Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Игорь Шумах (США)

Порох и кислота

 

Общество, с появлением тех или иных принципиальных новинок, быстро меняется. Также и появление пороха привело к переменам в устройстве армий и вообще в социуме. Однако существующуя хронология показывает противоречие: появление пороха и появление постоянных армий не вполне коррелируются между собой.

 

Глава I. Методологическое замечание Генриха Бокля

Известный историк ХIХ века Генрих Томас Бокль (1821-1862) в своём знаменитом труде "История цивилизаций" писал: "Но как только порох вошёл в употребление, тотчас положено было основание великой перемене. По прежней системе, человеку нужно было только иметь – что он обыкновенно наследовал от отца – меч или лук, и он уже был совсем вооружён для боя. По новому порядку вещей, потребовались новые средства, и экипировка воина стала дороже и затруднительнее. Во-первых, потребовалось снабжение воинов порохом. Во-вторых, им нужно было иметь мушкеты, которые стоили дорого и с которыми обращаться считалось весьма трудным, наконец, потребовались другие снаряды, естественно явившиеся вследствие изобретения пороха, как-то: пистолеты, бомбы, мортиры, гранаты, мины и т.п. Все эти нововведения, увеличив сложность военного дела, увеличили вместе с тем необходимость в дисциплине и в практическом обучение войск, между тем как перемена, происшедшая в обыкновенно употребляемом оружии, поставила большинство людей в невозможность приобретать его. Для применения к этим новым обстоятельствам придумана была новая система: приготовлять известное число людей единственно для войны и отдалять их как можно более от всех других занятий, которые прежде по временам предавались все воины. Таким образом явились постоянные войска, из которых первые были образованы в половине пятнадцатого столетия, почти тотчас после того, как порох сделался предметом общеизвестным. Вошло также в обыкновение употреблять наёмные войска. Мы находим... это обыкновение установилось вполне не прежде второй половины ХV века.

Важность этого движения весьма скоро выразилась в той перемене, которую оно произвело в классификации европейского общества. Так как регулярные войска по дисциплине своей были пригоднее для боя и более непосредственно подчинялись контролю правительства, то по мере того, как преимущества их становилось более известными, прежде ополчение потеряло значение в общем мнении, потом впало в пренебрежение и, наконец, значительно уменьшилось в числе. В то же время такое уменьшение в числе недисциплинированных воинов лишило каждую страну некоторой части её военных средств и вынудило правительства обратить больше внимания на дисциплинированное войско и более исключительно ограничить занятия воинов исполнением военных обязанностей. И вот в первый раз установилось резкое различие между воином и лицом гражданского звания, и образовалась особая военная профессия, которая, занимая сравнительно небольшую часть из всего количества граждан, дала возможность остальным избрать какое-нибудь другое занятие" (Бокль, т. 1, 113-114). Также он сообщил, что "порох был употреблён в первый раз для устройства мин в 1487 году"(т. 2, 304)

Методологическое замечание классика исторической науки Г. Бокля о зависимости образования постоянной армии от появления пороха входит в некоторое противоречие с существующей хронологией появления пороха и появлением постоянных армий. На монументе во Фрайбурге, воздвигнутом в честь Бертольда Шварца, датой изобретения им пороха назван 1353 год. Следуя логике Генриха Бокля, постоянные армии должны были появиться во второй половине ХIV века, но не во второй половине ХV века, когда произошло формирование первых средневековых централизованных государств. Существует необъяснимый методологически столетний разрыв.

1. Крепостные стены

В.Ю. Дуби в книге ''Фортификация. От начала и до конца'' писал: "Необходимость обезопасить себя от нападения врага отразилась прежде всего на местоположении древних поселений: их стали строить на труднодоступных участках местности: на высоких холмах, при слиянии или на излучинах рек, и т.п. В дальнейшем начали увеличивать крутости холмов, на которых располагались поселения, возводить вокруг последних искусственные преграды – рвы, валы, палисады из брёвен, стены из необработанных больших камней и т.д.

Так появились укреплённые поселения родовых общин – городища. К ним относится, например, Старое Каширское городище у г. Каширы на р. Оке, возведённое на мысу и имеющее ограду из рва и вала с палисадами. Судя по данным археологических раскопок, высота валов колебалась в пределах 1,5-4,5 м, а глубина рвов – в пределах 1,5-2,0 м.

Типы укреплённых оград поселений зависели от характера местности, наличия тех или иных строительных материалов и других условий. Большое влияние оказывала здесь и производственная деятельность общин. Так, например, поселения земледельческих общин обычно укреплялись земляными валами и рвами, а иногда усиливались частоколами. Для охотничьих же общин, живших в лесах, более характерны укрепления типа палисадов. В горных местностях поселения окружались стенами (вернее – валами) из необработанных громадных каменных глыб, положенных насухо друг на друга.

Первоначальные виды укреплённых оград поселений являлись в основном простыми преградами, затрудняющими внезапное нападение врага и дающими возможность защитникам подготовиться к его отражению. Вместе с тем наличие укреплённой ограды облегчало и самую борьбу с нападающим, так как расположение воинов на валу создавало явное преимущество для защиты: поражать сверху врага, стремящегося преодолеть преграду, гораздо удобнее и легче. Таким образом, укреплённая ограда, мешающая и затрудняющая продвижение противника, являлась в известной степени и позицией, на которой располагался обороняющийся.

Первые замки появились в Западной Европе... [Они] представляли собой двухэтажную деревянную башню (донжон), в верхнем этаже которой жил феодал со своей семьёй, а в нижнем – его приближённые. Замок обносился палисадом (или земляным валом с палисадом) и наружным рвом, через который перебрасывался мост.

Первые укреплённые ограды городов также были земляными.

Что касается русских феодальных замков, то они являлись обычно комплексом жилых и вспомогательных зданий, центром которых были хоромы феодала. Весь этот комплекс обносился, как и на Западе, земляным валом или палисадом. Иногда на валу возводилась рубленая стена.

Местоположение для замков выбиралось труднодоступное и господствующее над ближайшими окрестностями. Поэтому в наших летописях замок обычно носит наименование гора или вышгород. Возникавший возле замка, у подошвы холма, посад называется подол.

Широкое применение в этот период дерева и земли для строительства укреплений обусловливалось обилием лесов, лёгкостью обработки дерева, простотой возведения из него различного рода сооружений и наличием достаточно квалифицированной рабочей силы.

Наиболее разнообразные и совершенные конструкции дерево-земляных укреплений наблюдались в Киевской Руси. О характере их можно судить по остаткам укреплений Белгородки, Вышгорода, Райковецкого городища и др., обнаруженных археологическими раскопками.

Обычно наши древние строители-городники применяли три типа деревянных конструкций стен: отдельные трёх и четырёхстенные срубы – городни (или городницы), приставляемые друг к другу, сплошной сруб по всей длине ограды, с поперечными стенками, отдельные участки которого назывались тарасами. Внутренность срубов заполнялась глиной. Если срубы являлись основой вала, то они и снаружи тоже обсыпались землёй. В среднем длина городней и тарас ровнялась 5-6 м, ширина – 2-3 м.

Стены из тарас были более прочны, однако для них надо было иметь и более прочное основание, поскольку при неравномерной осадке вала такие стены могли легко деформироваться. На неслежавшихся же валах более рационально было возводить городни, так как каждая городня (сруб) не зависела от соседних, и опускание её вместе с насыпью не разрушало стен.

Поверх стены делался помост, на котором находились защитники, ограждённые с наружной стороны брустверной стенкой из брёвен или досок, так называемым заборолом. Заборолы устраивались или в виде продолжения внешней стены сруба, или выдвигались на консолях вперёд за стену, чтобы обеспечивалась возможность непосредственно обстреливать подножие стены.

Назначение деревянных стен на земляном валу – затруднить для противника доступ к подножию вала. При наличии у высокого вала (6-8 м) крутого земляного откоса при отсутствии горизонтальной площадки перед стеной, преодолеть последнюю было весьма трудно. Кроме того, откос у подножия стены содействовал эффективности сбрасывания сверху камней и брёвен на штурмующих.

Башни, появившиеся у нас как обязательный элемент укреплённой ограды уже во время Киевской Руси, вначале играли роль лишь наблюдательных вышек и укреплений для защиты ворот в стенах. В дальнейшем они стали применяться и для фланкирования подступов к стенам.

Широкое применение в укреплениях Киевской Руси получили тайники – места на берегах рек или в оврагах, соединённые с укреплением подземным ходом и скрытые от противника. Они имели двоякое назначение: для подноски воды по подземному ходу из скрытых источников, в случае отсутствия водоёмов внутри укреплений; для быстрого выхода войск из укрепления (обычно в ров), в частности для атаки; в последнем случае тайников делалось несколько; тайники, следовательно, давали возможность активизировать оборону".

Каждая профессия в Средневековье объединялась в цеха. Появление первых цехов каменотёсов – это время начало обработки камня для строительства крепостей и оградительных стен.

"Свободными" камнями (Free-stones) в отличие от обыкновенных (rough-stones) назывались в Англии более мягкие каменные породы, вроде мрамора и известняка, употреблявшиеся для более тонкой, барельефной работы. Путём сокращения длинного термина freestone"s mason и произошло английское слово free-mason. В эпоху готического стиля франкмасонами называлась, во всяком случае, более искусная категория квалифицированных ... строительных рабочих. Позднее, с упадком готического стиля, различие двух категорий каменщиков утратило практическое значение, вследствие чего исчезло представление и о точном смысле обоих терминов... цехи каменщиков называются безразлично – то просто масонскими, то франкмасонскими" (Херасков, 13).

Первые упоминания о цехах каменотёсов в Германии относятся к 1464 году. В Англии масоны Лондонского цеха в 1472 году получили свой герб. В 1481 году к категории "ливрейщиков" были причислены в силу королевского указа лондонские масоны. "Члены... почётных цехов носили мундиры (ливреи), присвоенные когда-то лишь свитам знатных сеньоров, и состовляли городскую аристократию "ливрейщиков" (liveryman), которые одни участвовали в выборах членов парламента и муниципалитета" (Херасков, 16). Таким образом, специальность каменотёса зафиксирована во второй половине ХV века. Тогда же начали делать стены крепостей, используя камень. "Деревянные стены вплоть до ХIV в. мало отличались от стен более раннего времени и представляли собой срубную стену с короткими поперечными перерубками. Позднее, благодаря совершенствованию камнемётов... в ХV в. деревянные стены стали делать более толстыми. Чтобы стены выдерживали удары камнемётных ... ядер, их стали делать не из одного, а из двух или даже трёх рядов брёвен с засыпкой пространства между ними землей или камнями " (Носов, 45).

Затем технология усовершенствовалась. Уже основным материалом был камень, а дерево стало вспомогательным материалом. Каменные оборонительные сооружения, расположенные в низине, обычно ставили на деревянный настил, который укладывали на заранее вбитые сваи. Это специально подчеркивалось в "Уставе ратных, пушечных и других дел", изданном в середине ХVII века.

"Кладка каменных стен была, как правило, полубутовой. В результате по своей структуре стены получались тройными, состоящими из двух внешних слоёв лицевой кладки и внутренней забутовки. Внешние слои, особенно наружный, выкладывались обычно из наиболее твёрдых пород камня, для забутовки же использовались более мягкие породы, щебень или совсем необработанные плиты, которые вместе со строительным раствором заполняли все выемки и впадины. При такой конструкции стен требовалось намного меньше времени на постройку и можно было использовать отходы камня.

В качестве связывающего материала для фундаментов и нижних частей каменных стен обычно использовалась глина. Верхние же части стен складывались на известковом растворе с добавкой песчанкого наполнителя или дроблёного местного камня. Насухо каменные стены никогда не складывались.

Стены (и башни) некоторых крепостей имели слоистую структуру, то есть складывались из горизонтальных рядов различных пород камня. Например, в стенах Гдовского кремля чередовались слои плитняка и валунных камней. Вообще, валунный камень играл большую роль в военном зодчестве. Пушечные ядра первых огнестрельных орудий либо раскалывались при ударе о валуны, либо отскакивали от них рикошетом. Поэтому основную массу валунного камня сосредотачивали на лицевых поверхностях стен.

Для увеличения прочности каменных стен в них часто вводили бревенчатые связи. Последние были либо продольными, либо поперечными, а иногда представляли собой горизонтальные рамы, соединённые по концам врубками. Такие рамы делали из длинных параллельных брёвен, соединённых в нескольких местах поперечными короткими брёвнами. Рамы обычно располагались в два-три яруса на всём протяжении стен. В стенах башен рамы иногда представляли собой "кольцо" из соединённых под углом брёвен. Железные связи получают широкое распространение лишь в ХVI – ХVII вв., до этого они не употреблялись" (Носов, 127-129).

2. Пороховые мины

К. Носов писал: "Основной тактикой захвата укреплений в рассматриваемый период оставался внезапный налёт, называвшийся изгоном, или изъездом. Такой внезапный захват осуществляли через ворота, которые противник не успевал закрыть. Многочисленные примеры проникновения врагов в город свидетельствуют о том, что сторожевая служба была поставлена из рук вон плохо, а дозорные вышки, видимо, распространения не имели.

Если захватить город врасплох не удавалось, приступали к осаде: войско окружало укреплённое поселение, располагаясь вокруг него лагерем. Такая система осады, получившая название облежание, ставила целью прервать связь осаждённых с внешним миром, не допустить подходв подкрепления и вынудить их сдаться из-за голода или жажды.

На прямой штурм решались крайне редко, только в том случае, если оборонительные сооружения были слабыми, а гарнизон малочисленным. Поэтому, если жители осаждённого поселения успевали подготовиться к обороне, главное – запастись пищей и водой, осада могла продолжаться довольно длительное время, иногда до нескольких месяцев, и при этом часто кончалась неудачей. Вражеское войско могло вообще уйти, узнав, что в городе есть большие запасы продовольствия.

Действие метательной артиллерии было направлено на разрушение стен (пробивание бреши) и заборола для подавления стрельбы защитников. Кроме того, с помощью камнемётов разрушали городские кварталы и метали зажигательные снаряды с целью вызвать пожар и деморализовать осаждённых.

Обычно дальность метательных машин составляла 100-150 м. Установленные на таком расстоянии от крепостных стен орудия оказывались в радиусе действия луков и самострелов осаждённых. Для защиты орудийной прислуги машины окружали тыном и окапывали.

Снарядами для камнемётов-пращей служили полуобработанные, округлённые камни весом от 3 до 40 кг, обрабатывавшиеся, по видимому, прямо на месте.

Продолжительность стрельбы варьировалась – от 1 дня (осада Владимира и Люблина) до 7 недель (осада Козельска). При этом стрельба обычно велась на протяжении всей осады. Изготовление порока, установка его на позицию, руководство стрельбой и прицеливание осуществлял один и тот же человек – "пóрочный мастер".

Появляется крепостная метательная артиллерия, предназначенная для поражения осадных сооружений, метательных орудий и больших масс войск противника. Оборона городов в этот период становится значительно активнее. Во время вылазок осаждённые в первую очередь старались уничтожить пороки и осадные сооружения. То же обычно делали и осаждающие, если им приходилось поспешно отступать. Практика сжигания собственной осадной артиллерии при отступлении характерна для всех народов и говорит о том, как высоко эта техника ценилась. Захваченные орудия могли быть использованы противником и в походах, ведь обычно их перевозили в разобранном виде в отличие от прочей осадной техники (таранов, осадных башен и др.), которую, как правило, изготовляли и собирали на месте.

На Руси метательные машины вышли из употребления в среднем на 50-150 лет раньше, чем в странах Западной Европы и Востока, что говорит об интенсивном развитии огнестрельной артиллерии в Русском государстве. Тем не менее знания о метательных машинах сохранились, по крайней мере, до начала ХVII в. В "Уставе Ратных и пушечных дел", написанном в 1607-1621 гг. "пушкарских дел мастером" Онисимом Михайловым, ряд статей озаглавлен "Наука как огненные ядра из пороков бросати". Вероятно, эти части устава были созданы под влиянием европейских трактатов подобного рода, где применение метательных машин рекомендовалось ещё в ХVI в. " (Носов, 33-34, 85, 86, 91, 92)

Польза метательных машин при осаде крепостей сомнительна. Эффект разрушения стены достигался тогда, когда камни, выпущенные ими, постоянно попадали в одно и то же место. Но такой точности у катапульт, баллист и т.п. не было. Поэтому они с наступающей точки зрения были малоэффективны.

П. Солонарь выражает сомнения о пользе метательных машин при осаде крепостей, кроме случаев использования зажигательных снарядов, и пишет: "Применение установок в полевых сражениях более чем бесперспективно, поскольку предельная дальность стрельбы этих грозных орудий – 150-250 м – расстояние, которое лёгкая конница, рыцари и пехота пройдут за считанные минуты. Поэтому если первый залп и выведет из строя нескольких бойцов противника, то второго залпа не будет, ибо, пока прислуга будет перезаряжать свои орудия, атакующие успеют подойти к противнику вплотную и вступить в рукопашную.

Обеспечение переправ при указанных расчётных дальностях стрельбы представляется бесполезным.

Защита берегов от высадки десантов могла бы иметь место, если бы обороняющимся заранее было известно точное место высадки десанта, и одного залпа установок было бы достаточно для нанесения ощутимых потерь десантно-высадочным средствам противника. Но поскольку уже первый залп выдавал бы присутствие грозного оружия, то перенос плацдарма метров на пятьсот полностью выводил бы десантников из-под обстрела.

Утверждение о хорошей обученности и большом опыте осад и штурмов, которым обладали рыцари и кнехты (активные бойцы Средневековья), не верно. Рыцари обучались в домашних условиях как единоборцы, так же подготавливались и стрелки, кнехтов никто ничему не учил.

Штурмы стали возможными только с появлением взрывчатых веществ, до этого осадное дело сводилось к разорению окрестностей и прекращению подвоза продовольствия блокированному объекту".

Эффективным средством при разрушение стен были мины. Термин "мина" в военной терминологии существует очень давно. Профессор В.В. Яковлев в книге "История крепостей" указывает, что первоначально слово "мина" обозначало подкоп под стены и башни крепостей с целью обвала, обрушения последних в пустое пространство (горн), устроенное в конце подкопной галереи.

Каменные стены крепостей сделали неэффективным подкопную мину. В результате сложилась ситуация, что когда "оборона каменных городов" стала "сильней возможностей атакующей стороны" (Носов, 59). Тогда начался усиленный поиск эффективного средства разрушения каменных стен.

Тогда мог появиться порох. Уже под термином "мина" стал обозначаться пороховой заряд, заложенный в подкопе под крепостную стену или башню. Поэтому с появлением пороха его сразу начали использовать в минном деле. Пушки, мушкеты и остальное огнестрельное оружие должно было появиться позже, т.к. это уже новая технология. Новые изобретения используются сначала в старых технологиях, а только потом, уже под них изобретают новые технологии. Это общенаучный факт, поэтому примеров приводить нет смысла. На основании этого факта можно датировать, когда мог действительно появиться порох.

"Пороховые мины как у атаки, так и у обороны получили применение к концу XV века. Минной атаке противопоставлялись контрмины, готовые, т.е. устроенные заблаговременно (Падуа в 1509 г.), или устраиваемые в период осады (Ла-Рошель в 1543 и 1628 гг., Остенде, в 1601-1604 гг., Родос в 1521 г. и особенно Кандия в 1667-1669 гг.). Невзирая на столь частое применение мин, действие их было не всегда успешно, что объясняется неумением ещё тогда правильно определять величины зарядов: их не вычисляли, как позднее, по формулам, а брали наугад, ощупью, исключительно на основании раньше произведённых взрывов.

Пороховые мины для производства обвалов стали применять с начала XVI в. (Остенде в 1500 г., Сарацинелла в 1503 г., замки близ Неаполя – около того же времени, замок Дре в 1503 г.)" (Яковлев). Генрил Бокль писал: "Порох был употреблён в первый раз для устройства мин в 1487 году."

Таким образом, пороховые мины впервые начали использоваться в Италии в конце ХV – начало ХVI веков. "Русские, вероятно, впервые познакомились с пороховой миной в 1535 г., при осаде поляками г. Стародуб. Сами же русские впервые применили минную гелерею в 1552 г. при взятии Казани. Руководил работами иностранный инженер Немчин Розмысл. Тогда успешный взрыв миной тайника лишил осаждённых воды, а затем минами были пробиты ещё три бреши. При осаде Казани в 1552 г. огонь батарей не был сосредоточен в каком-либо месте и в целом был бесполезен, положение спасли только минные галереи, с помощью которых и были пробиты брeши" (Носов, 79-80).

 

Выводы:

 

Осада средневековой крепости сводилась к круговой блокаде или внезапному нападению. При блокаде, когда у защитников крепости кончались продукты питания и они должны были выбирать: или плен. или голодная смерть – тогда и кончалась осада. Применение подкопных мин было эффективно, когда ещё стены крепости не строились из камня. После того как стены крепости начали строить из камня, появилась необходимость в средстве для разрушения стен. Тогда был изобретен порох.

Генрих Бокль связывает появление постоянной армии с появлением пороха. По Боклю, впервые применение пороховых мин было во второй половине ХV века. Тогда же появилась постоянная армия. Вторая половина ХV века – это появления первых централизованных средневековых государств. Дж. Денисон писал: "Настоящих кавалерийских эволюций не происходилось до 1473 г., так как вообще кавалерийская служба не могла достигнуть известного совершенства, пока монархи не получили такую власть, чтобы ограничить права дворянства и подчинить его строгой дисциплине" (Денисон, т. 1, 205). Следуя логике Генриха Бокля, порох появился во второй половине XV века. Поэтому дату изобретения пороха, по Генриху Боклю, необходимо уточнить более чем на сто лет позднее. Это снимает методологическое противоречие между временем появления пороха и временем появления постоянной армии.

Генерал-фельдмаршал граф Б.К. Миних (1683-1767) в "Очерке, дающий представление об образе правления Российской империи" писал: "Однако она (Россия, – Авт.) имела некоторую артиллерию и большие армии начиная с царствования великого царя Ивана Васильевича, который вторгался со своими многочисленными армиями в Литву, Польшу и Ливонию" ("Безвременье и временщики".) Всё это значит, что пушки появились в Московии тогда же, когда и в Европе – в середине ХVI веке. И не было почти двухсотлетнего разрыва между появлением пушек в Европе и в Московии.

3. Некоторые вопросы, которые не объясняют появление пороха во второй половине XV века

1. По Генриху Боклю, появление пороха на рубеже ХV – ХVI веков послужило основанием для появления постоянных армий.

До появления постоянных армий были войны между племенами из-за территориальных споров. Такие войны и сейчас происходят в Африке. Как правило, максимальное количество воюющих с двух сторон – до 1000 человек. Потери составляют, в самых худших случаях, до 10% сражающихся. ООН даже не регистрирует эти столкновения, как войны.

Считается, что в 1445 году французский король Карл VII организовал первые милицейские части. Он организовал 15 жандармских рот численностью 1500 копий. Каждое копьё состояло из 6 человек: жандарма (home d"armes), трёх стрелков (auchers), оруженсоца (coutillier) и слуги (valet). Они все были верхом, следовательно, в 15 ротах было 9000 коней. Жалованье выдавалось не непосредственно от короля, хотя войско было прямо и исключительно подчинено ему; заботиться об их содержании и жалованье должны были местные власти тех городов, где стояли солдаты, для чего "все города, местечки и деревни были обложены известным налогом". Но "милиция эта состояла из людей ... совершенно не привыкших действовать в массе, без всякого взаимного между собой доверия, без всякой внутренней связи, и поэтому и не могла оказать на войне особенной пользы" (Денисон, т. 1, 203-204). Разница между обычной городской милицией и жандармами короля была только в том, что город платил дань королю, а тот предоставил своих жандармов для выполнения роли городской милиции городам, с целью, в случае желания города стать свободным от короля, помешать этому.

В 1500 году в Франции ориентировочно было около 4 млн. человек. Численность жандармов было 16000 человек, что составляло 0,4 % от общего количества населения. При этом необходимо учесть, что средневековая Франция была самой населённой по плотности страной на кв. милю.

Количество армии, выполнявшей полицейские функции, у самых крупных феодалов, могла достигать на рубеже ХV – ХVI веков максимума 200-400 человек. Это тот предел, который позволяли себе держать в финансовом плане крупные феодалы того времени. Французский король Карл VII мог набрать 1500 жандармов при условии, что их оплачивают города, которые они охраняли. Тем самым, города могли финансово содержать 100 человек. Обычно исследователи приводят цифры от 20-30 до 40-60 человек милиции на средневековый город на рубеже ХV – ХVI веков.

Адам Смит в "Богатстве народов" писал: "В цивилизованных нациях современной Европы рассчитывают обыкновенно, что не более одной сотой части жителей какой-либо страны может быть употреблено в качестве воинов, без разорения того края, который несёт на себе издержки по содержанию их". Адам Смит писал в ХVIII веке, когда экономика развитых стран уже была прогнозируемой, т.е. правительства развитых стран знали расходную и доходную часть бюджета. По данным Wright Q. (A Study of War, v. I, Chicago, 1942, p. 232) в ХVII веке в европейских странах под ружьём находилось приблизительно 0,3 % населения. В ХVI веке Испания была одной из самых могущественных стран Европы. Население Испании в конце XVI столетия было равно приблизительно 7,5 миллионам, удвоилось только за 300 лет, и ещё раз удвоилось за 100 лет, и к 1960 достигло 30 миллионов жителей. Испанский король Филипп II в 1591 году имел армию в 2100 всадников и 15000 человек пехоты и 12 орудий. Всего 17100 человек, что составляло 0,2 % населения.

В первой половине ХVII века статистика количества армий, участвовавших в битвах, была следующая. При битве при Люцене 6 ноября 1632 года имперская армия имела 27000 человек, а шведская – 20000 человек. Всего участвовало в битве 47000 человек. В крупнейших битвах тридцатилетней войны участвовало: Витшток (1636 год) – 52000 человек; Брейтенфельд (1642) – 55000; Брейтенфельд (1631) – 70000; Рокруа (1643) – 48000; Випфен (1622) – 40000; Аллерсгейм (1645) – 34000; Нюрберг (1632) – 100000.

Испанская армия под командованием дона Франциско де Мело в мае 1643 года вторглась в пределы Франции и приступила к осаде Рокруа. Армия состояла из 26000 человек, а генерал Конде, герцог Энгиенский, имел 14000 пехоты и 7000 конницы. Всего участвовало в битве 47000 человек.

Среднее количество участвовавших в битве первой половины ХVII века было около 50000 человек, а максимальное количество участвовавших было 100000 (под Нюрнбергом в 1632 году). Другими словам, можно допустить, что среднее количество участников в средней битве первой половины ХVII века было 50 % от максимального количества участников самой крупной битвы.

Уже в начале ХVШ века битвы, где участвовало по 100000 человек и более стали не исключением, а обычным явлением. В битве при Гохштаде (Блиндгуйме) 13 августа 1704 года армия герцога Мальборо и его союзника принца Евгения Савойского имела 32000 человек пехоты и 20000 конницы, а французско-баварская армия имела 56000 человек. Всего участвовало в битве 108000 человек.

В битве при Рамильи 23 мая 1706 г союзная армия имела 35000 человек пехоты и 29000 человек конницы, а французская – 40000 человек пехоты и 35000 человек конницы. Всего союзная армия имела 64000 человек, а французская – 75000 человек. Всего участвовало в битве 139000 человек.

Академик Б.Ц. Урланис в книге "История военных потерь" приводит количество раненых и убитых в крупнейших битвах Тридцатилетней войны. Так, в битве Витшток в 1636 году участвовало 52 тыс. чел, было убитых и раненных 17 тыс. чел., что составило общих потерь – 33 %. Если исходить из показателя, что соотношение убитых и раненных было 1:1,5, то убитых было 6800 чел., а раненных - 10200 чел. В битве Брейтенфельд участвовало 55 тыс. чел., убитых и раненных 15 тыс. чел., т.е. 27 %, из них убитых 6000 чел., раненых 9000. 1631 год, Брейтенфельд – участвовало 70 тыс. чел., убитых и раненных 13 тыс. чел., что составляло 19 %, из них убитых 200, раненых 7800. Рокруа в 1643-м: участвовало в битве 48 тыс. чел., погибших и раненых 12 тыс. чел. или 25 %, убитых 4800, раненых 7200. Вимпфен (1622) – всего участвовало 40 тыс. чел, убитых и раненых 10 или 25 %, из них убитых 4000, раненых 6000. Аллерсгейм (1645) – всего 34 тыс. чел., погибших и раненых 10 тыс. чел или 30 %, убитых 4000, раненых 6000. Таким образом, среднее количество убитых и раненых в битве первой половины ХVII века составляло 25 % от общего количества участников, причём убитых было 10 %, а раненых 15 %. Погрешность может составлять 1-2 %, что не меняет общей картины.

Б.Ц. Урланис приводит данные по убитым и раненым в Европе в XVIII и XVII веках. Так, в XVIII веке всего было убито и ранено 5200 тыс. чел, а в XVII веке – 950 тыс. чел. Тем самым убитых и раненых в XVIII веке было в 5,5 раз больше, чем в XVII веке. Всего убитых и умерших от ран в XVII веке было 1100 тыс. чел, а в XVIII веке 1913 тыс. чел. Т.е. в XVIII веке было убитых и умерших от ран в 1,74 раза больше, чем в XVII веке. Причём войн в XVIII веке было 37, а в XVII веке – 49. Что касается количества убитых в битвах ХVI века, то Б.Ц. Урланис говорит о "нескольких сотнях тысяч человек" (Ураланис, 42). Другими словами, речь идёт о 200-300 тыс. чел. Если принять количество убитых за 300 тыс. чел., которые условно примем за 1, то соотношение между XVI, XVII и XVIII веками будет 1 : 3,66 : 6,37.

P. Sorokin (Social and cultural dynamic, v. III, Fluctuation of social relationship, war and revolution, New-York, 1937, p. 345) построил индексы военной интенсивности для Франции, Англии, Австро-Венгрии и России, в который включил следующие показатели: число войн, их продолжительность, численность армии, число убитых и раненых, число воюющих стран, удельный вес числа солдат во всём населении. Так, Сорокин за условные 100 единиц принял ХV век. В ХVI веке индекс равнялся 180, а в ХVII веке – 500, в XVIII веке – 370. Таким образом, индекс военной активности в ХVII веке в 2,7 раза больше чем индекс ХVI века.

Показатели индекса Сорокина несколько совпадают с показателями количества убитых в войнах XVI, XVII и XVIII веках. Эти показывает, что выявленная закономерность между максимальным количеством участников битвы в первой половине XVII века и среднего количества участников сражения первой половины XVIII века не может быть аналогичной соотношению между первой половиной XVII и первой половиной XVI века по этим показателям. Другими словами, нельзя сказать, что если максимальное количество участвовавших в битве первой половины ХVII века было 100 тыс. чел., а среднее количество было 50 тыс. чел., то в первой половине ХVI века максимальное количество участников в битве будет 50 тыс. чел., а среднее - 25 тыс. чел.

Но цифры традиционной истории говорят о другом. Так, в 1512 году в бою при Равенне погибло 10 тыс. чел. Уровень гигиены и медицины ХVI – ХVII века примерно совпадали, так что не будет допущением считать, что от ран в боях умирали одинаково. Выше отмечалось, что среднее количество погибших в битве первой половины ХVII века было 10 % от общего количества участников. По этому показателю получается, что в битве участвовало 100 тыс. чел. В битве при Павии в 1525 году погибло 12 тыс. чел, тем самым участвовало в битве 120 тыс. чел. В битве при Новаре в 1513 году погибло 12 тыс. чел, соответственно – 120 тыс. чел. В битве при Марьньяно в 1515 году – 10-12 тыс. чел., соответственно 100-120 тыс. чел. Список можно продолжить, но уже видно, что цифры погибших и количество участников армии соответствует скорее реальностям ХVIII века, чем ХVI века. Если даже предположить невозможное, что погибших в битвах первой половины ХVI века было 20 % от общего количества участников, то количество участвовавших в битве будет 50-60 тыс. чел., что соответствует уровню первой половины ХVII века.

Итак, данные военных потерь ничем не подтверждают наличие постоянных армий во второй половине ХV – первой половине ХVI века. Хотя, как было показано выше, начиная с ХVII века по потерям в сражениях уже можно с уверенностью сказать, что регулярные армии были.

Первая национальная регулярная армии появилась при шведском короле Густаве II Адольфе (1611-1632). Король осуществил реформу армии, введя рекрутский набор для мужчин от 15 до 44 лет. Армии хранили секреты и шифровали свои корреспонденции. Первые "чёрные кабинеты" с дешифровальными службами появились в конце ХVI – начале ХVII века (Соболева, 22). Во Франции первое дешифровальное отделение появилось по распоряжению кардинала Ришелье в 1626 глду (Соболева, 20). Присутствует необъяснимый более чем столетний разрыв между появлением постоянной армии и появление регулярной национальной армии, а также распространением дешифровального дела в армиях. Ведь армейская разведка и контрразведка работали всегда. Военную информацию скрывали всегда. Тогда почему отделы дешифровки в армиях появились так поздно? И почему их появление совпадает с появлением первой национальной регулярной армии?

 

2. А.Л. Ястребицкая писала: "Следующий важный технический шаг в горнодобыче приходится на конец 20-х годов XVII века, когда впервые в Германии был применён метод взрыва породы". Американский справочник взрывника (ISEE Blaster"s Handbook) началом применения чёрного пороха в горном деле называет 1627 год, а местом – Royal Mines of Schemnitz at Ober-Biberstollen, Hungary. Применение пороховых мин в горном деле и применение пороховых мин при осаде крепостей – это один и тот же технологический процесс. Поэтому разрыв более чем в сто лет, если считать, что первые пороховые мины были применены на рубеже 1500 года, нереален. История науки и техники показывает, что изобретение, если оно начинает внедряться, внедряется в различные сферы деятельности на протяжении одного-двух поколений – это 15-30 лет, но не на протяжении 7-8 поколений – 120 лет.

 

3. Китайцы, как обычно, претендуют на всё, что только можно было открыть до ХVII века, в том числе и на открытие пороха.

Считается, что процесс изготовления пороха был окончательно разработан китайцами к 1200 году н.э. Уже защитники Пекина в 1232 году обладали бомбами, взрывавшимися с оглушительным грохотом. Иезуиты появились в Китае после 1579 года, когда иезуит Александр Валиньяни взял в 1579 году управление японской миссией. Уже иезуит Михаил Руджеро в 1581-м и Пацио в 1582-м проповедовали в Кантоне. В 1599 году Маттео Риччи открыл в Китае в Нанкине первый католический храм. Он в 1601 году был уже на аудиенции императора Ван-Ли, где подарил императору стенные и карманные часы. За это император даровал ему доступ ко двору, дал ему пенсию и поручил ему составить большую стенную карту Китая. Карта была сделана великолепно. С тех пор иезуиты постоянно были при дворе императора, за исключением небольшого периода в 1617 году. В 1644-м иезуит Иоанн Адам Шалль был назначен председателем математического трибунала в Китае. Дм. Калюжный и Ал. Жабинский в "Другой истории войн" пишут: "Своих пушек китайцы не имели. В 1619 году им удалось "добыть" четыре европейских пушки. В 1620 году Павел Сюй, императорский чиновник, воспитанник и друг иезуита Маттео Риччи, пригласил португальских заводчиков – производителей пушек, чтобы вооружить китайскую армию, но общественное возмущение было так велико, что мастеров выслали. В 1639 году иезуит Франсискус Самбиаса уговаривал императора покупать западное оружие. Император вроде бы заинтересовался, но дворцовые консерваторы возражали, ввиду бесполезности для Китая западного оружия".

История свидетельствует, что появившиеся военные достижения, в данном случае применение пороха, никогда не забывались, а только развивались. Если в 1639 году император отказался покупать западное передовое оружие, то это значит: 1) в этом не было потребности; 2) армия не была вооруженна огнестрельным оружием; 3) порох в армии не использовался. Следовательно, ни о каком изобретении китайцами пороха не может быть речи.

Но более интересно другое: первое коммерческое предложение иезуита Франсискуса Самбиаса императору Китая в 1639 году о покупке современного западного оружия, использующего порох, приходится: А) на период, когда появились национальные регулярные армии в Европе; Б) начались взрывные работы в горнодобывающей отрасли; В) после того, как в Китае начали опыты по изготовлению своих пушек. Фернан Бродель в "Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV – XVIII вв." писал: "Один путешественник отмечал в 1630 г., что в предместьях китайских городов "льют пушки, но не имеют ни опыта, ни сноровки в пользовании ими".

 

4. Сначала дымный порох был в виде порошка – пороховой мякоти ( прах , пыль) В 1718 году порох так и отождествляли с пылью: "...во древесахъ суть аки бы продолговатые жилки (или слоики) которыми частицы спаяны суть, и немало густы или часты а въ каменехъ частицы аки зерна или порохъ малъ, безъ всякаго въ долгие сломки простертия" ( География генеральная небесный и земноводный круги купно с их свойствы и действы в трех книгах описующая. Переведена с латинска языка на росийский [Ф. Поликарповым]. М., 1718 г.) В.В. Виноградов в "История русского литературного языка" писал: " Слово порох в значении пыль, прах ещё было живым в русском литературном языке конца XVIII – начала XIX в. (см. сл. АР 1822,5, с. 8-9; слова – порох, порошина, порошинка). В словаре 1847 г. в слове порох, кроме современного значения, также отмечалось как основное `мелкая частица земли; пыль, прах (...). "Порох в глаз попал".

Ещё в России порох называли "зельем". В.В. Виноградов в цитируемом сочинении писал: "Например, слова, служившие для обозначения травы, зелени, часто специализируются в качестве общих названий для "яда": отрава, зелье (ср. приворотное зелье, отворотное зелье), а затем соответствующие выражения легко становятся средствами характеристики вредных, ядовитых людей (ср. в "Горе от ума" слова Фамусова: "Зелье – баловница")". Другими словами, порох отождествляли с ядом, потому что он как, и яд, имел разрушающую функцию.

В.В.Виноградов также пишет о слове "ружьё": "Акад. А.И. Соболевский отметил, что слово ружьё образовалось из оружье вследствие отделения начального о (ср. ряб, рябина, рябчик при Галицк. орябок, ц.-слав. ер#бь, польск. jarzebina и т. п.). Он же указал на то, что "ещё у Кантемира и В. Майкова ружьё употребляется в значении `оружие вообще; печатная Книга о ратном строении 1647 г. пользуется словом ружьё в том же значении; ср. в Московской грамоте 1676 г.: бердыши или иное какое ружье (Доп. к Акт. Ист. VII, 71) (Соболевский, Лекции, с. 93; ср. Преображенский, 2, с. 222). Как доказал В. К. Чичагов, слово ружьё появилось в русской письменности в начале XVII в. в значении `оружие вообще. Слово ружьё в XVII в. имело собирательное значение. Оно могло обозначать собрания любых видов оружия, начиная от пушек и кончая луками. Но чаще оно применялось по отношению к мелкому ручному оружию. Ср. в "Актах" хозяйства боярина Морозова (ч. 1, с. 141): "И что у них есть ружья, пищалей и бердышев, и рогатин, и топорков, и то б ружье имали все с собою" (1656 г.). По указанию В.К. Чичагова, в XVII в. между словом ружьё, обозначавшим оружие вообще, и словом оружие, известным в письменности издавна, существовало стилистическое различие: ружьё – в челобитных, приказной переписке, вообще в низких стилях письменности, в разговорной речи, оружие – в официальных документах и в печатных книгах". Другими словами, слово "ружьё" по крайнем мере до 1676 года отождествлялось с "оружием".

 

В английском языке о слове powder читаем в Websters"s Encyclopedic Unabridged Dictionare: "Etymology: Middle English poudre, from Old French, from Latin pulver-, pulvis dust; probably akin to Sanskrit palAva chaff : 1 : matter in a finely divided state : particulate matter ; 2 a : a preparation in the form of fine particles especially for medicinal or cosmetic use b : fine dry light snow ; 3 : any of various solid explosives used chiefly in gunnery and blasting." Тем самым , в английском и русском языке слово "порох" не отождествляется однозначно с конкретным понятием "смесь для взрыва". Поэтому датировать появление пороха средствами лингвистики невозможно. Также только по контексту можно понять в исторических источниках, имелось ли ввиду при написании слово "порох" – смесь для взрыва, или что-то другое .

Уместно отметить, что словосочетания, связанные с использованием пороха, появились в письменном английском языке начиная с середины ХVII века . Так , Powder mill как "a mill in which gunpowder is made" в 1640-1650 годах . Powderman как "1. a person in change of explosives , esp. in f demolition crew. 2. Slang a safe-cracker who uses eхplosives to open safes" в 1660-1670 годах. Powder monkey как " 1. (formerly ) a boy employed on warships to carry gunpowder from the magazine to the guns. 2. powderman" – в 1675-1685 годах (Websters, 1516). Лингвисты отмечают , что вновь появившиеся слова в письменной культуре отражаются в письменном языке максимально на протяжении одного-двух поколений . Это 15-30 лет.

 

5. Порох состоит из селитры, серы и древесного угля. Уголь для пороха получали, обжигая ольховое дерево в особых железных ретортах без доступа воздуха. Считается, что сначало выпуск селитры наладили в Италии и Германии. Её добывали со стен погребов, предварительно смоченных раствором селитры, или из труб, наполненных винным камнем, известью, солью и мочой людей, пьющих вино. Полученную селитру осаждали с помощью вина и уксуса. Также добывали селитру из помёта животных, особенно навоза, который при долгом лежании в тени слегка белеет. Белый налёт на продуктах гниения органических отбросов есть не что иное, как селитра. Позднее стали устраивать специальные селитряные кучи. В них свозили навоз, золу, землю с кладбищ, листву, ботву с огородов, солому, пищевые отбросы. Всё это обильно и многократно поливалось мочой и помоями, обносилось высокими заборами для защиты от солнца, покрывалось сверху соломой и оставлялось для созревания. После созревания "селитряная земля" промывалась тёплой водой, для растворения селитры. Полученный щёлок упаривался в медных котлах и охлаждался в корытах. При этом на дне вырастали крупные прозрачные шестигранные кристаллы селитры. Полученную соль "литровали" – очищали повторной промывкой. Древний термин "sal petre" (англ.) или "nitrum" (лат.) означает белую соль, добываемую из земли, – им называли и поваренную соль, и соду. Селитру извлекали даже из порченного подмоченного пороха. Для этого порох кипятили в уксусе. В ходе этой операции уголь всплывал вверх, сера осаждалась, а селитра растворялась. Затем её выпаривали из раствора.

Третий компонент, самородную серу путём плавки освобождали от посторонних примесей. Месторождения самородной серы встречаются нечасто и привязаны к регионам вулканической активности. В Италии, в первую очередь на Сицилии, есть значительная территория естественного вулканизма. Кроме Сицилии, единственным значительным европейским месторождением серы является вулканическая область Исландии. В Азии серы много в Иране и Туркменистане, которую начали добывать уже в новое время. В Китае действующих вулканов, которые давали серу, нет, что лишний раз свидетельствует, что китайцы порох не изобретали.

 

Дымный порох имел разнообразный состав и низкую плотность. Скорость сгорания пороха была весьма высокой, что влекло за собой разрыв стволов орудий. Поэтому пороховая мякоть были заменена пороховыми зёрнами. Изобретение зернового пороха относят к 1525 году. По другим данным введение на пороховых заводах операции зернения относится к концу XV века. В некоторых странах, например, в Италии и Турции, зернение стало производиться значительно позже, и пороховая мякоть применялась для стрельбы до конца XVI века – начала XVII века.

Составы дымного пороха, применявшихся в Московии в ХVII веке, были: для ручного оружия – 60 % селитры, 20 % серы и 20 % угля; для малокалиберных орудий – 56 % селитры, 22 % серы и 22 % угля; для крупнокалиберных орудий – 57 % селитры, 14 % серы и 29 % угля.

Простейший способ изготовления пороха требует довольно сложного компонента. Для производства пороха нужна не просто селитра, а чистая селитра, т.е. соль азотной кислоты, которая в природе не встречается. Для получения её необходима азотная кислота.

Глава 2. Открытия Глаубера

1. Азотная кислота Глаубера

Электронный альманах Арт&ФактИоганн-Рудольф Глаубер (Glauber J.R., 1604-1668), будучи аптекарем, впервые применил в своих алхимических экспериментах стеклянную посуду. Он освоил стеклодувное дело и основал промышленное стекловарение в Тюрингии (Германия), получил жидкое стекло (метасиликат калия или натрия). Занимаясь изготовлением химической стеклянной посуды для опытов, он обнаружил, что небольшие добавки в стекло других веществ сильно меняют его цвет. Экспериментируя, он получил цветные стёкла, имитирующие драгоценные камни. Например, красное стекло как рубин – добавив в стекло соли золота.

Глауберу удалось получить из железного купороса весьма чистую серную кислоту, нагревая в реторте кристаллы FeSO4 7H2O и отгоняя полученный продукт – "купоросное масло", которое, как выяснилось, могло растворять не только медь, но и медные руды. Позднее, уже в Амстердаме, Глаубер стал использовать для получения серной кислоты также квасцы KAl(SO4)2 12H2O и "белый витриол" – цинковый купорос ZnSO4 7H2O, которые ведут себя при нагревании аналогично железному купоросу. Торговое название неочищенной серной кислоты – "купоросное масло". Кислоты и другие едкие и ядовитые жидкости должны всегда храниться в толстостенных стеклянных сосудах с притёртыми стеклянными пробками. Корковые или деревянные пробки от этих веществ разрушаются и поэтому недопустимы к употреблению. Таким образом, производство кислот связано напрямую с началом применения стеклянной посуды в алхимических опытах.

Натриевая селитра – бесцветный или белый минерал, NaNO3. Твёрдость 1,5-2, плотность 2,3. Легко растворим. Спайность совершенная. Образует сливные или зернистые массы, реже кубические кристаллы. Встречается в виде выцветов на почвах. Натриевую селитру впервые начали добывать в долине притока Дуная р. Нитры в Словакии.

Глаубер получил азотную кислоту и глауберовую соль действием серной кислоты на натриевую селитру. По его технологии, он взял две стеклянные колбы. В одну положил натриевую селитру и залил её концентрированной серной кислотой. Затем накрыл первую колбу второй колбой, так что горлышки колб были соединены. И место соединения он замазал герметическим раствором. Затем он начал нагревать колбу со смесью. Через некоторое время селитра начила растворяться, и колба наполнилась красноватым газом. Это был оксид азота. Когда вся селитра растворилась, он поставил колбу в холодное место на несколько часов. После этого в колбе на дне осталась белая соль. Это была Na2SO4 (глауберова соль), а вся жидкость в бутылке – это дымящаяся азотная кислота. Обычно продукт этой реакции имеет жёлтую окраску, обусловленную присутствием в нём растворённого диоксида азота, который образуется в результате термического разложения азотной кислоты. Затем он полученную азотную кислоту слил в стеклянную ёмкость. Следует заметить что концентрация получившейся азотной кислоты пропорциональна концентрации серной кислоты в начале реакции.

Реакцию по получению азотной кислоты и глауберовой соли Глаубер провёл в 1625 году. (B. Grun. Тhe Тimetable of history. A Touchstone book. Published by Simon&Schuster., 1946, 1991, p. 280). Концентрированная азотная кислота ("спиритус нитри") оказалась чрезвычайно едкой жидкостью, которая растворяла все металлы (и железо – "марс", и медь – "венеру", и серебро – "луну"). Только золото ("солнце") оставалось в азотной кислоте неизменным. Кожу, роговое вещество и шерсть азотная кислота окрашивает в жёлтый цвет.

После получения азотной кислоты в 1625 году Глаубер получил очищенную селитру, из которой изготовили порох. Пороховые мины в горном деле начали использоваться в 1627 году. Тем самым люди не ждали столетия, чтобы начать применять пороховые мины в горном деле, а приступили к этому буквально через два года после получения азотной кислоты. Известно только, что Глаубер впервые организовал промышленное производство калиевой селитры, которую начал продавать в 1625-1627 годах. Поэтому порох мог быть получен от 1625 по 1627 годы.

Глаубер владел ещё одним важным секретом: способом получения "спиритус салис", соляной кислоты HCl из поваренной соли при действии серной кислоты. Нагревание этой смеси давало бесцветный удушливый газ с резким запахом (хлороводород), который при поглощении водой давал соляную кислоту. И ещё одно несомненное достижение Глаубера в том, что нагреванием смеси азотной кислоты и нашатыря – хлорида аммония NH4Cl, он получил "царскую водку", смесь азотной и соляной кислот, которая растворяет даже золото. Глаубер получил царскую водку в 1648 году.

Глаубер описал методы и рецепты, которые он разработал и усовершенствовал, в своём первом большом сочинении "Новые философские печи, или описание впервые открытого искусства перегонки", которое было напечатано в 1650 году (Furni novi philosophici oder Beschreibung einer neu erfundenen Destillir-Kunst, Amstelodami, 1648-50.) В пяти томах были изложены все известные Глауберу способы получения разнообразных кислот, солей и других веществ. Следующая его книга: Opera omnia, v. 1-7, Amstelodami, 1661.

Был ли Глаубером непосредственным изобретателем пороха? В 1704 году Пётр I приказал изготовить щиты для триумфальных ворот по случаю фейерферка, посвящённого взятию Нотебурга (Орешка). На главном щите – Сатурн и Фортуна, которые держат в руках план осады Нотебурга. Над Сатурном и Фортуной помещён Бертольд Шварц, над головой которого Марс и Паллада держат лавровый венок. Пристальное внимание к главному щиту, на котором был изображён Бертольд Шварц в 1704 году, объясняется тем, что в 1720 году была опубликована по повелению Петра книга Полидора Виргилия Урбинского "Осмь книг о изобретателях вещей", изданная якобы в Риме в 1599 году. Там было написано о том, когда появился порох. С ХIV века никаких картин не сохранилось. А художник Петра нарисовал портрет Бертольда Шварца, который совпадает с аналогичными портретами. Это значит, что действительно в начале ХVШ века имели информацию о том, кто изобрёл порох и был портрет изобретателя ХVII века, которого потом отправили в ХIV век. Называли ли Глаубера Бертольдом Шварцем, или это был другой человек, неизвестно.

Впервые полученная Глаубером (в 1625 году) азотная кислота перечёркивает сказку о том, что в Китае изобрели порох. В Китае залежей селитры никогда не было. 98 % мировых залежей этого органического (не минерального!) сырья находится в Чили, 1,5 % – в Индии. . К слову, об этой китайской сказке о порохе в России не знали даже в 1795 году. Видно, не была ещё написана.

Во "Внекласном чтении" Б. Акунина читаем, что Екатерина II "не сразу придумала, что спросить. По ласковой улыбке видно было, что хочет задать вопрос полегче.

– Какой нынче у нас год?

– По какому летоисчислению? – быстро спросил Митя, подбираясь к старухе поближе (от нее пахло лавандой, пудрой и чем-то пряным, вроде муската). Не дожидаясь ответа, зачастил. – От сотворения мира по греческим хронографам – год 7303-ий, по римским хронографам – 5744-ый, от Ноева потопа по греческим хронографам – 5061-ый, по римским – 4088-ой, от Рождества Христова 1795-ый, от Егиры сиречь бегства Магометова 1173-ий, от начатия Москвы – 648-ой, от изобретения пороху – 453-ий, от сыскания Америки 303-ий, а от воцарения государыни Екатерины Второй – 33-ий".

Таким образом, порох был изобретён в 1795 - 453 = 1342 году.

 

Война – это конкретная вещь. Если вооружение лучшие и умеешь им пользоваться, значит, победишь и останешься живым. Если этого нет – то будешь убит. Всё предельно просто. Поэтому, если мои выводы о времени получения дымного пороха верны, то через короткое время от этого события – 1625-1627 годы, должны произойти принципиальные изменения в передовых армиях. В Европе самой передовой армией XVII века была армия французского короля Людовика ХIV.

Реформы во французской армии связаны с именем маркиза Себастьена Ле Претр де Вобана (1633-1707). Свою военную карьеру Вобан начал под начальством принца Конде, бывшего в союзе с Испанией и сражавшегося против Франции. В 1653 году Вобан был взят в плен армией короля. В плену он перешёл во французскую армию. В шестидесятых годах XVII века Вобан начинает заниматься постройкою крепостей, а в 1667 году заставляет капитулировать несколько бельгийских крепостей, за что в 1669 году Людовик XIV поставил его во главе инженерного дела во Франции.

Он построил 33 новых крепости и модернизировал до трёхсот старых, а также руководил более чем пятьюдесятью осадами, причём он в оба дела ввёл новые приёмы, сделавшиеся образцовыми. Академия наук приняла его в свои члены в 1699 году, а Людовик XIV наградил чином маршала в 1703-м.

В начале семидесятых годов XVII века Вобан первым в мире ввёл во французской армии минные роты, которые предназначались для взрывов пороховыми минами стен крепостей. Тактика Вобана состояла в следующем. Осаждающие строили оборонительные укрепления вокруг вала крепости для защиты от вылазок. Затем на расстоянии 600 метров от вала ночью копалась "первая параллель", где располагали тяжёлую артиллерию. Вслед за первой рыли "вторую параллель" в 300 метрах от вала и "третью параллель" – почти перед вражеским укреплениями. "Параллели" соединялись апрошами, зигзообразными траншеями. Если к тому времени крепость не сдавалась, то осаждавшие рыли сапы, т.е. подземные ходы для закладывания мин, к той части крепостной стены, где артиллерия должна была пробить брешь. Осаждённые вылазками мешали работам и рыли встречные ходы, чтобы взорвать минный заряд вместе с осаждавшими.

В 1667 году появились первые в мире фортификационные части во французской армии. Вобан, отбросив шаблонные схемы и планы, стал строить бастионы с учётом особенностей местности так, чтобы защитники могли вести по наступающим перекрёстный огонь. До появления артиллерии крепостное строительство было полностью ориентированно на противостояние наступающей пехоты. Для этого необходим была высокая крепостная стена. на которую трудно было взобраться. Перед крепостной стеной ров, чтобы осаждающие не могли сделать подкоп под стену. Поэтому осада укреплённых таким образом городов и крепостей сводилась к тому, что осаждающие перекрывали пути снабжения обороняющихся, и тем самым осада длилась до тех пор, пока обороняющиеся выбирали плен, чем голодную смерть.

После появления артиллерии для крепости необходимы стали невысокие стены, но большой толщины, например как у Петропавловской крепости, чтобы осадная артиллерия с трудом могла разрушить эти стены. Кроме того, геометрия стены должна быть изломанной, чтобы защитники крепости могли вести перекрёстный огонь по наступающим.

Никколо Макиавелли писал: "Если враг решится на приступ, его сразу же задержит высокая внешняя стена. Если он подойдёт с артиллерией, то должен будет сначала эту внешнюю стену разрушить, но при этом пострадает сам, так как стена всегда обваливается в сторону обстрела, и образуются огромные груды обломков, которым осыпаться некуда, так что они только ещё увеличивают глубину рва. Таким образом, продвинуться нельзя, ибо этому помешают развалины стены, ров и расположенная сзади него артиллерия, которая бьёт осаждающего наверняка. Остаётся последнее средство – засыпать ров, но это дело очень и очень трудное: ров широк и глубок, а приблизиться к нему нелегко, так как стена идёт ломаной линией со множеством входящих и исходящих углов, и двигаться между ними по причинам уже указанным можно только с большим трудом. Наконец, неприятель должен перетащить всё необходимое ему через развалины стены, и это создаёт ему жесточайшие затруднения". Вобан начал впервые в мире строить такие крепости.

Столь точные знания в фортификации XVII – XVIII веков обозначают Никколо Макиавелли (1469-1527), как литературную поделку. Британская энциклопедия 1911 года писала: "Among the many editions of Machiavelli"s works the one in 8 vols., dated Italia, 1813, may be mentioned, and the more comprehensive ones published by A. Parenti (Florence, I843) and by A. Usigli (Florence 1857). P. Fanfani and L. Passerini began another, which promised to be the most complete of all; but only 6 vols. were published (Florence, 1873-1877); the work contains many new and important documents on Machiavelli"s life". Поэтому если искать автора трудов Макиавелли – то необходимо искать его среди писателей первой половины ХIХ века.

Реформы в армии Людовика ХIV на этом не закончились. В 1671 году был впервые в мире сформирован артиллерийский полк и открыто артиллерийское училище. Артиллерист – это профессионал, которого надо обучать. Иначе пользы от него не будет никакой. Первый артиллерийский полк в Московии был создан при Петре I в 1702 году. Первые в мире конные гренадеры "grenadiers аcheval" – метальщики гранат появились во французской армии в 1676 году. Пороховые бомбы стали компактней, и их уже вручную можно было кидать во вражескую пехоту.

Итак, с появлением пороха в 1625-1627 годах, за последующие 50 лет были сформированы во французской армии: минные роты, а затем фортификационные части – в 1667 году, артиллерийский полк в 1671-м и рота гренадеров в 1676 году. Это нормальное явление при внедрение новых военных технологий. Всё развивается быстро и динамично и не растянуто на столетия.

В связи с этим интересно посмотреть, как история фальсифицируется в мелочах.

Дмитрий Уваров в "Средневековые метательные машины западной Евразии" писал: "Точные характеристики ручного огнестрельного оружия XIV – XV веков неизвестны. Эксперименты проводились только датчанином Таге Лассоном в 1930-х гг. Аркебуза, реконструированная по образцу, найденному в датском замке Ведельспанг (разрушенном в 1426 г.) имела калибр 23 мм, круглая пуля весила 52 г., заряд негранулированного пороха "мякотью" по рецепту 1380 г. (селитра:сера:уголь как 8:1:1) весил 39 г. На дальности 28 м пуля пробивала 5-см сосновую доску или лёгкую броню. На 46 м пробиваемость составила 2,5 см сосновой доски. В XV – XVI веках основным термином для обозначения ручного огнестрельного оружия была именно "аркебуза". Мушкет – это очень тяжёлая и, в общем, малоудачная испанская разновидность аркебузы, калибром 20-23 мм и с длиной ствола более 1 м, изобретённая в 1520-х гг. специально для противостояния французской рыцарской коннице в "готическом" доспехе. Даже в испанской армии мушкетёров было куда меньше, чем аркебузиров, и существовали настоящие мушкеты недолго. Однако именно мушкет считался наиболее престижным оружием, мушкетёры получали повышенную плату и стали рассматриваться как основной вид стрелковых войск, хотя калибр их "мушкетов" со временем снизился до 17-20 мм. Постепенно термин "мушкет" стал основным обозначением для ручного оружия – уже с конца XVI века. Здесь и далее термины "аркебуза" и "мушкет" употребляются как синонимы".

 

Людовик ХШ имел свою личную роту. Песегюра в своих мемуарах писал, что в 1622 году король приказал заменить карабины на мушкеты, и набирать в роту только дворян или "солдат фортуны". (Как будто до того в престижной роте короля были другие люди.). Иными словами, рота мушкетёров была создана через сто лет после того, как изобрели мушкет. Этот факт сам по себе противоречит всей истории внедрения новых военных технологий в практику. Новые военные разработки внедряется в практику в течение одного-двух поколений – это 15-30 лет.

Первым командиром роты мушкетёров стал капитан де Монтале, который несколько лет спустя был отправлен в Негркспелиле. Его племянник, носивший ту же фамилию, стал его наследником в этой должности. Будучи во время формирования роты её корнетом, он получил звание капитана в 1627 году, при оказании помощи форту на острове Рэ, где рота действовала в пешем строю. После него с 1628 года (по списку, приведённому П. Даниэлем) командиром роты был Монталан, вплоть до своей отставки в 1634 году. Король 3 октября 1634 года сам стал капитаном роты, а непосредственный её командир с этого момента получает звание капитан-лейтенанта. В 1643 году король Людовик ХШ умер. В 1646-м кардинал Мазарини распустил роту мушкетеров. В 1655 (или, по Ленару, в 1657) рота мушкетеров была восстановлена Людовиком ХIV (Голыженков).

Что мы видим? Появилось новое вооружение. Король Людовик ХШ в 1634 году создаёт личную престижную роту с новым вооружением, где становится капитаном роты. Фальсификаторы истории приняли число 1634 года за единицу, и начали считать назад. Тогда 2 – это 1633; 3 – это 1632; 4 – это 1631; 5 – это 1630; 6 – это 1629; 7 – это 1628; 8 – это 1627; 9 – это 1626; 10 – 1625; 11 – 1624; 12 – 1623; 13 – это 1622 год. Порядковый номер Людовика был тринадцатым. Но мистический корень 13 = 1+ 3 = 4, что не соответствует ни принципу аналогии цифре 6, ни метафизическим весам – цифре 8. Если от 1655 отнять 1622, получим 33. Метафизический корень 33 = 3+3=6. А если посчитать по Ленару 1657 минус 1622 = 35 = 3 + 5 = 8. Другими словами, первая рота мушкетеров появилась в 1655 или 1657 году. Тогда и могли появиться первые мушкеты, что и определило решение короля Людовика ХIV создать престижную роту под своим личным руководством. Потом, когда писали "правильную" историю, удревнили событие. Называется, сделали историю покрасивее.

Рота мушкетёров во Франции была основана в 1655 или 1657 году. В Московии в 1663 году был учреждён Приказ Мушкетного дела, который ведал изготовлением ручного огнестрельного оружия и был подчинён Оружейной палате в 1663-1664 годах. Появления нового передового вида оружия исторически синхронно отразилось в военных инновациях государств.

Появление пороха в 1625-1627 годах показывает, что все описания европейских битв второй половины ХIV века и вплоть до 1625-1627 годов, с использованием пороха, пушек и т.д., относятся к области исторических сказок. Поэтому ничего удивительного нет в том, что статистические данные, которые приводились выше по войнам ХVI века, брались с войн ХVII и ХVIII веков. В этом контексте историки, писавшие историю Китая, просто перестарались, написав, что порох появился в Китае в ХII веке.

2. Пергаментные фальсификации.

 

Пурпуровый пергамент

 

Яр. Кеслер пишет о пурпуровом пергаменте: "Азотнокислое серебро впервые получено и исследованно Иоганном Глаубером в 1648-1660 годах. Им же впервые проведена т.н. реакция "серебрянного зеркала" между водным раствором азотнокислого серебра и "муравьиным спиртом", т.е. формалином – водным раствором формальдегида.

Это позволяет писать серебром на пурпуровом пергаменте путём нанесения текста водным раствором азотнокислого серебра с последующим восстановлением серебра раствором формальдегида в определенных условиях.

Поэтому совершенно закономерно, что Кодекс Аргенти (лат. Codex Argenti), т.е. "Серебрянный Кодекс" Вульфилы, памятник готского письма, написанный серебром на пурпурном пергаменте с золотыми заглавными буквами и относимый к VI веку н.э., был "обнаружен" именно в 1665 году монахом Ф. Джуниусом в Верденском аббатстве под Кёльном, посколько начать его изготовление могли не ранее 1650 года.

Понятны и мотивы изготовления такого уникального артефакта: без него Габсбурги должны были бы признать, что по крайей мере в V – Х веках их предки были не только варварами, но и готами-язычниками, а отнюдь не христианнейшими императорами, непрерывно ведущими свой род, согласно Куспиниану, от Юлия Цезаря через Константина Великого (первого "императора-христианина").

А то, что кодекс – подделка, изготовленная не ранее конца ХVI века, доказал немецкий историк Уве Топпер и без химической технологии (Uwe Topper. Falschungen der Geschichte. Herbig. Munchen, 2001) (Кеслер, 65).

Таким образом, все существующие средневековые рукописи на пурпуровом пергаменте также должны датироватся после 1650 года. А.И. Соболевский отмечает: "Пурпуровый пергамен, с золотым или серебрянным письмом, известный в греческих рукописях только VI – VIII веков" (Соболевский). Следовательно, и эти рукописи писались не ранее второй половины ХVII века и являются подделками.

 

Кислотные чернила

 

Иоганн Глаубер в 1625 году получил серную кислоту. Для письма на пергаменте использовались железо-галловые чернила, основным ингредиентом которых является "дубовое яблоко", шаровидный болезненный нарост на дереве, размером примерно с игральный шарик, вырастающий, в основном, на листьях и тонких побегах дуба. Такой нарост появляется, когда орехотворка откладывает в растущую почку яйцо, вокруг которого затем формируется мягкий бледно-зелёный шар, похожий на яблоко.

Эти орешки раздробляются и напитываются дождевой водой, на солнце или у огня. Иногда вместо дождевой воды используют белое вино или уксус. Такова первая составляющая железо-галловых чернил. Вторым важным ингредиентом является сульфат железа, известный также как купорос, железный купорос, или "соль смерти". Его вырабатывали или находили в естественном виде в Испании, где он образовывался как продукт испарения влаги с железистых почв. К концу XVI века купорос, вероятно, производился посредством помещения старых железных гвоздей в серную кислоту; полученную жидкость затем процеживали и осадок смешивали со спиртом (что объясняет кислотность позднесредневековых чернил). Купорос смешивают с размоченными чернильными орешками и хорошенько перемешивают веточкой смоквы. Получающаяся в результате жидкость из бледно-коричневой медленно становится чёрной. Добавляют ещё размолотый гуммиарабик, не столько для клейкости, сколько для вязкости чернил: гусиным перьям, в отличие от самописок, требуются тягучие чернила. Гуммиарабик – это высушенный сок акации, поставлявшийся в Европу из Египта и Малой Азии.

Подвергаясь воздействию воздуха, железо-галловые чернила темнеют ещё больше на страницах рукописных книг. В отличие от довольно легко стирающихся угольных чернил, железо-галловые хорошо впитываются в пергамен. Они также более прозрачны и блестящи. (Баранов).

"Кислотность позднесредневековых чернил" впервые могла появиться только после того, как Глаубер получил серную кислоту в 1625 году. Следовательно, все рукописи, изготовленные с "кислотными" чернилами, датируются после 1625 года.

Время появления кислоты – 1625 год, позволяет вскрыть артефакт, связанный с изготовлением офорта (от франц. eau-forte, азотная кислота). Офорт – "вид гравюры на металле, в котором углублённые элементы печатной формы создаются путём травления металла кислотами. Известен с начала XVI в.; до этого времени линии изображения на металлической пластине гравировались резцами. Техника офорта менее трудоёмка. На цинковую (или медную) пластину ("доску") наносят кислотоупорный лак, стальной иглой процарапывают слой лака по линиям будущего изображения до металла, затем пластину помещают в азотную кислоту (медную – в раствор хлорного железа). Травление можно производить в несколько приёмов. После первого травления в местах, где отсутствовал лак, образуются незначительные углубления. Затем места, которые соответствуют светлым участкам изображения, вновь покрывают лаком и вторично подвергают травлению, углубляя печатающие элементы, и таким образом за несколько раз получают желаемую градацию тонов. Для печати краска закатывается в углубления, её избыток снимается с ровной поверхности; под действием давления краска переходит на бумагу. Первые известные офорты были выполнены в начале 16 в. немецкими мастерами Д. Хопфером и А. Дюрером. В 16 в. для офортов использовались железные "доски"; в 17-18 вв. гравёры работали на медных "досках" и лишь в 19 в. обратились к цинковым пластинам, более простым в обработке" (БСЭ)

Офорт изготовить без кислоты невозможно. Поэтому Хопфер и Дюрер творили свои офорты после 1625 года, и их работы могут рассматриваться как произведение искусства XVII века, но не XVI века. Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко также пришли к выводу, что Дюрер – художник XVII века.

Из вышеизложенного видно, что манипулировать с изготовлением древних рукописей на пергаменте стали только в ХVII веке. " Сознательная фальсификация исторических источников в России берёт свое начало по крайней мере с конца XVII в.", – отмечает В.П. Козлов.

Роджер Бэкон (1214-1294), который имел настоящее имя Давид Ди Радик, родился в Англии. Бэкон был доктором богословия Парижского университета с 1236 по 1247 год. Знал Фому Аквинского и Фра Бонаветуру. В 1256 году вступил во францисканский орден. В 1277 году был заточён в монастырскую тюрьму, где пробыл 14 лет. Современники называли его Doctor Mirabilis ("Дивный доктор"). Остались сотни листов его сочинений и воспоминания современников. Его сочинения "Opus minus" ("Опус малый") и "Opus tertium" ("Опус третий") были опубликованы в 1559 году Бремером, а в 1614 году "Perspectiva " и "Specula mathematica" марбургским профессором Комбахом.

Роджер Бэкон получил "царскую водку" – смесь соляной и азотной кислоты – якобы в 1290 году. Но "царская водка" была получена впервые Глаубером в 1648 году. Первое сочинение Роджера Бэкона после 1648 года было опубликовано в 1733 году "Большой опус" Opus Majus ad Clementem IV., edited by S. Jebb (I733). Его биография и его сочинения в дальнейшем печатались в ХIХ веке: Oрerci hactenus Inedita, by J. S. Brewer (1859), containing the Opus Tertium, Opus Minus, Compendium Studii Philosophiae and the Dc Secretis Operibus Naturae; Dc Morali Philosopiia (Dublin, 1860). Появление биографии вымышленных героев свидетельствует о действительном времени появлении героев. Биография Роджера Бэкона была опубликована в середине ХIХ века. Тогда же узнали о "его друге" Фра Бонавентуре (1214-1274), который растворил золото в царской водке, а серебро в азотной кислоте. Фальсификаторы, писавшие Роджера Бэкона и других вымышленных учёных прошлого, были писателями, но не историками науки, и поэтому на такие "мелочи" – когда, кем и как были получены серная и азотная кислота, царская водка, не обращали внимания.

3. Добыча олова

На древнеславянских языках свинец именовался оловом; это название сохранилось в современном чешском языке (Olovo). "По-гречески "олвиос" означает "богатый", "счастдивый". Литейное дело, естественно, было весьма доходным производством, откуда и вторичный смысл: олвио= литейщик = богатый. При этом "литье" в ХV веке обозначало любой выплавленный металл. Отсюда и старопольское olow "свинец", и греческое ... "сталь". Так же и тюрское "чугун" (он же чоюн, чавун) в ХV в. обозначало отнюдь не чугун, которого до ХVII века никто выплавлять не умел, а плавленную медь", – пишет Яр. Кеслер (85). Таким образом, слово "олово" в ХV веке не имеет ничего общего с металлом олово.

Средневековая бронза – это сплав меди и олова. Когда началась добыча медных руд, установить невозможно. В некоторых месторождениях медных руд присутствует до 2 % олова. При использовании этих медных руд получается бронза с содержанием до 2 % олова. Если процентное содержание олова в бронзе больше 2 %, то присутствие олова в сплаве имеет искусственный характер.

Яр. Кеслер писал: "Олово первоначально начали добывать из оксида SnO2 (касситерит, оловянный камень), поскольку сульфидный минерал станнин Cu2FeSnS4 (изоморфный халькопириту) открыт только в новейшее время. Оловянный камень, высокоплотен, потому концентрируется и встречается в виде россыпей. Сравнительно легко восстанавливается углем. Первую настоящую оловянную бронзу научились выплавлять, по Дейтону, скорее всего, в Восточной Европе (Унетицкая культура), затем на п-ове Корнуолл (Британия). Несмотря на греческое название минерала (касситерос = олово), месторождений касситерита нет ни в Северной Африке, ни на территории Италии, Греции и Турции".

Касситерит (оловянный камень), минерал, оксид олова, SnO2. Название происходит от греч. "касситерос" – "олово". И минерал, и металл описаны ещё Плинием Старшим (23-79 н.э.). Олово было завезено в Италию из Корнуолла (Англия) римскими легионерами Юлия Цезаря. Месторождения Корнуолла ныне истощены (БСЭ).

Касситерит "встречается в виде тетрагонально-призматических или дипирамидальных кристаллов. Характерны коленчатые двойники с входящим углом между индивидами. В россыпных месторождениях присутствует в виде окатанной гальки ("речное" или "аллювиальное олово"). Ещё одна природная разновидность – "деревянистое олово", скрытокристаллический агрегат касситерита концентрически-зонального или радиально-волокнистого строения, напоминающий срез дерева. Касситерит – типичный высокотемпературный минерал. Встречается в гидротермальных жилах ("жильное олово"), пегматитах, грейзенах (метосоматических горных породах с вкраплениями рудных минералов). Материнской породой всегда служит гранит с высоким содержанием калиевого полевого шпата. Касситерит – главный рудный минерал олова, часто ассоциирует с вольфрамитом, рудным минералом вольфрама. Несмотря на относительно широкую распространённость, касситерит редко образует промышленные месторождения" (БСЭ). Месторождения касситерита обычно генетически связаны с гранитными породами; наиболее интересные промышленные его скопления характерны для гидротермальных кварц-касситеритовых и сульфидно-касситеритовых жил. В зонах окисления и поверхностного выветривания устойчив; при разрушении коренных месторождений накапливается в россыпях.

Средневековые месторождений касситерита находились на Британских островах (на Корнуэлле), Саксонии, Богемии. Слово олово – в немецком Zinn, английском Tin, французском Etain, происходит от древнегерманского zein – палочка или пластинка. Это объясняется тем, что олово имеет серебристо-белый цвет, но темнее серебра. Оно немного твёрже свинца и очень тягуче: при вальцевании даёт чрезвычайно тонкие листы, но проволока из него легко рвётся. В обыкновенных условиях оно имеет ясно кристаллическую структуру. При изгибе прутков, палочек или пластинок чистого олова слышен легкий треск – "оловянный крик".

Лингвистический факт свидетельствует о том, что англичане и французы от немцев узнали, что такое олово. Тем самым, сбор олова в россыпях был организован в Англии после того, как богемские рудокопы стали добывать кассетирит из гранитной массы.

"Инструменты для работы в каменоломнях состояли из кайла с острием, зубила, лома, клиньев, кувалды и пил с зубьями и без зубьев. На стенах шахт во многих местах ещё видны следы, оставленные при работе зубилом. Изготовляли инструменты, повидимому, всегда из железа. По крайней мере, в сохранившихся документах Птолемеевской эпохи по сдаче в подряд работ в каменоломнях Фаюмского округа государство обязуется доставить подрядчику все необходимые для работ инструменты, причём они обычно обозначаются одним словом sidhra – железные (инструменты).

Пилы применяли, по-видимому, в тех случаях, когда камню, уже в процессе его выламывания, хотели придать ту или иную форму. Пилы с зубьями употребляли только для очень мягких пород, более же твёрдые породы пилили пилами без зубьев. Пилили вручную при помощи песка, который непрерывно всыпали в прорез. Лучшим для этой цели считался песок из Эфиопии. Хороший сорт находился также на острове Наксосе. Дополнительным оборудованием при работах в каменоломнях служили лопаты с коленчатой ручкой для сбора мелких отходов в корзины или кожаные и плетёные мешки.

Самую выломку камня производили при помощи железных или деревянных клиньев. После того, как определена была глыба, подлежавшая выломке, её отделяли от массива бороздой, шириной и глубиной от 6 до 9 см. Затем в этих бороздах пробивали по прямой линии отверстия для клиньев на равных расстояниях одно от другого. Если работали при помощи железных клиньев, то выломку глыбы производили одновременным вбиванием клиньев в отверстия. При работе же с деревянными клиньями, которые делались из хорошо высушенной древесины, их плотно забивали в отверстия и затем поливали водой – клинья разбухали, глыба откалывалась от пласта. Таким способом выламывали иногда огромные глыбы камня. Так, порог главной двери храма Аполлона в Дидиме имел почти 8 м длины, больше 2 м ширины и 1,5 м высоты" (Максимова).

Выломку камня с помощью железных или деревянных клиньев можно производить только из мягких пород: известняка и мрамора, но нельзя из твёрдых пород, таких, как гранит. "При этом довольно часто отмечается Богемия как один из центров снабжения оловом бронзовой металлургии. Но месторождения олова там глубоко залегают в гранитах, так что вряд ли они были доступны древнему рудокопу" (ВИХ).

Добыча олова в Богемии и Саксонии началась тогда, когда начали использовать пороховые мины при добыче гранита. Впервые пороховые мины для взрыва горных пород использовали в 1627 году. Тогда обнаружили касситерит. Оловянная и медная руда давали сплав твёрже меди. Началась целенаправленная добыча оловянной руды с использованием пороховых мин. Использование дорогостоящего пороха при добыче касситерита объясняется тем, что бронза для пушек состояла из 90 % меди и 10 % олова.

Таким образом, впервые олово начали добывать с использованием пороховых мин в Германии не ранее 1627 года. Тогда же начали различать олово и свинец, что зафиксировано историками. Тогда же появилась бронза и само слово "бронза", что также было зафиксировано историками. "В ... начале XVII в. появились описания изготовления латуни из соединения меди с оловом. Олово стали широко использовать для лужения поверхности листовой меди и железа" (Ястребицкая).

"Касситеритами, вероятно, называли сначала все Британские острова. По-видимому, возможность добычи олова на Касситеридах в стародавниe времена остаётся достаточно вероятной. Изучение древних оловянных предметов в Англии показало, что выплавка олова началась на Британских островах в более позднее время. Поэтому американские исследователи сомневаются в существовании там древней добычи оловянных руд. Существует мнение, что олово доставлялось с Корнуэлла и с близлежащих островов, ранее называвшихся ''Касситериды'' (ВИХ).

Итак, греческое обозначение оловянной руды связано с наименованием Британских островов. Но само слово cassiterite появилось в англиском языке в 1858 году. Этот факт свидетельствует, что выдумана древняя история и Греции, и Британских островов. Если действительно бы существовала древння история Греции и Британских островов, то слово касситерит появилось бы в английском языке в стародавние времена. Слово bronze появилось в английском языке в 1645 году. Впервые промышленную добычу олова и его переботку организовал в Англии Andrew Yarranton в 1652 году. Впервые монеты из олова достоинством фартинг и полпенни начали чеканить в Англии в ХVII веке.

В связи с изложенным латинское название олова: Stannum или Stagnum, – никак не могло войти в употребление в Риме в императорский период, потому что олово от свинца в латинском языке начали различать только в ХVII веке. Поэтому слово Stannum или Stagnum в смысле олово могло появиться в латинском языке в ХVII веке. Впрочем, слово Stagnum на латинском языке означает "стоячую воду", "пруд", "озеро" и, в переносном смысле, "море". Это подсказывает, что доставка олова осуществлялась морем, по Плинию Старшему, из Корнуэлла (Англия) уже в ХVII веке. Следует уточнить Яр. Кеслера: слово олово означало вплоть до ХVII века любой выплавленный металл или свинец.

Таким образом, если процентное содержание олова в бронзе больше 2 % – то эта бронза выплавлена не ранее 1627 года. Значит, этим временем датируются "древние" китайские, римские и греческие бронзовые монеты; погребальные курганы скифов, египетские пирамиды, где были найдено оловянные и бронзовые предметы.

4. Мотивы появления бронзового века

В 1813 году датский историк Ведел Синонсен опубликовал гипотезу о каменном, бронзовом и железом веке. Гипотеза не была подкреплена археологическими данными, но привлекла внимание других учёных. Датский археолог Кристиан Юргенсен Томсен (1788-1865), директор музея в Копенгагене, распределил собрание первобытных памятников по материалу, из которого они были сделаны, на три групы: каменного века, бронзового и железного. Свою систему он изложил в работе "Путеводитель по северным древностям" (1836). Томсен не устанавливал никаких хронологических дат, он показал только последовательную смену различных стадий развития в производстве орудий.

"Разработка периодизации в XIX начале XX вв. была тесно связана с типологическим методом, одним их основателей которого считается шведский учёный Оскар Монтелиус (1843-1921). Он ... в 1885 г. опубликовал результаты своей пятнадцатилетней работы. Учёный разделил бронзовый век на периоды и обозначил проблему начала железного века, подчеркнув, что он наступает только с всеобщим употреблением железа. По О. Монтелиусу, в бронзовом веке Северной Европы выделялось шесть стадий, последняя из которых соответствовала раннему железному веку. В абсолютных датах эта периодизация выглядела следующим образом. Период 1 (1600-1400 гг. до н.э.), Период 2 (1400-1250 гг. до н.э.), Период 3 (1250-1150 гг. до н.э.), Период 4 (1150-900 гг. до н.э.), Период 5 (900-650 гг. до н.э.), Период 6 (650-450 гг. до н.э.).

Французский учёный Жозеф Дешелетт (1862-1914) ... известен ... работой "Руководство по археологии первобытной, кельтской и гальштатской", вышедшей в нескольких томах с 1908 по 1914 гг. Он ... оставил после себя хронологическую схему эпохи бронзы и начала железного века для Франции, Бельгии и Западной Швейцарии. Система Дешелетта: Период I (2500-1900 гг. до н.э.); Период II (1900-1600 гг. до н.э.); Период III (1600-1300 гг. до н.э.); Период IV (1300-800 гг. до н.э.). Далее идут периоды раннего железного века: Гальштатт I-II (800-500 гг. до н.э.) и Латен I-III (500-100 гг. до н.э.)" (Корякова). В ХХ веке появились другие модели периодизации, но они уже существовали в изложенной парадигме.

"Как считает большинство специалистов, переход от бронзы к железу, скорее всего, осуществился из-за практических нужд. На самом деле, бронзовые орудия труда более долговечны, и для их производства не требуется столь высокая температура, как для железа. Однако бронза всегда была дорогим металлом, а бронзолитейное дело более трудоёмко, прежде всего, из-за жёсткой зависимости от источников сырья, в первую очередь, олова, которое встречается в природе гораздо реже, чем медь. По оценкам, даже в Древнем Египте добыча меди не превышала 7 тонн в год. Египтяне ввозили медь. В Центральной Европе производилось приблизительно 16, 5 тонн в год. В микенскую эпоху на Пилосе 400 литейщиков производили 1 тонну бронзы в год. В конце эпохи бронзы началось массовое изготовление бронзовых орудий, что очень быстро привело к истощению запасов олова. А это вызвало кризис производства, который, скорее всего, стал стимулом для поисков в сфере чёрной металлургии. " (Корякова)

Мотив фальсификации истории Веделом Синонсеном и Кристианом Юргенсен Томсеном прозрачен. Патриарх Моисей, написавший Пятикнижие, и первый поэт Гомер различают олово и свинец, что датирует их творчество не ранее, чем 1627 годом. Поэтому необходимо было древнюю хронологию подтвердить древней археологией.

О том, что автора Пятикнижия необходимо искать в ХVII веке, говорит факт, что "у иезуитов, работавших в конце ХVI века в качестве миссионеров в Китае, Библии ещё с собой не было, хотя они и стояли в тесном контакте с Ватиканом. Обращение в христианство осуществлялось на основе катехизисов, т.е. кратких изложений постулатов веры" (Топпер, 260).

О датировке Торы также может свидетельствовать математическое открытие П. Ферма (1601-1665), которое было обнародовано в 1636 году. "Одно из открытий Ферма касается так называемых дружественных чисел, тесно связанных с совершенными числами, так восхитившими Пифагора двумя тысячами лет раньше. Дружественными числами называются два числа, каждое из которых равно сумме делителей другого числа. Пифагорейцы совершили необычайное открытие, установив, что 220 и 284 - дружественные числа. Делителями числа 220 служат числа 1, 2, 4, 5, 10, 11, 20, 22, 44, 55, 110, а их сумма равна 284. С другой стороны, делителями числа 284 служат числа 1, 2, 4, 71, 142; их сумма равна 220.

Пару чисел 220 и 284 стали считать символом дружбы. Мартин Гарднер в книге "Математические новеллы" рассказывает, что в Средние века имели хождение талисманы с выгравированными на них числами 220 и 284, якобы способствующими укреплению любви. Некий арабский нумеролог сообщает об обычае вырезать числа 220 и 284 на плодах, один из которых влюблённый съедал сам, а другой давал съесть предмету своей страсти, как своего рода математическое средство усиления любовного влечения. Первые теологи отмечали, что в Книге Бытия Иаков отдаёт в подарок брату своему Исаву 220 животных – "двести коз, двадцать козлов". По мнению теологов, число животных, равное одному из чисел, образующих дружественную пару, свидетельствует о любви Иакова к Исаву" (Сингх).

 

Г.В.Носовский и А.Т.Фоменко обратили внимание, что в "Сказание о 150-ти псалмах" написано: "Псаломскую же книгу себо истязати остало есть , в пять книг жидове разделяют, яко же бытейския пятотворне. От первого псалма , даже до четыредесятого едину вменише книгу. От четыредесять же и перваго, вторую. От седмьдесят и втораго, до осмьдесят осьмого, третию. От осмьдесятнаго и девятаго, до ста и пятого, четвертую От тогоже даже до конца – пятая" (Псалтырь учительная. Почаевская типография, ХIХ в., без года издания. В современном репринтном переиздании Московской старообрядческой митрополии, напечатанном в 2003 году на церковно-славянском языке, лист 73 предисловия, оборот.)

Авторы пишут, давая современный русский перевод: "О книге псалмов осталось сказать следующее. Иудеи разделяют её на пять книг, так же, как и бытейское Пятикнижие (то есть Пятикнижие Моисея, первая книга которого называется "Бытие" – и отсюда и название всего Пятикнижия: "бытийское", – Авт.). От первого псалма до 40-го идёт первая книга (Пятикнижия). От 41-го – вторая. От 72-го до 88-го – третья. От 89-го до 105-го – четвёртая . От него же до конца – пятая". Далее они делают вывод: "до ХV века ПСАЛТЫРЬ НАЗЫВАЛАСЬ ПЯТИКНИЖИЕМ" ( Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Царь Славян. - СПб.: Изд. дом "Нева", 2004, с. 451) Думаю ,следует уточнить авторов в том, что по крайней мере до 1636 года в случаях, когда в текстах встречалось слово Пятикнижие, подразумевалось – Псалтырь.

5. Перегонный аппарат Глаубера

 

Масляная живопись.

 

Определение времени появления масляных красок связано с именем Джоржио Вазари, который писал якобы в 1550 году, что изобретение масляных красок для изобразительного искусства было прекраснейшим изобретением и очень облегчало работу. Это открытие совершил впервые во Франции Ян из Брюге (Ян ван Эйк, 1390-1441). До того времени художники брали яйцо, взбивали его и размельчали в нём тонкую фиговую веточку, молочко которой образовывало в сочетании с яйцом темперу для красок; этим они рисовали свои картины.

Яр. Кеслер пишет: "О времени появления в обиходе скипидара независимо свидетельствует и развитие живописи: в ХV веке братья ван Эйки ввели в употребление маслянные краски, которые можно удалять только скипидаром – других органических растворителей, кроме спирта и раствора уксусной кислоты, ещё не было" (Кеслер, 95).

Когда появились масляные краски, установить невозможно. Подтёки масляной краски подтирали тряпкой или растворяли любым растительным маслом. Но когда речь заходит о живописи масляной краской – то без скипидара действительно не обойдёшься. Дело в том, что окисленное масло даёт плёнку, называемую линоксином. А основным плёнкообразующим компонентом масляных художественных красок являются растительные масла, извлекаемые из семян некоторых растений. Масла эти делятся на четыре группы в зависимости от того, какую они образуют при высыхании плёнку.

Первую группу составляют масла типа льняного. Они сравнительно быстро высыхают и образуют твёрдую эластичную, прочную, нерастворимую в органических растворителях плёнку. К этой группе относятся: льняное, тунговое, конопляное и некоторые другие масла.

Вторую группу составляют масла типа макового. Плёкообразующая способность их значительно ниже, чем у первой группы: нанесенные на поверхность, они высыхают значительно медленнее. Полученная плёнка частично растворима в органических растворителях, а при нагревании размягчается и плавится. К этой группе относятся подсолнечное, маковое, соевое и другие масла.

Третью группу составляют масла типа оливкового. Эти масла высыхают не полностью.

Четвёртую группу составляют масла типа касторового, которые не образуют плёнки и относятся к невысыхающим маслам.

Растительные масла состоят в основном из глицеридов жирных кислот (94-98 %), небольшого количества свободных насыщенных и ненасыщенных жирных кислот (1-2 %), неомыляющихся веществ (0,5-1 %) и белковых веществ (0,5 %). Основа плёнкообразования растительных масел – содержащиеся в них ненасыщенные жирные кислоты.

Особенно широкое распространение в живописи получило льняное масло. Его изготовляют из семян льна способом холодного прессования. Масло выдерживается длительное время для "вызревания", оно обрабатывается специальным образом для удаления белковистых веществ и других включений.

Растительные масла: льняное, тунговое и конопляновое имеют твёрдые семена. Поэтому производство такого масло началось тогда, когда появился вертикальный пресс, развивающий усилие 4-5 тонн, что позволило создавать достаточное давление для производства масла. Такие прессы появились в середине ХVI века.

Разбавителями масляных красок являются органические растворители, способные к сравнительно быстрому испарению. Первый разбавитель, который стал известен живописцам – это скипидар. Но скипидаром как таковым не рекомендуется пользоваться в живописи, потому что он склонен к пожелтению и осмолению. Более желателен пимен, который представляет собой пиненовую фракцию живичного скипидара, при получении которого отделяются осмолившиеся части скипидара. Вот почему пинен применяют, как разбавитель красок и лаков в живописи. И кстати, при разбавлении красок пиненом понижаетсят их блеск.

Живичный скипидар берётся из живицы, или терпентина. Живица представляет собой смолистые выделения хвойных деревьев, то есть жидкую смолу, в которой находится живичный скипидар или, иначе, терпентинное масло. Кроме скипидара в состав живицы входят нелетучие смоляные кислоты, содержащие канифоль, воду и небольшое количество примесей. Скипидарная живица находится в смоляных ходах, которые пронизывают древесину сосен, елей, кедров и лиственниц. Застывая на поверхности стволов этих деревьев, она предохраняет их древесину от проникновения короедов, грибов и других вредных для них живых организмов.

Для добывания скипидарной живицы на стволах хвойных деревьев делают ряд неглубоких надрезов, подсочку. Выход живицы зависит от породы и вида дерева, а также от климатических условий местности. В России наиболее пригодной для подсочки является сосна обыкновенная (pinus silvestris). Одна сосна в год даёт от 0,9 до 2,0 кг живицы. Во время вытекания из смоляных ходов на поверхность ствола сосновая живица выглядит как вязкая прозрачная жидкость с приятным хвойным запахом. Затем на воздухе происходит испарение скипидара и кристаллизация смоляных кислот. Вследствие этого живица загустевает и становится мутной, как засахаренный мёд. Скипидарная живица содержит около 18 % скипидара, 75 % канифоли и 6 % воды.

Скипидар представляет собой бесцветную или желтоватую жидкость с характерным сосновым запахом. Он есть сложная смесь углеводородов, преимущественно терпеновых. Так как он – летучее, легко испаряющееся вещество, то относится к эфирным маслам. Второе название скипидара, как уже сказано – терпентиновое масло.

Выделяют скипидар из живицы методом сухой перегонки или перегонки с использованием пара. Живичный скипидар или терпентинное масло получают отгонкой летучей части живицы (сосновой, еловой, лиственной, кедровой и т.п.) при производстве канифоли. Твёрдые смоляные кислоты сплавляют в канифоль. Скипидар применяют как растворитель лаков, красок и эмалей.

Разница между сухой перегонкой и перегонкой с использованием пара заключается в том, что в первом случае не пропускают через материал используемый для перегонки пар, а просто нагревают вещество. Процесс сухой перегонки основывается на неодинаковой летучести веществ, и состоит в превращении жидкости, через кипячение, в пар, который затем путём охлаждения в холодильнике вновь сгущается в жидкое состояние. Холодильнику при этом даётся такое расположение, что сгущающаяся из паров и подлежащая отделению жидкость не может стекать обратно в сосуд, где производится кипячение, а направляется (перегоняется) в другой сосуд, называемый приёмником. Таким образом, при сухой перегонке (destillation seche, trockene Destillation, destructive destillation) происходит разложение твёрдых веществ за счёт нагревания, сопровождающееся выделением парообразных продуктов. При этом обыкновенно в пары переходит лишь бóльшая или меньшая часть взятого вещества, а часть его остаётся в перегонном аппарате в виде твёрдого остатка.

Прежде всего, при выделение скипидара из живицы в виде твердого остатка остаётся канифоль. "Для огранки твёрдых камней, чтобы их не испортить, они должны быть приклеены к оправке с соблюдением целого ряда условий. Необходимое для этого вещество ... могло быть получено ... в ХV веке: это канифоль, остаток перегонки природной смолы. В том же, что перегонка (дисциляция) возникла как технологический приём не ранее ХV века в связи с появлением технологии стеклянных трубок, сегодня не сомневается никто" (Кеслер, 63).

Когда впервые начали изготовлять стеклянные трубки, можно только предполагать, но когда начали применять стеклянные трубки и стекло в химических экспериментах – записано во всех энциклопедиях. Первым применил в своих алхимических экспериментах стеклянную посуду Иоганн-Рудольф Глаубер . Именно он изобрёл процесс перегонки с использованием холодильника, где применялись впервые стеклянные трубки, которые охлаждались в холодной воде. Глаубер соосбщил о своём изобретении в сочинении "Новые философские печи, или описание впервые открытого искусства перегонки", которое опубликовал в 1658 году.

Выделение фракции пимен из живичного скипидара возможно только при использовании перегонного аппарата Глаубера. Иными способами это сделать невозможно. И если специалисты не отмечают на картинах художников Возрождения следы пожелтения и осмоления от использования скипидара, то это значит, что пимен входил в состав разбавителя. А производство скипидара и пимена – технология не ранее, чем первой трети ХVII века.

После появления канифоли и скипидара и появилась техника масляной живописи.

Между тем, картина Яна Ван Эйка (1390-1441) The Madonna of Canon van der Paele, 1436 (Musee Communal, Bruges) не только написана маслом, но на ней виден человек, держащий в руках очки.

"Применение каменного угля для стеклоделия сделало возможным разработку технологии производства очищенного прозрачного стекла и стимулировало прогресс отрасли в целом" (Ястребицкая). Дело в том, что для изготовления прозрачного стекла необходима температура плавления 1400-1500 градусов Цельсия. Для лучшего понимания: природный температурный рубеж в 1200 градусов достигается при извержении вулкана. Такую же температуру можно получить при использовании древесного угля с принудительтным поддувом.

Считается, что первый уголь начали добывать в Руре, Германия, в 1590 году. "В 20-х годах XVII в. в Англии был найден способ очистки каменного угля. Переход металлургии на каменный уголь выводил её из тупика, в который она зашла к середине XVI в. из-за недостатка топлива. Центр металлургического производства в Европе начинает перемещаться из альпийских районов и Швеции в Англию. Это имело важные экономические и демографические последствия. Обладавшая самыми значительными запасами коксующихся углей Англия скоро стала первым его производителем и экспортёром" (Ястребицкая). Применять уголь для нагрева стеклоплавильных печей стали в Англии в 1615 году, достигнув повышения температуры в печи до 1400-1500 градусов.

Только с XVII столетия стали применяться печи, где железо производилось в жидком состоянии и с высоким содержанием углерода, то есть твёрдое и хрупкое, из которого отливался слиток" (Малинова, Малина). Дод Додлей (Dud Dudley, 1599-1684), незаконнорожденный сын лорда Эдмунда Додлея, работая на металлургическом производстве своего отца, начал экспериментировать с каменным углем при плавке железа с 1619 года, а в 1621-м получил патент об использовании каменного угля при плавке железа. В 1665 году он опубликовал об этом книгу Metallum Martis.

При производстве стеклар каменный уголь впервые применили в 1615 году, и тогда же впервые было получено прозрачное бесцветное стекло. "В XVII в. кокс получил здесь широкое применение в производственных процессах многих отраслей, требовавших высокой температуры: обжиг черепицы и кирпича, соле- и мыловарение, просушка мальта. Применение каменного угля для стеклоделия сделало возможным разработку технологии производства очищенного прозрачного стекла и стимулировало прогресс отрасли в целом" (Ястребицкая).

Появление бесцветного прозрачного стекла в 1620-х годах позволило В. Снеллиусу сформулировать около 1620 года так называемый Снелля закон преломления. Тем самым была заложена основа геометрической оптики, фундамент которой впоследствии был завершен Декартом и Фермой. Первые стёкла в окнах появились во дворце Людовика ХIV (1638-1715).

История зафиксировала одновременность начала применения каменного угля при плавке металла и изготовления стекла. Таким образом, температурный рубеж 1400 градусов был преодолён в 1620-х годах. Соответственно появление канифоли и прозрачного бесцветного стекла в 1620-1630 годах позволило изготовить первые линзы не из хрусталя, а из стекла. Иоган Кеплер (1571-1630) открыл, что глаз обладает свойством оптического аппарата. Так появились первые очки со стёклами. В России первые упоминания об очках относится к 1636 году. Называли их тогда мелкорезами. Другими словами, в России очки со стёклами уже были отражены в письменных источниках через 20 лет после получения в Европе прозрачного стекла. Первые очки с заушниками начали изготовлять в середине ХVIII века.

Тем самым Яна Ван Эйка вместе с его картиной следует датировать по двум показателям: очкам и масляной живописи, которая появилась не ранее первой трети ХVII века. Ван Эйк был художником ХVII века, а фальсификаторы истории перенесли его в ХV век. Точно также как А. Дюрера и Д. Хопфера с их офортами перенесли в ХVI век. Что же касается автора Джоржо Вазари (1511-1574) итальянского живописца, архитектор и писателя эпохи маньеризма, автора книги "Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих", которая остаётся практически единственным источником сведений о жизни и творчестве итальянских художников Возрождения (издания были в 1550 и 1568 годах), то его необходимо искать позже первой трети ХVII века.

Использование канифоли при шлифовке драгоценных камней и стёкол позволило изготовить и первый микроскоп, и первый бриллиант. В сочинении А. Кирхера, вышедшем в 1646 году, содержится описание простейшего микроскопа, названного им "блошиным стеклом". Прибор состоял из лупы, вделанной в медную основу, на которой укрепляли предметный столик, служивший для помещения рассматриваемого объекта; внизу находилось плоское или вогнутое зеркало, отражающее солнечные лучи на предмет и таким образом освещающее его снизу. Лупу придвигали посредством винта к предметному столику, пока изображение не становилось отчётливым и ясным.

Под бриллиантом обычно понимают гранённый шлифованный алмаз. Основанием классического бриллианта является двойной усечённый конус с общими основаниями, причём нижней конус имеет лишь небольшую площадку, верхний – более широкую, он срезан примерно на половину высоты конуса. На обоих конусах шлифуются по восемь основных боковых граней, срезанных так, что получается венец треугольничков. Хорошая шлифовка сосредотачивает и усиливает игру света, когда лучи преломляются гранямибриллианта и камень переливается всеми цветами радуги. Первый бриллиант, заказанный кардиналом Мазарини (1602-1661), увидел мир в 1660 году.

Существует легенда об открытии метода двойной перегонки, которой и сейчас пользуется в создании коньяка. Рассказывают, что Шевалье Жак де ла Круа-Маррон, шарантский алхимик и любитель вина, как-то заснул и увидел кошмарный сон, в котором его мучают черти за то, что он плохо очищал спирт. И чтобы избавиться от адовых мук, он должен перегнать его во второй раз. Проснувшись, шевалье немедленно решил во второй раз пропустить виноградный спирт через дистилляционный аппарат. Но вместо секрета философского камня ему открылся секрет коньяка: двойная перегонка превратила спирт в более крепкий, но на вкус более приятный напиток. Коньяк был получен впервые в 1641 году; первый коньячный дом Ожье (Augierе) появился во Франции в 1643 году.

В Московии в 1649 году был введён термин "Простое вино", который обозначал хлебный спирт однократной перегонки из раки или фактически вторую перегонку первично заброженного затора. Это был базовый полуфабрикат, из которого получали все марки водок и хлебного спирта в России.

 

Эфирные масла.

 

Духи, говорят, впервые начали употреблять в античные времена. Затем их забыли. В средневековой Европе духи не употребляли. Опять о них "вспомнили" в эпоху Возрождения. Затем опять забыли. Только при дворе Людовика XIV дамы снова начали потреблять духи и расходовали их в изобилии, чтобы заглушить неприятный запах, исходящий от тела. Мыться было не принято. С тех пор духи уже никто не забывал.

Эфирное масло из цитрусовых извлекают методом прессования; затем их смешивают с водой. Так получили первые благовония. Затем технология усложнилась: появился метод настаивания или мацерации, который применяли при переработке душистых цветков. Цветки раскладывали на жирной поверхности, которую нагревали до 60-70 градусов Цельсия. На одном и том же жире настаивание новых порций цветков повторялось до 10-15 раз. Модницы натирались получивщшимсся в результате этих действий душистым жиром. Когда появились такая технология – можно только предполагать. Но вот, когда появились первые духи, уже можно установить с некоторой точностью.

Основной компонет духов – эфирные масла. Основной способ получения эфирных масел – перегонка с водяным паром. Куски листьев, стеблей, цветов, плодов, семян, древесины, коры, корней и смолы обрабатываются паром, при этом эфирные масла высвобождаются, соединяются с паром и возносятся вверх. В охладителе перегонного аппарата пары вновь сжижаются. Так как эфирные масла легче воды, они остаются на её поверхности и могут быть легко отделены. Оставшаяся вода, содержащая следы эфирных масел, называется гидролятом. Такую душистую воду мы знаем как разные виды розовой воды. Средний выход эфирного масла из 100 кг растительного сырья разный. Так, эвкалипт даёт из ста кг сырья 3 кг масла, лаванда – 2,9 кг, шалфей – 1,4-1,7 кг, ромашка – 0,7-1,0 кг, и т.д. Для получения 1 кг эфирного масла розы необходимо переработать 1-2 тонны лепестков растения, а из 100 кг цветков горького апельсина получают всего 50 г эфирного масла.

Метод перегонки с использованием холодильного аппарата был изобретён Глаубером. Знаменитое открытие в парфюмерии итальянеца Маурицио Франживани было в том, что он впервые получил духи при растворение душистых веществ в чистом винном спирте. Своё открытие он мог сделать в ХVII веке, но не в ХVI-м. Чистый винный спирт получался методом двойной перегонки. Эфирные масла добываются при использовании перегонного аппарата Глаубера. Опять наличествует столетний сдвиг. Тогда понятно, почему придворные дамы Людовика ХIV впервые получили возможность пользоваться духами!

В отличие от Франции, в богобоязненных Англии и Голландии XVII – XVIII веков было запрещено пользоваться косметическими средствами и духами. В Московии "всякие душистые воды и мыла" были в большом почёте при царском дворе. Ароматы и бальзамы (духи и помада) изготовлялись в Царской аптеке и сберегались в золотых, серебряных и костяных ароматниках (флаконах). В 1679 году было сделано для царя Фёдора "12 ароматников одинаких, да два больших о шести мест, розвертные"; в 1680 году ещё "6 ароматников слоновой кости больших, 4 тройных, 2 одинаких"; и в этом году ещё дважды поставлялись в царские хоромы "ароматники", в том числе и из рыбьей кости. Изготавливались, кроме того, особые ящички, погребцы с различными стеклянными и фарфоровыми сосудами, в которых владельцы хранили разные духи.

В "Истории носильщика и трёх женщин из Багдада" в "Тысячи и одной ночи" читаем: "И она остановилась около торговца благовониями и взяла у него десять разных вод: розовую воду, смешанную с мускусом, апельсиновую воду, воду из белых кувшинок, из цветков вербы и фиалок и ещё пять других. И она купила ещё головку сахара, склянку для опрыскивания, мешок ладана, серую амбру, мускус и восковые свечи из Александрии, и всё это положила в корзину и сказала: "Возьми корзину и иди за мной" ...

Появление розовой воды связано с появлением перегонного аппарата Глаубера. Поэтому следует согласиться с аргументацией Н.А. Морозова о том, что основная часть "Тысячи и одной ночи" написана по-французски офицером Галланом для придворных французского короля между 1707 и 1713 годами, а найденные затем её арабские рукописи представляют собой исправленные и дополнительные переводы с французского оригинала.

В XVIII веке духи окончательно разделились на мужские и дамские. Одеколон изобрёл итальянец Джовани Мари Фарина, после того как он открыл в Кёльне в 1709 году парфюмерную лавочку, где впервые и появилась душистая вода. Когда в 1766 году он умер, сыновья развернули целую парфюмерную фабрику. Фарина и сыновья готовили свою воду на виноградном спирте высшего качества, который завозили из Италии. Душистые масла тоже были естественными. За долгие годы выдерживания в кедровых бочках частицы спирта пропитывались эфирными маслами, что давало неповторимый букет типа винного. Однако вода из Кёльна (еаr de Cologne) так бы и осталась неизвестной миру, если бы Наполеон не прельстился этой водой и повелел завозить её из Германии.

Итак, "забывчивость" на духи пропала тогда, когда появился перегонный аппарат Глаубера, а все описания духов, сделанные до того, следует отнести к историческим сказкам. И писали эти сказки, скорее всего, монахи. Потому что обычный мужчина, живя в семье и вообще общаясь с женщинами, прекрасно понимает, что ни одна женщина не забудет косметические средства, которые усиливают её красоту.

 

Скрипичные инструменты.

 

В связи с датировкой появления скипидара необходимо уточнить Яр. Кеслера, который писал: "Без скипидара невозможно было также приготовить лак, которым теперь покрывают все струнные инструменты. Первые скрипичные мастера, начавшие варить лак, появились в середине ХVI века: Андреа Амати в Кремоне, Гапаро Бертолотти и Джованни Маджини в Брешии. ...Именно ХVI век был веком технологии изготовления музыкальных инструментов, предопределившим появление современной музыкальной культуры, традиционно ведущей отсчёт с ХVII века". С другой стороны, как сообщает Кеслер, "В ХШ – ХV веках музыкальный арсенал цивилизации технически мог состоять только из трёх групп инструментов: деревянных духовых, струнных щипковых и древнейших – ударных" (Кеслер, 96).

Для скрипичных инструментов нужен не только лак, чтобы покрвать им инструменты, но и канифоль, чтобы смазывать смычок. Дело в том, что звук на скрипке извлекается хитрым способом, не имеющем аналогов ни в каком другом классе струнных инструментов. По струне ведётся смычок, который представляет собой пучок натянутого конского волоса – грубого, шершавого и жёсткого. Перед исполнением этот пучок натирается сосновой смолой, канифолью. Волос при этом действует не хуже напильника, превращая канифоль в белый липкий порошок. Если теперь смычок положить на упругую струну, он немедленно к ней прилипнет. Когда смычок тянется вперед, струна натягивается, пытаясь следовать за ним. В какой-то момент ее упругость пересиливает клейкость канифоли, струна "срывается" с этой точки смычка и совершает практически свободное движение в обратную сторону. Пока струна проскальзывает, канифоль ей почти не препятствует, скользит. Но как только струна попытается двинуться снова попутно со смычком, она снова прилипает к нему. В итоге получается равномерное движение в одну сторону и синусоидальное – в другую.

Cкрипка и другие скрипичные: альт, виолончель и контрабас, могли появиться не ранее второй трети ХVII века, когда Глаубер изобрёл перегонный аппарат с использованием стеклянных трубок и охлаждающей камеры, что позволило получить первые скипидар и канифоль. Поэтому Андреа Амати из Кремона, Гапаро Бертолотти и Джованни Маджини их Брешии изготовляли свои первые скрипки не в ХVI-м, а в ХVII веке. Опять наблюдается столетний сдвиг. Старинный музыкальный инструментарий: деревянные духовые, струнные щипковые и ударные были вне конкуренции до второй трети ХVII века.

Вместо заключения

Своё исследование я начал с мнения классика исторической науки ХIХ века Генриха Бокля. А закончить хочу мыслью классика исторического цеха ХХ века Бронислава Малиновского: "Чем бы вы ни занимались: реконструированием исторических событий, полевыми исследованиями в племени дикарей или в цивилизованном сообществе, анализом статистики или умозаключениями, основанными на изучении археологического памятника или находки, относящейся к доисторическому прошлому, – в любом случае каждый ваш вывод и каждый аргумент должны быть выражены в словах, а значит, в понятиях. Всякое же понятие, в свою очередь, является результатом некоторой теории, предполагающей, что одни факты бывают значимыми, а другие – случайными и привнесёнными, что некоторые факторы определяют ход событий, а иные – лишь побочные эпизоды, и что на то, что событие происходит так, а не иначе, влияют отдельные личности, массы или материальные силы природы. Теория, которая оказывается ошибочной, должна быть исправлена, если обнаружится, в чём она ошибочна. Следовательно, необходимо непрекращающееся перекрёстное оплодотворение опыта и теоретических принципов. В действительности наука начинается там, где общие принципы должны подвергаться проверке фактами и где в человеческой деятельности практические вопросы и теоретические отношения релевантных факторов используются для манипуляции реальностью. Следовательно, минимальное определение науки неизменно подразумевает существование общих законов, поля эксперимента или наблюдения, а также не в последнюю очередь проверку академических рассуждений практическим применением".

Замечательные открытия Иоганна Глаубера изменили мир. Затем фальсификаторы истории последствия его научных достижений раскидали по векам. В результате появились Роджер Бэкон, Фра Боневертура и многие другие. То же самое было и с другими учёными, литераторами, художниками конца ХVI – ХVII веков, о которых мы знаем только их достижения, но не знаем о них ничего, потому что их творения раскиданы по векам и приписаны учёным, биографии которых выдуманы. Поэтому эту работу я посвящаю их памяти.

 

Литература

Баранов В. Материалы и технология изготовления средневековой рукописной книги. В кн. Средневековая рукописная книга. Будапешт. Факультет Медиевистики Центрально-Европейского Университета. Элекстронная версия: http://www.ceu.hu/medstud/manual/MMMru/frame5.html

Безвременье и временщики. Воспоминания об "Эпохе дворцовых переворотов" (1720-е - 1760-е годы). Л.: Художественная Литература, 1991.

БСЭ – Большая Советская энциклопедия. Третье издание., 1969-1978 г.г.

Гийом Левассер-де Боплан и его историко-географические труды относительно Южной России. Киев, 1901.

Бокль Генри. История цивилизаций. История цивилизации в Англии. В 2 томах. М.: "Мысль". 2000. Печается по: Бокль. История цивилизации в Англии. Перевод А.Н. Буйницкого, СПб., 1895

Воейкова И.Н., Митрофанов В.П. Ярославль. Из серии "Города-музеи". Л.: Аврора, 1973.

ВИХ – Всеобщая история химии. Возникновение и развитие химии с древнейших времён до XVII века. АН СССР. Институт истории естествознания и техники. М.: Наука, 1980. Электронная версия: http://cloud.prohosting.com/grokhovs/chemhist.html

Голыженков И.А. Роты мушкетеров "Мэзон дю Руа" 1622-1721. // Библиотека ВИК №30. - М., 1989 г. Электронная версия: http://history.scps.ru/musket/01.htm#01

Денисон Дж. История коницы. В 2-х томах. М.: АСТ, 2001.

Исторический рассказ о торжественном въезде знаменитейших и превосходнейших господ Станислава Казимира Биеневского, генерала и черниговского воеводы, Киприяна Бростовского литовского рекетмейстера, и Н. Шмелинга вице-префекта королевства и королевского пристава, посланных светлейшим Иоанном Казимиром польским королём и великим князем литовским, к светлейшему Алексею Михайловичу московскому князю в качестве чрезвычайных послов в столичный град Московии, также и о их приветствовании того великого князя, о заключении с ним мирного договора, в чём дано было им клятвенное обещание, и наконец о их выезде оттуда. – Переведено с польского наречия на латинские вирши и с покорностью посвящено Светлейшему принцу Косьме Медичи, третьему того имени великому герцогу Этрусскому, по случаю его приезда в город Гамбург Станиславом Лубиенецем Лубьеницским ролицким польским кавалером // Бумаги флорентийского Центрального архива, касающиеся до России. Итальянские и латинские подлинники, с русским переводом графа М. Д. Бутурлина. - Ч.II. - М., 1871. - С. 394-431. - в кн. М. Международные отношения. 1991. Проезжая по Московии.

Калюжный Д.В., Кеслер Я.А. Другая история Российской империи. М.: Вече, 2004.

Козлов В.П. Фальсификации исторических источников: источниковедческий, историографический, архивоведческий аспекты. М.: 2000. Электронная версия: http://iai.rsuh.ru/jubiley/arhivistika/p4.html

Корякова Л.Н. Археология раннего железного века Евразии. Общие проблемы. Железный век Западной Европы. Екатеринбург-2002. Электронная версия: http://virlib.eunnet.net/books/ironage/part1/problems.html

Максимова М.И. Сырьевая база и первичная обработка материалов. В кн. Эллинистическая техника. Сб. стат. под ред. акад. И.И. Толстого. Изд-во АН СССР, М., Л., 1948. Электроная версия: http://hbar.phys.msu.ru/gorm/ahist/hellen/hellen.htm

Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое: Эксперимент раскрывает тайны древних эпох. Пер. с чеш. М.: Мысль, 1988. Электронная версия: http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/malinova.htm#glass

Носов К. Русские крепости и осадная техника VIII – ХVII вв. М.: Полигон, 2003.

Погосян Е.А. Пётр I – архитектор российской истории. СПб.: Искусство-СПБ, 2001.

Сингх Саймон. Великая теорема Ферма. МЦНМО. 2000 Электронная версия: http://www.ega-math.narod.ru

Соболева Т.А., . История шифровального дела в России. М.: ОЛМА-ПРЕСС-Образование, 2002.

Соболевский А.И. . Славяно-русская палеография. Санкт-Петербург, 1908. Электронная версия: http://www.textology.ru/drevnost/sobolevsky.html

Тихомиров М.Н. Древняя Москва. 12-15 век. Средневековая Россия на международных путях. 12-15 век, М.: Московский рабочий, 1992.

Топпер Уве. Великий обман. Выдуманная история Европы. СПб.: ИД "Нева", 2004.

Урланис Б.Ц. . История военных потерь. М.: Полигон, 1999.

Херасков И.М. Происхождение масонства и его развитие в Англии ХVIII и ХIХ веков. В кн. История массонства. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

Яковлев В.В. История крепостей. М.: ACT; СПб.: Полигон, 2000.

Ястребицкая А.Л. Материальная культура и образ жизни в Европе на исходе Средневековья. История Европы. Т. 3. От Средневековья к новому времени. М.: Наука, 1993, с. 16-40.

Websters"s Encyclopedic Unabridged Dictionare of the English Language,-Thunder Bay Press , 2001.