться от представлений, что в древности народами велись крупномасштабные войны; это, безусловно, "достижение" нового времени! Нет, тогда были „локальные разборки": один из городов нападал на соседний, разграблял его, а жителей уводил в рабство. Естественно, распространение культур, языков, обычаев и нравов шло не в последнюю очередь благодаря межгородской торговле, нормальному цивилизационному процессу, который историки зачастую неправильно увязывают с крупными завоевательными походами.

Ватикан, Латеран и Иоанн. Маг и астролог Агриппа фон Неттесхейм упоминает в одном из своих трудов о „пирамиде Юлия Цезаря возле Ватикана в Риме". Достаточно знать Рим хотя бы по путеводителю для туристов, чтобы сказать, что в Риме есть только одна достойная упоминания пирамида: это пирамида Цестия около вокзала Остиенсе. Она находится далеко от Ватикана, да ещё и на другой стороне Тибра. При этом есть веские основания полагать, что Агриппа говорил именно об этой пирамиде, что означает, что когда-то Ватикан находился на другом месте.

"Ватикан" дословно означает ничто иное, как место, где вещают пророки (от лат. vates = пророк, провидец, и лат. canere = петь, предвещать, объявлять). В принципе оно может быть в любом месте, где существует храм или святилище, которые обеспечат пророку идеальные условия для его работы. И до того, как старый римский культ жрецов трансформировался в католицизм иезуитов, разросшийся впоследствии в монструозный бюрократический аппарат власти (так что позднее ему пришлось под давлением итальянских националистов искать приют на другом берегу Тибра), папы и верховные жрецы вполне могли проживать вблизи от пирамиды Цестия. Например, по соседству с Авентинским холмом, где когда-то высился храм Дианы, или дальше к востоку города у Латерана. Собственно, доныне „матерью и главой" римско-католической церкви в Ватикане является не столько собор Святого Петра, сколько дворец (базилика) Латеран.

Латеран, предположительно дар Константина Великого епископу Римскому, был до 1308 резиденцией пап, пока они не удрали в Авиньон. Тот факт, что первый собор на этом месте в 313 году был посвящён „Спасителю", а вновь отстроенная после землетрясения 905 года церковь – Иоанну Крестителю, весьма удивителен и скрывает в себе некую тайну, которая, среди прочего, может заключаться в том, что Иоанн Креститель и был „Спасителем", то есть „Христом", что в данном случае подкрепляется синохой 905 DIO = (1)313 TYR. Возможно, не случайно название „Латеран" – от лат. latere = быть спрятанным, погребённым.

И уж совсем не случайно, что в связи с Иоанном Крестителем появляется диоклетианова эра, так как в действительности Диоклетиан мог быть не мучителем христиан, каким его обычно представляют, а наоборот, сторонником Иоанна Крестителя, вероятно, истинного Христа. Имя этого замечательного римского императора, быть может, выдаёт его идеологическую суть: Дио-Клет-Иан могло означать „Бога-Ключ-(есть)-Иан", где „Иан" значило Иоанн или даже Ианус. Следует также обратить внимание, что аналогичным образом имя „Христ-иан" несёт в себе духовную программу: Христ(ус)-(есть)-Иан(ус). Характерно, что император Диоклетиан воздвиг свой впечатляющий дворец именно там (в Далмации, якобы для того, чтобы наслаждаться там жизнью после отставки), где спустя целую эпоху, насыщенную событиями, но, на самом деле, почти одновременно вступили в действие боснийские krstjani, которых мы скоро встретим в связи с еретиками-богомилами.

Однако же „Иоанн" сильно напоминает „Иануса/Януса", римского бога перемен, дверей и ворот, вообще всяческих начал. Бог Янус был первым, к кому обращались во время молитвы, ему же был посвящён первый месяц года и первое число каждого месяца. В качестве символов Янус имеет при себе посох и ключ, напоминающие епископский посох и папский ключ. Янус в широком смысле – покровитель всех проходов и переходов, и, в целом, Иоанн-Янус мог служить символом одного из наиважнейших переходов эпох в истории. В Латеранской базилике становится очевидным, что Иоанн, подобно Янусу, имел два лица, – одно в качестве Крестителя и другое в качестве апостола. Таким образом, Латеранская базилика посвящена именно Иоанну Крестителю, хотя и не известно, останавливался ли он поблизости от неё. С апостолом Иоанном всё было иначе: его мученичество в кипящем масле, которое он чудесным образом пережил, имело место перед одними из городских ворот Рима. Тот факт, что этот апостол, который чаще встречается в роли мага (он пережил несколько покушений на свою жизнь!), после этой пытки возвращается целым и невредимым в "вечный город" через те самые ворота, которые позднее будут носить его имя, повергает его гонителей в полнейший ужас, а у его сторонников вызывает ликование. И где же на старых картах помечены эти ворота ("Porta S. Ioannis")?

Конечно же, там, где сегодня находится Латеран!

Роскошная и чванливая, выстроенная в форме креста Латеранская базилика будто старается затушевать тот факт, что первоначально находившаяся здесь церковь-баптистерий (или крестильня) была восьмиугольником округлой формы. Она и сегодня стоит недалеко от Базилики. Как мы знаем, новые властелины веры не испытывали затруднений с тем, чтобы наделить внешнюю форму старой церкви новым содержанием; так и стал пантеон, служивший ещё многобожникам, христианским храмом.

Следовало бы предположить, что в этом баптистерии возле Латеранского собора и есть капелла Иоанна Крестителя; ан нет, она находится в незаметном уголке большого соборного нефа. А в баптистерии (примыкая с северо-востока) находится капелла Иоанна Апостола вместе с неким „Венантием". И вот здесь начинается замкнутый круг: легенда о Венантии, принявшем мученическую смерть при императоре Деции около 250 года, не совсем ясна, но известно, что родом он был, скорее всего, из Спалато в Далмации (нынешний Сплит), где как раз позднее выстроил себе дворец император Диоклетиан. Мощи Венантия прибыли в Рим примерно в 640 и были погребены возле баптистерия; хлопотал тогда об этих мощах папа по имени Иоанн. Совпадение? Тогда спрашивается, кто был погребён там вначале: Венантий или Иоанн? Но какой Иоанн? По крайней мере, апостол Иоанн погребён в Эфесе, а Иоанн Креститель в данном случае не интересен, и тогда остаётся лишь один папа римский Иоанн! И, может быть, то, что описывает юноша в возрасте от 16 до 20 лет, следует называть не „Эфесом", а эфебом. В таком случае это могло бы значить, что Иоанн-апостольный папа был погребён возле латеранского баптистерия у могилы своего возлюбленного „эфеба" Венантия, который на самом деле принял мученическую смерть юношей. Этот Венантий, как сегодня он именуется в мартирологах, был, по всей видимости, неординарной личностью. Был ли он "детским Христом" с византийской мозаики в Равенне? Или он способствовал началу гомоэротической традиции римского священничества?

Пожалуй, можно было бы счесть, что в далёком прошлом был некий законспирированный историк, пожелавший оставить нам след, ибо кто же, как не он мог придумать в 484 римского консула по имени Венантий Деций, в котором объединены гонитель и жертва. Предположительно в 484 родился человек, ставший впоследствии великим византийским императором Юстинианом (527-565), который построил в Константинополе храм Святой Софии и собрал римское право в кодекс corpus iurius. Он считается истинным основателем византийской империи, вместе с супругой Феодорой он проповедовал просвещённую монархию, правда, в отношении тех, кто придерживался его религии. Мы можем предположить в Юстиниане последователя Иоанна, возможно даже Iustus-Ioannes, то есть „правильного Иоанна". Впрочем, Юстус означает также, как сообщает Гедерих, „соратника апостола Павла, который, как считают некоторые, звался Иисусом среди иудеев и Юстусом среди римлян". Итак, Павел, распространявший христианство, имел при себе помощника, которого могли звать из-за двойного имени Iustus-Iesus или „правильный Иисус". До Юстиниана правил один Юстин, о котором известно, что он был праведным гонителем ариан – следовательно, могло быть, что Юстиниан это исправленный Юстин? Что Юстин превратился в Юстин-иана, а Арий в Ар-иана, так как они распознали в Иоанне настоящего, истинного Христа?

Портреты Юстиниана и его супруги Феодоры изображены в мозаике церкви св. Витале в Равенне (Италия). Здесь же, в Равенне, погребён Теодорих, великий король остготов (471-526), даты жизни которого по совпадению приходятся на тот же период, в котором жил император Юстин. Встречались ли в Равенне Юстин и Теодорих? Хотя бы для того, чтобы присягнуть там папе, первому Иоанну (523-526)? Этот папа, должно быть, посредничал между арианином Теодорихом и преследователем ариан Юстином, став при выполнении этой дипломатической миссии, вероятно, первым папой, который ступил своей ногой на землю Константинополя. Можно допустить, что в религиозном аспекте эта миссия также была успешной, ибо в том же году, когда Иоанн уехал и вскоре умер, Юстину на смену пришёл Юстиниан! Рядом с Юстинианом или позади него всегда находилась его властолюбивая Феодора, которая вполне подходит для „эпохальной" связки с IX веком: при помощи синохи 564 JUL = 842 PHI конец эры Юстиниана (527-565) переходит практически без зазоринки в начало эры императрицы Феодоры (842-856).

Между прочим, тогдашний патриарх Константинопольский именовался Иоанном, и именно императрица Феодора (вновь) ввела культуру христианских изображений, в виде изображений Христа на византийских монетах; развитие же христианской иконографии было делом более ранней Феодоры. При этом следует допустить идентичность обеих Феодор, тем более что время правления императриц согласно синохальной параллели VI века практически перекрывает друг друга, если не принимать в расчёт исторически незначительных личностей, типа слабоумного Юстина II. Рядом с этим дубликатом Юстином действовала его властолюбивая жена София, которую её свёкор Юстиниан хотел усадить на трон.

И здесь мы видим жуткую, а временами забавную путаницу с дублированием имён и характеров! Похоже, тогда было время властолюбивых женщин, и именно в это время Юстином / Юстинианом был выстроен собор имени Софии, ставший сегодня шедевральной Айя-София, одним из высочайших, сакральных чудес мировой архитектуры, якобы тысячу лет спустя послужившей образцом для классических тюркских мечетей.

Была ли эта великая постройка первым камнем в основании новой религии?

Есть ли взаимосвязь между ней и „иоаннито-христианским" переходом эпох?

Значение папы Иоанна I в связи с хронологией не следует переоценивать. По совету монаха-скифа Дионисия Малого (или Ничтожного) он ввёл в 525 новый порядок расчёта пасхалий, составленный патриархом Александрийским Кириллом в латинской церкви. У Гаффнера в 522 году начинается четвёртая всемирная эра, которую формируют как общественные возмущения и внешние катастрофы, приводящие к „концу света", так и подъём религиозных движений:

В Китай на смену конфуцианству приходит буддизм; смертная казнь и принесение животных в жертву отменяются (около 520).

Ариане сооружают баптистерий в Равенне (525).

Бенедикт Нурсийский основывает монастырь Монте-Кассино, положив тем самым начало монашеству в Европе (529).

Народное восстание в Константинополе, жёстоко подавленное военачальником Юстиниана Велизарием (532).

Сильная эпидемия моровой язвы, сравнимая лишь со знаменитой „чёрной смертью" XIV века (535).

Хроники необычно часто сообщают для этого времени о сильных землетрясениях, голодоморе, страшных затмениях и массовых появлениях комет.

На самом деле, чума в 530-е годы и сопровождавшие или вызвавшие её катастрофические события были столь радикальными, что оказали неослабевающий эффект на дальнейшее течение истории. Закончился золотой век античности с её огромными империями; пришли мрачные Средние века, эпоха, которую некоторые критики хронологии склонны объявить несуществующей вследствие царившей тогда повсеместной культурной пустоты. Безусловно, есть неплохие основания для допущения, что чума 535 года идентична чуме 1348 года. Долго искать нам не приходится: синоха 535 SLK = (1)348 TYR красноречива, и „отсутствующее" тысячелетие предстаёт лишь начинкой, наполнителем эпох, при помощи которых историю можно по желанию растягивать и плющить в эсхатологических целях; здесь же синоха 535 SLK = 999 OLY предлагает такой нужный растр. Новые культуры и духовные течения (буддизм, арианство, монашество) при этом понимаются как ответы на тогдашние жизненные угрозы.