Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Вернер КУЛЛА (W. Kulla, Германия)

Арабское мыло в греческом городе Колофон

Не только у книг есть "своя история", как гласит латинская пословица, но даже у этимологии отдельных слов. С этимологией следует обращаться предельно осторожно, чтобы исключить неоправданно свободное толкование...

Анализ выдуманной этимологии

Термин "колофон", первое подтверждённое использование которого в английском (colophony) датируется не ранее 1774 г., относится к "надписи, сделанной издателем в конце книги", от лат. colophon и от гр. kolon (kolon) "предел, последнее касание". Однако этот термин не следует называть "колофонской смолой", "последним клеем" и уж тем более смешивать с "канифолью".

Канифоль представляет собой нелетучий компонент смолы хвойных деревьев, особенно сосновых пород (Pistacia terebinthus). Канифольная смола – это особая разновидность смол; не все смолы являются канифольной смолой. Её можно получить путем отгонки, с очисткой и выделением воды и эфирных масел; так получается на вид хрупкое вещество коричневатого или желтоватого цвета. Согласно традиционной этимологии, этот термин назван по имени древнегреческого города Колофон (Kolofоn), который якобы располагался на вершине невысокой горы между Лебедосом (ныне Hypsili-Hissar в Турции) и хорошо известным портом Эфес, а жители этого города якобы занимались торговлей канифолью.

Канифоль (неолат. colophonium) имеет различные виды применения, например:

– в качестве припоя при пайке

– как основной ингредиент порошка для полировки стёкол, зеркал и оптических линз

– как клейкое, связывающее вещество в производстве мыла, бумаги (гумми), чернил и лака

– для улучшения скользящего трения смычка при игре на струнных инструментах.

Увы, термины "colophony" или "colophonium" не получают подтверждения ни в одном источнике – ни у древнегреческих или древнеримских авторов, ни у средневековых авторов, писавших на латыни (XIII–XVI века), ни археологическими находками.

Древнегреческое "rhetine" = смола не имеет ничего общего с остаточными продуктами отгонки смолы – такого и не было в те древние времена. Да и не могло, поскольку основными продуктами этого процесса являются канифоль (70%) и скипидар (20%), а скипидар, или терпентин, - это летучее эфирное масло (C10H16) и искусственный органический растворитель, который появился не ранее XV века и сразу же стал применяться в живописи (голландцами братьями Ван Эйками); в то же время и канифоль получила распространение в качестве припоя для пайки, крепёжного материала для резки и обработки драгоценных камней, а также вещества для натирки смычков музыкальных инструментов (скрипки).

Канифоль – прозрачная, твёрдая смола, цветом от янтарного до тёмно-коричневого. Это хрупкое, крошащееся вещество тоже может быть получено только химическим способом (после отгонки летучего масла терпентина) из олеосмол или мёртвой древесины хвойных пород, а также из высоких масел.

Как ни удивительно, но первое упоминание "канифольной смолы" ("rosin") можно обнаружить в английском переводе Ветхого Завета! Соответствующее др.евр. "tsori" [традиционно передаваемое как "бальзам"], согласно Словарю библейских названий Истона от 1897 г. (Easton's 1897 Bible Dictionary) подтверждается лишь в официальной версии Библии короля Якова (KJV, 1611), Иезек. 27:17, которая стала нормой на следующие 250 лет. Также и библейский "бальзам Гилеада" стал употребляться только начиная с библии епископа Майлса Ковердейла (предположительно в 1535, как это следует из латинских и германских [!] источников). В греческой Септуагинте (LXX) и латинской Вульгате др.евр. "tsori" передаётся просто как "смола" (гр. rhetine, лат. resina).

Вульгата даёт лат. "resina", передаваемое как продукт отгонки "rosin" (канифольная смола) в так называемой Версии Дуэя (Douay Version) от 1581 г. (Католическая церковь напечатала "реймскую" библию Дуэя на английском языке, основанную на латинской Вульгате, лишь в 1609 г.) Согласно тексту Вульгаты св.Иеронима ("около 400 г."), лат. "resina" означает некую неуказанную ароматическую массу или масло.

Традиционная этимология слова "мыло"

Мыло – согласно Плинию Старшему (Gaius Plinius Secundus, 23–79 н.э.) – скорее всего, было изобретено галлами ("sapo", красящее вещество для волос) и заимствовано германцами ("…et sapo, Galliarum hoc in-ventum rutilandis capillis. Fit ex sebo et cinere, optimus fagino et caprino, duobus modis, spis-sus ac liquidus, uterque apud Germanos maiore in usu viris quam feminis." Плиний, Естественная История, книга 28 [из 37], глава 191). Гипотетическое германское saipjo, зап.герм. saipo ("текучий продукт, смола") вероятно, было экспортировано в древнеримскую эпоху из германских наречий, приняв форму лат."sapo". Чтобы найти удобное объяснение этому слову, традиционная этимология даже прибегла к помощи аналогично звучащего греч. "sepon".

Однако эта авантюрная этимология представляется притянутой за уши, поскольку "sepon" (наст.время, мужск., именит., ед.ч.) образовано от греческого переходного глагола "sepo" = портить (см. LSJ, Middle Liddell или Autenrieth).

Поиск по всем известным собраниям греческих и римских авторов даёт всего три слова, в определении которых содержится термин "мыло" – borion, causticus и sapo – и всего четыре совпадения [sapo] из 1 556 585 слов в сочинениях всех римских писателей, причём все – в трудах того самого Плиния Старшего. Поиск же корней слова "мыло" в древнегреческом, даже в форме гипотетических "sapon, saphonion, saponarikos" и тому подобных (совпадающих с LSJ, Middle Liddell или Autenrieth), оказывается совершенно бесплодным.

Использование слова "мыло" как "soap" непрерывно подтверждается в ссылках только на Плиния. В языках же многих народов слово прослеживается вне всякого Плиния с его лат. "sapo": в др.верх.нем. "sapona / sabona" (начиная с "IX века"!) – др.верх.нем. "sapo" ("XI век") – ст.англ. "sape", ср.англ. "sope" , ср.нижн.нем. "sepe" , голл. zeep с переходом в "seifa", и, наконец, в ср.верх.нем. "seife", то есть мыло как таковое, о чём впервые сообщено у Dasypodius (Strasburg 1535-1536) и у Serranus (Nuremberg 1539). Этот якобы германский термин до сих пор существует во всех романских языках, например, в итальянском "il sapo-ne", французском "le savon" и испанском "el jabon".

"Канифоль", продукт отгонки из арабской алхимии

Здесь мы выдвигаем предположение, что слово "канифоль" заимствовано из араб. (!) "sabuneh", имеющего 3 основных значения на арабском:

– как (текучая/жидкая) смола,

– как мыло

– как канифоль.

Те же три значения (смола – канифоль – мыло) мы находим в английском и немецком для слова "мыло" / "soap" буквально с самого начала. Все эти три значения присутствуют в трёх языках, имеющих столь разное происхождение и историю!

Понятие "мыло", ключевой для культуры термин, уже начиная со времён Карла Великого (начало "IX века") находит подтверждение в немецком в виде "sabona" и "sapona", но не имеет ни единого (!) подтверждения в греческом, а в латыни "sapo" есть лишь у одного (!) автора, Плиния Старшего. Без сомнений, этот термин заимствован от араб. "sabuneh".

Прежде всего, рассмотрим его побуквенное написание. Поскольку европейские "p" и "o" не передаются в арабском написании, они вполне закономерно заменяются арабскими "b" и "u": отсюда получаем переход араб. "sabuneh" в "sapone" (sapona). Наиболее раннее упоминание в немецком (sabona), предположительно начиная с IX века, всё ещё верно передаёт даже "мягкий" арабский согласный звук "b". А лёгкое окончание "eh" (произносится как "ee") утяжеляется до др.верх.нем. "a".

Канифоль, этот продукт отгонки хвойной древесины в арабской алхимии, впервые, скорее всего, использовалась в военных целях (например, при падении Константинополя в 1453, как "греческий огонь"). Лишь позже, в мирное время, применение канифоли стало расширяться, находя различные формы использования, указанные выше в вводной части.

Предположив вначале этимологию этого слова от араб. "sabuneh" с переходом в нем. "sabona" и итал."sapone", теперь мы рассмотрим, как слово "канифоль" могло эволюционировать в зависимости от различных функций применения самой канифоли.

Арабское мыло заставляет звучать струны из кишок

Музыкальные инструменты древних греков были достаточно примитивны. Их струнные инструменты ещё не знали грифа (впервые он появился на щипковых инструментах, например, арабской лютне и смычке (перетянутой дужки для струнных инструментов, как, например, арабская "ребек"). Естественно, что без помощи канифоли на струнных инструментах невозможно извлечь достойного звука смычком из-за отсутствия надлежащего прилегания волосков смычка к поверхности струн.

Можно сделать вывод, что слово "канифоль" / colophony заимствовано не из греч. kwlon (kolon), которое пишется через омегу (высший предел), а образовано от греч. kolon (kolon), которое пишется через о-микрон, то есть краткое "o" (анат. внутренности, кишки; см., например, колоноскопия), плюс fwnh (фон), что означает "звук". Таким образом, оно обозначает функцию "коло[n]-фонии" и буквально значит "заставлять звучать кишки" (сравни: хордофон, симфония и др.). То, что здесь подразумевается материал, необходимый для воздействия смычком на струны, доказывает невозможность греческого происхождения этого термина, так как греки не пользовались смычком – но наверняка воспользовались бы им, сумей они получить продукт отгонки под названием канифоль. Но даже традиционная историография вынуждена признавать, что древние не владели технологией дистилляции (отгонки).

Следовательно, значение слова "канифоль" (colophonium), не подтвержденное ни одним из древних авторов и, скорее всего, является греческим неологизмом конца XV века, а вовсе не было заимствовано по названию легендарного ионического города Колофон в Передней Азии, который якобы торговал канифолью ещё 2000 лет назад. Этимология этого слова является чистой воды выдумкой, этаким происхождением "de fabula", и не подтверждается ни одним источником; эта этимология появилась в результате явной беспомощности в рамках традиционной историографии, подобно тому, как "гамбургер" не имеет отношения к жителям города Гамбурга, которые якобы прославились своей любовью к ветчине и яйцам. На самом деле, др.верх.нем. "hamma" означает "чащу, кусты" (на холме), отсюда Hammaburg => Hamburg означает "укреплённое место на холме" (или на берегу реки).

И, следовательно, датировку всех изображений скрипок, лютней и прочих струнных инструментов, для игры на которых обязательно нужна канифоль (фр. "chifonie" или "vielle a roue"; ит. "ghironda"; нем. "Radleier" или „Drehleier"; лат. "organistrum"), как, например, на порталах соборов в Испании, датируемых "X веком", и подобных им – вплоть до XV и даже XVI столетия – следует признать слишком ранней.

Канифоль в сфрагистике и производстве книг

При написании латинскими буквами слова "colophonium" невозможно определить, является ли первый гласный звук – o – длинным или кратким. Поскольку при нагревании или в жидком виде канифоль – это пластичный материал, то его также стали употреблять для запечатывания конвертов и посылок: благодаря хрупкости канифоли оттиск печати, сделанный из неё, после взламывания уже не поддавался восстановлению. Таким образом каждый мог без труда обнаружить, что письмо было вскрыто, а подписанный и запечатанный в конверте документ, вероятно, является подделкой, если оттиск печати "взломан". Применение других материалов, вроде сырого пчелиного или свечного воска, конечно же, не могло полностью гарантировать сохранности отправляемой почты. Благодаря этому в "средние века" использование столь высоко технологичного продукта, как канифоль стало неотъемлемым атрибутом любой канцелярии.

Для улучшения качества материала, используемого при запечатывании корреспонденции, позднее стали добавлять лак (со скипидаром); англ."lacquer" впервые подтверждено письменными источниками довольно поздно, лишь в 1673. Оно взято из фр. lacre "разновидность воска для печатей" – от порт. lacre, неочевидного варианта "lacca" = смолистое вещество, возникшего от араб. "lakk". То же относится и к нем. „Siegelwachs" = воск для печатей, „Siegellack" = лак для запечатывания, которым могли пользоваться для отправки своих документов все знаменитые правители, епископы и торговцы Ганзы, начиная с конца XV века (и это самая ранняя датировка).

Технический термин "канифоль" также использовался для заверения авторства при производстве книг (в несколько измененном виде "colophon") еще до 1500. См. Dasypodius (1535), который приводит в своем латино-немецком словаре термин "colophone" исключительно как "надпись издателя в конце книги" (современное IMPRESSUM, "выходные данные").

Оба английских термина "colon" и "semicolon" (соответственно, "(1) кишка, (2) двоеточие" и "точка с запятой") корректно заимствованы от греч. kolon "предел, последнее касание", по всем правилам дедуктивной этимологии, которая учитывает как буквенное написание, так и функции слов, и в то же время основана на множестве подтверждений. Канифоль же ("colophony"), напротив, заставляет звучать вовсе не горы, но кишки [вет.], этот традиционный материал для изготовления струн музыкальных инструментов.

Резюме

Традиционная этимология термина "colophony" / "канифоль" основана – без каких-либо ссылок – исключительно на случайной аналогии звучания двух слов, которые по своим функциям не имеют ничего общего. Такая "дедукция", ограниченная строго филологическим аспектом, всегда довольно сомнительна и напоминает типичную "застенчивую этимологию" XIX века, как например: пистоль, пистолет был назван по имени города Пистоя в Тоскании, где его якобы и изобрели; или спинет (маленькое пианино типа клавикордов) был назван в честь некоего Джузеппе Спинетто (который якобы также был изобретателем спинета); или – хуже того – Гастингс назван по имени hastingi, племени, которое якобы проживало в этой деревушке на побережье Англии около 1066.

Однако наша новая и достаточно неожиданная этимология для получаемых искусственным путём продуктов "смола-мыло-канифоль", впервые представленная здесь, показывает, что слово "канифоль" пришло в Европу из арабской цивилизации, и сочетается с одним и тем же идентичным и логически последовательным значением ("смола-мыло-канифоль") в нескольких разных языках и цивилизациях.

В данной работе исследованы, объяснены и решены по новому те непреодолимые сложности, с которыми сталкивается обоснование столь желанного фиктивного древнегреческого и древнеримского происхождения трёх центральных культурных терминов европейской цивилизации, а также приведено обоснование их действительного происхождения в связи с хорошо известными фактами (кроме искусно завуалированной связи sabuneh/soap). Увы, арабское происхождение этих слов едва ли будет допущено на страницы традиционных учебников, поскольку это фундаментально противоречит скалигеровской историографии. Представьте себе: "Естественная История" Плиния, основанная на ранней арабской алхимии позднего средневековья – может ли быть такое! Тем не менее, это отлично укладывается во временный график пересмотренной истории и даже подтверждает его. Так какие из этих двух этимологий слова "канифоль" нам предпочесть?

Перспективы

Перевод – это всегда и интерпретация фактов. Если принять новую этимологию, предложенную в этой работе, то возникнет необходимость в пересмотре базовых исходных допущений и дат, составляющих историографию Скалигера; более того, это открывает перспективу для решения весьма непростых вопросов. Позволю себе заключить мою работу обсуждением следующих двух таких вопросов:

Мог ли Плиний Старший случайно услышать где-то новый для себя термин "sapone" (от араб. "sapuneh"), неверно принять его за аблатив (отделительный падеж) и редуцировать в старой доброй классической манере до латинского номинатива "sapo"? Вспомните: этот термин встречается только в его работах, больше нигде! А в "Естественной Истории" Плиния хорошо описаны технические стандарты примерно 1500 г. И это не единственный пример того, как Плиний запутывает этимологию слов. Взгляните у него на хорошо известное слово "cuniculus" (от испанского "кролик"), которое он по ошибке трансформировал из зверька в нору/туннель! Лишь после этого факта словообразования мы можем спокойно сказать на "золотой" латыни "cuniculos agere" (рыть туннель) или даже лучше: "cuniculo murum suffodere", если хотим описать на латыни, как турки-лазутчики подрывали стены укреплённого города в XVI веке, – то, чего никак нельзя представить в I веке н.э.

Пётр Дасиподий, автор латино-немецкого словаря Dictionarium Latinogermanicum, Strasbourg: Rihel, 1535 (второе издание, изменённое и дополненное, вышло годом спустя), священник и отец Конрада Дасиподия (также известного под именем Конрада Хазенфратца, 1531-1601), профессора математики в Страсбургской академии (он построил там известные часы на башне собора в 1571–1574), упоминает в своём весьма авторитетном словаре (первом такого рода у немцев) не только древних авторов, но и современные ему и исчезнувшие города. И вот, он описывает Неапольский залив, а также знаменитые Помпеи (Кампания), якобы погребённые извержением вулкана Везувия в 79 н.э. и забытые всем миром вплоть до первой половины XVIII века, – описывает Помпеи как замечательный современный город, хотя даже само имя города, если верить нашим современным историкам, уже исчезло! И личность Плиния совершенно незнакома ему, равно как и знаменитый Тацит, писавший свои тома поколение спустя после Плиния (Ann. 16.5), который якобы умер от удушения во время той природной катастрофы, столь драматически описанной его племянником Плинием Младшим в письме (письма 6. 16) в ответ на запрос Тацита!

Для времён ранее даты 16 декабря 1631 года, когда произошло крупное извержение Везувия, единственного действующего вулкана на континентальной части Европы, нет надёжных свидетельств его вулканической деятельности – кроме одного: (меньшего?) извержения (около?) 1500 г., о чём сообщает Амброгио ди Нола. При этом вулканы даже не упоминаются в Библии или Коране; в них не отмечено никаких извержений. Так когда же умер Гай Плиний Старший?

Не только у книг есть "своя история", как гласит латинская пословица, но даже у этимологии отдельных слов. С этимологией следует обращаться предельно осторожно, чтобы исключить неоправданно свободное толкование. Для этого необходима дальнейшая – и весьма волнующая – исследовательская работа.

26.11.2004.