Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Станислав Покровский

"Дьявольское доказательство" и византийские архивы

( к датировке Кодекса Юстиниана)

 

Краткая справка. Юстиниан (527-565) – император Восточной Римской империи. В его правление была проведена большая работа по консолидации правового материала предыдущих столетий, которая отразилась в издании т.н. Кодекса Юстиниана – Corpus juris civilis, Корпус гражданского права. В нём были собраны разработки почти 40 римских юристов (38, если точно). Основу же Кодекса составили работы пяти выдающихся юристов Рима: Гая (II век), Папиниана (II-III), Павла (II-III), Ульпиана (II-III) и Модестина (II-III).

По странному стечению обстоятельств, критики традиционной исторической картины мира (ТИ) ныне практически не уделяют внимания вопросам государства и права. Хотя на рубеже XIX-XX веков т.н. "гиперкритическое направление" именно на этих вопросах и концентрировало своё внимание, в том числе сомневаясь в хронологии Кодекса Юстиниана. Так, О. Шпенглер в "Закате Европы" обращает внимание на то, что, по мнению многих современных ему исследователей, знаменитые "законы XII таблиц" имеют позднее происхождение: они возникли тогда, когда финансовый нобилитет приобрёл приоритет над властью родовой.

Посмотрим на римское гражданское право, сформировавшееся за столетия существования Римской республики и Римской империи. Оно стало знаменем борьбы юристов Возрождения против церковного Канонического права (о нём – в других статьях предполагаемого автором цикла). Цитирую пункт учебника по римскому частному праву:

" 209. Доказывание. При вступлении в процесс за ним (ответчиком, – С.П.) оставалась возможность оспаривать приводимые истцом доказательства своего права собственности. При договорных способах приобретения ответчик мог оспаривать основания и способы приобретения не только истца, но и всех предшественников, восходя до законного начала владения – iustum initium possessionis. Истцу приходилось воспроизводить всю историю переходов права собственности от начала завладения. Средневековые юристы называли поэтому доказательство в виндикационном иске дьявольски (probatio diabolica)" [1].

Таким образом, имперская практика исков и требуемых в процессах документов предписывала накопление личных непрерывных имущественных архивов. Должны быть архивы! Причём в массовом порядке. Без таких архивов на суде не отмоешься. Вот ведь как на суде бушует Цицерон: "Что же, по твоему мнению, могут сделать наши судьи? В доме у тебя было множество прекрасных статуй ещё до твоей претуры; многие из них стоят в твоих усадьбах, многие переданы на хранение твоим друзьям, много их роздано и раздарено другим людям; но в книгах не говорится ни об одной покупке. Вся серебряная утварь похищена из Сицилии; владельцам не оставлено ничего такого, что представляло бы малейшую ценность в их глазах. Придумывают ложное оправдание, будто всё это серебро претор скупил; но именно это и нет возможности доказать на основании записей в книгах. Если в книгах, которые ты предъявляешь, не записано, как приобретено то, что у тебя имеется, а за последнее время, когда ты, по твоим словам, купил очень много вещей, ты вообще никаких книг не предъявляешь, то не должен ли суд – и на основании предъявленных и на основании непредъявленных тобой книг – вынести тебе обвинительный приговор?" [2].

Без бумажки – ты букашка! Любой уважающий себя собственник, будь ты патриций или плебей, и даже карапуз, получивший наследство, – должен складывать папирус к папирусу, пергамент к пергаменту. И хранить как зеницу ока! А ну как через два-три поколения придёт потомок лишённого наследства братца – и предъявит претензии на землю.

Ну никак нельзя римлянину без архивов. Архивы обязаны сохраняться. Если Рим варвары подвергли жесточайшему разграблению, то полно "римских" городов, в которых мало что пострадало: на территории Италии, во Франции, в Африке, в Испании. Впрочем, когда варвары (вандалы) громили Рим, император Гонорий, как известно из истории, специально указал, что сроки вступления в право собственности (30 лет, по истечении которых собственность считалась брошенной) – продлеваются на всё время пребывания вандалов на земле Западной Римской империи. Тут уж точно без документов не обойтись!

И эти документы и архивы имущественных документов есть! Реально существуют и обнаруживаются. Только не в Риме, не в Италии, Испании, Франции – а в Константинополе. И начинаются не в I, а в Х веке нашей эры – на тысячелетие позднее того, что мы должны были бы ожидать от документов Рима, на 4-5 веков позднее того, что мы должны были бы ожидать даже от самой Византии.

"В Византии, по всей видимости, существовали церковные документохранилища, где частные лица могли оставлять свои документы на хранение. Так, один из актов афонского Дохиарского монастыря содержит упоминание о том, что проэдр Никифор Вурцис сдал оригиналы своих документов под "расписку" митрополита Феодула в скевофилакий (ризницу) храма Св. Софии Фессалоникийской митрополии, себе оставив только заверенные копии" [3].

Да и сами монастыри заботятся о сохранности документов на собственность:

"В типике, составленном для Петрицонского монастыря (декабрь 1083 г.) его основателем Григорием Пакурианом, имеются сведения об объявлении монастыря самоуправляемым и свободным. Для поддержания автономии и привилегий монастыря Пакуриан предпринял специальные меры предосторожности в отношении документов, подтверждавших его права на земельные владения, передав важнейшие из них на хранение в храм " [3].

Первые из документов относятся к самому концу IX века. И далее – по нарастающей:

"Документы монастырских архивов повествуют о том, что многие монастыри были земельными собственниками. Так, акты небольшого монастыря Св. Андрея неподалёку от Фессалоники отражают динамику роста его землевладений. Первый из актов (897 г.) рассказывает о получении монастырем владения некоей вдовы Георгии и ее детей, но уже документы X в. удостоверяют приобретения, сделанные у крупных светских собственников и казны" [3].

В XI-XII веках, когда этих документов становится достаточно много, у монастырей, наконец, появляется необходимость структурирования, упорядочивания хранения:

"Так, в "диатаксисе" (завещании-уставе) Михаила Атталиата (март 1077 г.) для основанного им в Константинополе небольшого монастыря Христа Всемилостивого в разделе "О документах" содержатся следующие указания: "Акты касательно недвижимых имуществ, которыми владеют мой монастырь и мой приют, как и подлинник хрисовула, должны храниться в шкафах, расположенных или в скевофилакии монастыря, или же в другом надежном помещении. Каждый из шкафов снабжается двумя ключами, один из которых находится в ведении моего преемника, а второйэконома, если нет игумена. Шкафы должны опечатываться и моим преемником, и монахами, а когда возникает потребность в каком-либо акте, то открывать их и вынимать нужный документ следует всем вместе. Ту же предосторожность следует соблюдать и в отношении всего остального. Затем, когда дело улажено, документ снова кладется туда, откуда его взяли. Три раза в году документы нужно разворачивать и отряхивать, и снова все с той же предосторожностью. Кроме того, все акты должны быть списаны в регистре, чтобы с одного взгляда было видно, сколько и каких актов имеет каждое владение. Ибо все, слава Богу, что я приобрел, я приобрел с помощью законных и в высшей степени надежных сделок, скрепленных документами, добросовестно, не нанеся вреда фиску, не нарушив закона, - свидетель тому Бог. И разбираясь в любом деле, относящемся к моим владениям, преемники благочестивых домов всегда смогут найти тот акт, который окажет им надежную помощь в отношении искомого". В том же документе говорится об обеспечении сохранности и использовании наиболее ценных документов: "Оригинал типикона надлежит опечатать и спрятать. Его полную копию надлежит использовать вместо него и читать три раза в год... Но если возникнут сомнения насчет правильности какого-либо слова в копии, тогда следует открыть оригинал, и когда, по сличении написанного, установится сходство текстов, оригинал должен быть заперт снова и опечатан вверху; и он должен содержаться в безопасном месте, а копия использоваться как обычно" [3].

Обратите внимание: на дворе вторая половина ХI века. Настоятель монастыря изобретает для своих монахов правила хранения документов. И пишет их в завещании: в монастырский устав это ещё не попало. Только в XII-XIII веках такие положения будут включаться в уставы, а в монастырях появятся штатные должности хранителей документов. А пока – всё приходится изобретать. Мало ли, что по соседству в храмах с IV-V веков хранятся многотомные библиотеки церковно-исторической, исторической и византийской художественной литературы. Пока на собственных ошибках не научишься, многовековой опыт архивной работы соседей – не указ? Или всё-таки не было этих многовековых архивов? "Дьявольское доказательство" – на то и дьвольское, что когда с ним начинаешь разбираться, многое и попутно проясняется…

Похожие сведения имеются и в типике (1110 г.) столичного монастыря Богородицы Благостной (Кехаритомены), основанного императрицей Ириной Дукеной.

Никто, понимаете, документами на собственность не разбрасывается.

Понимают. И ссылаются на положения из юстинианова кодекса:

"Опись имущества монастыря Богородицы Милостивой в Струмице должна лучше демонстрировать распространённую практику создания описей документов. В данной описи перечисляется всё движимое имущество учреждения: иконы ("украшенные" и "неукрашенные"), книги, священные одеяния и покрывала, подсвечники, лампы и прочие светильники. И здесь же идёт список императорских хрисовулов и иных официальных документов, имеющих отношение к имущественным правам монастыря, из которых лишь восемь полностью или частично сохранились вместе с описью и типиком. Опись предваряется довольно обширным разделом, где приводятся обоснования необходимости, а также правила ведения описей монастырских имуществ, взятые из постановлений соборов, церковных канонов, кодекса Юстиниана и т.п." [3].

Вот как интересно! Юстинианов кодекс, предписывающий, как делать описи, существует более пяти столетий, а монахи, наконец, начинают прислушиваться к тому, что же он всё-таки предписывает. Заодно и к постановлениям соборов, церковным канонам. Пора мол, сколько же можно их игнорировать… Всё-таки дело в столице происходит. А вдруг какая проверка, императорская или патриаршая. Быстрей-быстрей готовить опись. Пусть неумело, с подсвечником в одной строке и имущественным документом в другой, – была бы бумажка!

А не в этот ли момент всё только начиналось? Если нет дополнительных ошибок в датировке, то XI век – это и век возникновения Кодекса Юстиниана, и появления первых постановлений церковных соборов, и появления церковных канонов.

А теперь добавим ещё "мелочь". Пишет О. Шпенглер:

"История западного права начинается совершенно независимо от уже полностью забытого Юстиниана. О том, что пандекты, основная его часть, полностью утратили какое-либо значение, свидетельствует тот факт, что они сохранились в одной-единственной рукописи(и не в добрый час) найденной ок. 1050 г." [4] .

Практически из этого утверждения Шпенглера мы получаем великолепное совпадение традиционноисторической (ТИ) датировки появления Кодекса Юстиниана в Западной Европе с датировкой начала применения Кодекса Юстиниана в Византии. Никто не гноил Кодекс столетиями. Как только он оказался разработан константинопольскими юристами, так сразу же пошёл в употребление и в Западной Европе, и в Византии. Всё-таки довольно хорошая разработка. Чего ж гноить-то?

Впрочем, извиняюсь перед читателем. Получающаяся у нас дата – XI век – скорее всего, столь же никудышная, как и "седые" века античности. Но, слава богу, это, похоже, уже вопрос просто правильной интерпретации дат, стоящих на византийских архивных имущественных документах, а не вопрос построения исторической картинки по откровенным фальсификатам.

Чтобы не быть голословным, просто укажу, что после явного использования Кодекса Юстиниана в XI веке, в XII-XIII веках византийское право совершает кульбит – возвращается к примитиву раннефеодальных т.н. "варварских правд" (типа "Салической правды", типа "Русской правды"). Одновременно и отношения земельной собственности в XIII-XIV веках в Византии как будто начинают выстраиваться с нуля. Т.е. рассмотренные нами архивные документы якобы XI века реально следовало бы отнести вообще к XIV-XV векам. Но это уже выявляется на других материалах, о которых нам ещё предстоит поговорить, и над которыми можно будет ещё позубоскалить. Пока же мы просто показали, насколько "уплывают" даты традиционной истории, если к ним подходить элементарно честно и, желательно, с головой.

 

Источники

 

1. Римское частное право: Учебник/ Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 2004,- 544 с. - с. 199.

2. http://ancientrome.ru/antlitr/cicero/epistulae/287.htm

3. http://www.byzantion.ru/byzantologia/menshikov.html

4. Шпенглер О. Закат Европы: т.2./ Пер. с нем. И.И.Маханькова. М.: Айрис-пресс, 2003.-624 с.