Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Евгений Габович (Германия)

История евреев под знаком вопроса

211. Израильтяне – народ совсем древний, они встречаются уже у Гомера.

212. Для израильтян саранча – всё равно, что для нас овёс.

214. Моисей велел перевести Библию на латынь.

Афоризмы из книги Хельмута Минковского

"Самое крупное насекомое это слон. Перлы профессора Галлеттиса"

 

 


Чтобы усомниться в правильности традиционной версии истории евреев, не нужно изучать историко-критические книги, которые артикулируют различные сомнения в достоверности картины нашего далёкого прошлого, порой мимоходом выражая скепсис по поводу неестественной длины еврейской истории. Достаточно просто полистать книги по истории евреев. Минимальной критичности взгляда достаточно, чтобы увидеть: вместо описания реального прошлого нам пытаются подсунуть мешанину из мифов и легенд, расхожих мнений и художественных произведений квази-исторического содержания.

Одно только изучение списков литературы этих книг приводит к неудобным для историков вопросам. Откуда почерпнуты исторические сведения по истории евреев, если отвлечься от такого сказочного "исторического" источника, как Библия? Почему история евреев, растянутая на три с лишним тысячи лет, описывается в основном со ссылками на книги сравнительно недавнего производства? Не списывают ли новые поколения историков историю евреев из книг предыдущих поколений собратьев по цеху исторических выдумок? Не делали ли и предыдущие поколения историков то же самое?

Где же исходная база их знаний о еврейской истории?

В списке литературы, приведённом в атласе Гильберта по истории евреев, почти все указанные в списке книги изданы в XX столетии, за исключением четырёх. Но и они были опубликованы в два последних десятилетия XIX века. Список литературы в конце двухтомной книги "История евреев" [Грейзель], хорошо известной и англоязычному, и французскому читателю, тоже состоит в основном из книг, напечатанных в XX или, в крайнем случае, в XIX веке. Так, в разделе "Произведения общего характера" только одна книга издана в конце XIX века. Это – знаменитый многотомник Грэца (см. [Грэц2]). В списке литературы по периоду между разрушением первого и второго храмов – похожая картина: три произведения из XIX-го, а все остальные – из XX века. В литературе к периоду до 1000 года н.э. снова на фоне книг XX века фигурирует только одна книга, изданная еще в XIX веке, а именно Талмуд, который, как мы увидим ниже, едва ли годится на роль исторического источника.

Бывает, предлагаемый список литературы снабжён пояснением, что это, мол, литература для дальнейшего углубления в тематику. Поэтому указание на то, что в этом списке фигурируют в основном книги немногих последних столетий, может быть легко отражено таким "весомым" аргументом: читателю, мол, легче находить именно книги последнего времени. Вот и список литературы к книге Даниэль-Ропса "История богоизбранного народа" снабжён заголовком "Дополнительные сведения о литературе для немецкого читателя" (см. [Даниэль-Ропс]). Похоже, что авторы этих книг сами не чувствуют себя уютно в описанной ситуации.

Не потому ли некоторые из них стараются вообще не публиковать списка использованной литературы? Так, бросающееся в глаза отсутствие на 448-ми страницах книги какого-либо вообще списка литературы в "Повести тысячелетий. Сжатый очерк истории еврейского народа" [Марголин], оказывается не единичным явлением. Совсем без списка литературы обходятся, например, книги профессора-археолога Аббы Эбана "Мой народ. История евреев" и "Наследие. История еврейства" [Эбан,1 и 2]. Нет списка литературы и в книге по истории польского еврейства [Фукс]: ни в её конце, ни в отдельных статьях, ни даже в статье об истории еврейского книгопечатания в Польше.

Возникает законный вопрос: не есть ли еврейство на самом деле явление Нового времени, сброшенное историками в бездонный колодец древности в результате неверных представлений о динамике развития человеческой цивилизации? Существовала ли вообще у евреев историография, позволяющая говорить о безумной древности евреев? Что говорят на эту тему еврейские источники информации?

Когда я заинтересовался этим вопросом, мне и в голову не могла прийти мысль о том, что еврейская история так мало обоснована историографически, как это оказалось на самом деле. Однако после прочтения следующей главы читатель поймёт, что о существовании на протяжении тысячелетий еврейской историографии (а без неё какая вообще история возможна?!) мы говорить не можем.

Сомнения в традиционной истории евреев, в её достоверности, а также выяснившееся практическое отсутствие еврейской историографии побудили меня дать в отдельной главе обзор альтернативных материалов о возникновении еврейской религии и о прошлом евреев. И если ещё рано говорить о реконструкции действительного прошлого евреев, то, по крайней мере, полезно ознакомиться с разными точками зрения на сей счёт и задуматься самому, как на самом деле могло возникнуть и развиваться еврейство.

 

Когда была написана история евреев?

 

710. В этой науке мы ещё не продвинулись дальше, чем мы были в ней продвинуты в древности.

715. При пении нужно открывать рот.

717. Все певцы были тенорами, и дамы тоже не умели петь.

Афоризмы из книги Хельмута Минковского

"Самое крупное насекомое это слон. Перлы профессора Галлеттиса"

 

Вынесенный в заголовок настоящей главы вопрос вплотную примыкает к вопросу о времени написания Библии (точнее, Ветхого Завета), хотя и не исчерпывается последним. Я буду исходить из даты "не ранее 1530 года", которой придерживается Эдвин Джонсон в своей книге "Письма Павла" [Джонсон]. Этот английский профессор-теолог в конце своей жизни, уже после выхода на пенсию, смог себе позволить обнародовать результаты исследований, которые он проводил в течение всей своей жизни. Один из этих результатов резко противоречит расхожим представлениям о древности Библии и христианства. Джонсон пришёл к выводу, что до указанного года – то есть в начале XVI века, современного канона Библии ещё не существовало, и католическая церковь обходилась без Библии. Да и сама эта церковь сформировалась около 1500 года.

До Вселенского Собора, созванного якобы в 1545 году, и который проходил вроде бы в Тироле и в Северной Италии вплоть до 1563 года (он известен сегодня под названием Тридентского), Вульгата ("народная", "общедоступная" Библия на латыни) согласно Джонсону ещё не существовала. Именно Тридентский собор объявил Вульгату в 1546-м аутентичным текстом Библии. Именно этот Собор подвёл черту под формированием католической церкви, завершив её размежевание с протестантами. Кстати, Джонсон отмечает, что до 1533 года в Англии ни о какой хронологии говорить не приходится; он полагает, что все даты до этой были придуманы позже на основании каких-то расчётов.

Окончательный вариант текста Библии, принятого католической церковью в качестве официального, был опубликован в 1589-1592 годах.

Относительно библейских рукописей Джонсон убеждён, что они возникли уже после распространения книгопечатания, а их изготовление на основе печатной Библии не было завершено еще даже в 1570 году. Но и после этого, хотя интенсивность производства библейских рукописей, а также рукописных версий всей Библии со временем снизилась, их писали во все последующие века, в том числе при жизни Джонсона.

Библия Гутенберга (напечатанная якобы в 1456-м) – это, скорее всего, одна из сказок историков, возникшая после того, как в XVI веке или ещё позже кому-то понадобилось "доказать" существование Библии уже в середине XV века. Джонсон не исключал возможности того, что датировка изданий Библии была осуществлена задним числом. Чрезвычайно высокое типографское качество "гутенбергского" издания свидетельствует о том, что данная Библия могла быть напечатана только после долгого периода развития нового типографского искусства. Я не говорю уже о том, что традиционная дата изобретения книгопечатания тоже нуждается в радикальном пересмотре, ибо никак не укладывается в созданную самими историками традиционную картину.

В конце книги Джонсон затрагивает проблему еврейства. Он считает, что около 1500 года уже существовал еврейский текст Торы, хотя и сомневается в том, что в нём не были сделаны существенные изменения после 1500 года. В то же время Тору вряд ли реально начали писать задолго до названной даты. Джонсон, как и Топпер, рассказавший о книге Джонсона в статье [Топпер], убеждены, что именно в это время активно, чтобы не сказать в спешке, писались как раннехристианские, так и еврейские книги, в том числе и главы Торы и Талмуд. Эта гонка по созданию и оформлению религиозных учений в следующем веке, когда создавалась хронология, была растянута по времени на тысячелетия, а её начало отодвинуто в легендарное прошлое. Я считаю, что произошло растяжение хронологии по меньшей мере в двенадцать раз из-за перехода от месячного календаря к солнечному. В отдельных случаях искажение хронологии было и того больше, как результат начавшегося свободного фантазирования на хронологические темы.

Марголин в книге "Повести тысячелетий", которая – как я отмечал выше – благополучно обходится без библиографии, называет Азарию де Росси (1514–1578) отцом еврейской исторической критики, что в принципе укладывается в приведённую выше в связи с Библией хронологическую схему [Марголин]. Однако само существование еврейской исторической критики на столь раннем этапе, когда еврейская историография даже согласно недостоверной традиционной истории, как мы увидим ниже, ещё только зарождалась, представляется мне подозрительным.

Это сомнение подтверждает и чтение истории евреев Саломона Грейзеля (я располагаю только французским её переводом), в которой на стр. 552 первого тома о де Росси сказано: "Son livre d'histoire et de littérature juives, Me'or Enayyim (La Limière des Yeux) pourait avoir été écrit par un historien du XIXe siècle" [Грейзель]. То есть названная в цитате книга "Меор эйнаим" ("Свет очей") Азарии де Росси могла бы быть написана неким историком в XIX веке. Здесь имеется в виду дух этого произведения, скорее отвечающий настроениям XIX века, чем предполагаемому времени жизни де Росси. Ещё одно мое сомнение связано с тем, что фамилия де Росси указывает на происхождение семьи критика из России. Но о России слишком рано говорить в связи с эпохой, когда жили отец и дед де Росси. К тому же, согласно ТИ, в России и во время его жизни ещё не было никаких евреев.

В общем, зарождение еврейской исторической критики в конце XVI века вызывает некоторое подозрение. А как обстоит дело с зарождением и существованием еврейской историографии?

 

А существует ли вообще еврейская историография?

 

Книгу де Росси вместе с Библией и с хронологическими книгами Скалигера и Ньютона, в большой части посвящённых библейской хронологии, следует, таким образом, исключить из поиска ответа на заданный в этом заголовке вопрос. Да и сам вопрос нужно сузить и перефразировать следующим образом: в какой книге впервые рассказывается история европейских евреев и вообще послебиблейская история евреев. Ведь согласно ТИ евреи ещё в I веке н.э. были рассеяны по всему свету, в том числе попали и в Европу, в первую очередь, якобы, в современную Италию. Но и до этого они жили и в Вавилонии, и в Персии, и в Египте (огромная колония в Александрии), и в Малой Азии.

Для лучшего понимания того, о какой истории евреев должна идти речь, посмотрим на еврейскую диаспору несколько подробнее. В статье [Смарт] "Атласа мировых религий" на стр. 120 приведена карта "Еврейская диаспора в границах Римской империи". Она фиксирует сведения историков о расселении евреев по Римской империи на начало II века н.э. Легенда к этой карте содержит следующие три категории, призванные характеризовать еврейское расселение по странам вокруг Средиземного моря:

Города с большими еврейскими общинами

Области с большой плотностью еврейского населения

Еврейские поселения

Города с большими еврейскими общинами – это Александрия, Дамаск, Антиохия на севере Сирии; Ктесифон, Пумбедита и Нехардея в Месопотамии; Эфес в Малой Азии и Коринф в Греции. Восточнее границ империи указан город Хулван в Персии, как имеющий большую еврейскую общину.

Области с большой плотностью еврейского населения существовали тогда в трёх частях Старого Света:

В Африке – вся дельта Нила, область вокруг Карфагена и область в Нумидии существенно западнее и чуть южнее Карфагена.

В Азии – вдоль всей долины Тигра, на Евфрате, на севере Малой Азии в районе Синопа и в девяти других её частях, в современном Ливане, в Сирии и на всем Кипре.

В Европе – на юге Греции, в Сицилии, на материковой части Италии (шесть областей расселения), во Франции (около Марселя и западнее его на побережье Средиземного моря, на Роне, на Луаре и в приальпийской области), в Рейнской области Германии и на юге Испании.

Наконец, еврейские поселения покрывают многие из областей Римской империи, не указанные в предыдущей категории расселения. В Египте указаны два поселения вне перечисленных выше областей расселения, имеющих большую плотность еврейского населения; в Сирии три; в Малой Азии восемь: в Месопотамии пять; в Греции восемь; на Мальте одно. В Италии три, в Германии два, во Франции одно, в Испании – шесть.

Вне границ империи указаны два поселения в Аравии, Сура в Месопотамии, и три поселения в Персии.

Сведений о расселении евреев в Эфиопии (тамошние фалаши считали себя евреями со времён царицы Савской), по странам Прикавказья (в городах Грузии и Армении, например, или татов в Дагестане), в Средней Азии, в Китае и Индии атлас мировых религий не содержит. Зато атлас Гильберта на стр. 14 сообщает, что евреи начали селиться в Индии около 175 года до н.э. Но и без этого возникает картина столь широкого расселения евреев по Старому свету, что одним угоном их в римский плен императором Титом возникновение такой разветвлённой диаспоры не объяснить.

Согласно версии ТИ, евреи должны были к рассматриваемому времени иметь длительное – в том числе и европейское – прошлое. Исходя из простого здравого смысла они, будучи "народом" книги, имея многовековую (согласно ТИ) традицию грамотности, будучи древнее самих древних греков, просто должны были завалить все библиотеки всего Старого света своими историческими сочинениями.

А как же обстоят дела с еврейской историографией на самом деле? В испанской книге "История евреев в Испании" профессора Адолфо де Кастро, изданной в 1847 году ([Кастро], она у меня есть в препринте 1992 года) называются книги XVI–XVII веков, из которых автор черпает отдельные сведения. Эти книги отнюдь не специально написаны для освещения истории евреев, однако важно, что книги и другие историографические сочинения предыдущих пятнадцати веков не указываются вовсе. Правда, в подзаголовке книги Кастро утверждается, что в ней использованы редчайшие документы, но никаких ссылок на документы, датируемые XV веком или ещё более ранними временами, нет. И это – в книге, первая часть которой посвящена появлению евреев в Испании якобы уже во времена вавилонского пленения и их истории вплоть до возникновения в Испании арабских халифатов!

Шеститомная "Популярная история евреев" Хайнриха (Генриха) Грэтца 1888 году, которая у меня есть на немецком языке, почти не содержит ссылок на другие книги. Она – просто упрощённая версия его же, Грэтца, 11-томной "Истории евреев с древнейших времён до нашего времени" (1853–1876, русский перевод 1873–1900), которую я читал лет тридцать тому назад в Москве по-русски. До сих пор помню ощущение чтения занимательно написанного исторического романа, а не историографического исследования. А ведь на этом позднем классике еврейской историографии покоится большинство книг по еврейской истории.

В общем, как уже отмечено, еврейская историогирафия была в основном исследована в XX веке, – отсюда и те перекосы, о которых сказано выше. В английском "Атласе еврейской истории" Мартина Гилберта приведены четыре страницы книжной библиографии, но почти все они – как я уже отмечал – опубликованы в XX веке. Та же картина и в книге Нахума Гидала "Евреи в Германии с римских времён до Веймарской Республики": здесь тоже на нескольких страницах перечислены в огромном количестве книги ХХ века и приведены всего четыре, изданные в самом конце XIX века.

А теперь давайте покопаемся в биографии Грэтца. В вышедшей в 1836 году книжке Рафаэля Гирша "19 писем об иудаизме" речь шла ещё только о библейском периоде истории евреев. С 1844-го в Германии выходил "Журнал по религиозным интересам иудаизма" Захарии Франкеля, и в 1846-м Грэтц опубликовал в томе 3 этого ежегодника статью "Строение еврейской истории", содержащей общий план изложения еврейской истории, который он впоследствии реализовал в своих книгах. В том же году он опубликовал свою диссертацию "Иудаизм и гностицизм". С 1851 года был организован выпуск "Ежемесячника истории и науки иудаизма" Франкеля, в котором Грэтц стал сотрудничать. В 1853 году началось издание 11-томной "Истории евреев …" Грэтца, причём первым вышел её 4-й том. Книга вызвала повышенный интерес! Так неужели в середине XIX столетия история евреев была ещё так мало известна?

На самом деле, 11-томная история Грэтца не была первым изданием по еврейской истории. Оказывается, у неё были даже две предшественницы. Еврейский автор Исаак М. Йост издал в 1820–1829 годах девятитомную "Историю израэлитов со времени Маккабеев до наших дней", а за сто с лишним лет до него (в 1707) протестантский писатель Жак Баснаже де Боваль напечатал в Роттердаме пять томов своей "Истории религии евреев". По этому поводу Электронная Еврейская Энциклопедия, изданная в 2005 году Ассоциацией по исследованию еврейских общин в Иерусалиме, пишет:

"Хотя критический подход к изучению истории евреев (в основном периода Второго храма) появляется уже в книге Азарии де Росси "Меор эйнаим" ("Свет очей", 1573), однако систематические труды по еврейской истории, отличающиеся от средневековых хроник (см. Историография. Еврейские хроники), появляются лишь с начала 18 в. Уже в первом и важнейшем из них – "История и религия евреев со времен Христа и до наших дней, служащая дополнением и продолжением истории Иосифа Флавия" (на французском языке, в 7-ми томах, 1706–11) франко-голландского теолога и историка Ж.К. Банажа – появляется идея, господствовавшая вплоть до второй половины 19 в.: еврейская история резко разделяется на две эпохи – библейскую (окончательно завершившуюся с появлением Иисуса) и послебиблейскую. Несмотря на многочисленные литературные недостатки книги и незнание автором еврейских первоисточников, она получила широкую литературно-общественную известность". (Цититируется по http://www.eleven.co.il/print.php?id=12920)

Возникает подозрение, что до 1700 года никакой истории евреев не существовало вовсе! (Совсем крамольный комментарий к этой гипотезе: а, может быть, и самих евреев тоже ещё незадолго до этой даты не существовало?) Напоминаю, что из отсутствия истории не вытекает отсутствие её объекта, ибо история есть только модель прошлого, а не само это прошлое. Другое дело, что как раз в случае евреев было бы крайне наглым противоречием все той же великой ТИ утверждать, что евреи существовали, но книг про своё прошлое не писали. Может быть, всё-таки писали, но по-еврейски, и потому весь остальной мир ничего об этом не знал?

Может ли такое быть, чтобы недавно возникшие итальянцы публиковали в эпоху Ренессанса книгу за книгой по истории Флоренции, а якобы существовавшие к этому времени уже тысячелетиями евреи ничего не писали про свою историю? Нет, не может такого быть! Согласно созданной ТИ картине, они должны были завалить книжный рынок фундаментальными историческими трудами о своём собственном прошлом. Если окажется, что таковых не было, не будет ли это означать, что у евреев вообще сильные нелады с собственной историографией?

Кстати, о появлении первых систематических трудов по еврейской истории, упомянутых в последней цитате, и о широком признании, которого удостоился семитомник христианского автора Банажа про прошлое евреев: следует подчеркнуть, что он вызвал интерес именно в христианском обществе. Из этого следует, что если еврейские историографы в то или несколько более раннее время и существовали, то их книги христианам не были известны. Так, может быть, и не было никакой историографии евреев, за исключением христианской?

 

Возникновение еврейской историографии

 

Подозрение о неладах с еврейской историографией – подозрением, а уж эксперты наверняка смогут с лёгкостью опровергнуть это мое гипотетическое сомнение. Тем более, что мне неоднократно в дискуссиях о Новой Хронологии Фоменко и Носовского, которые я вот уже с дюжину лет веду в Германии, приводили следующий убийственный аргумент: "Вы, что, не знаете, что в еврейских книгах год за годом в течение трёх с лишним тысяч лет еврейской истории документировались все её события?!" Я, честно говоря, этого не знал и не стеснялся в этом признаваться, но на меня смотрели при этом как на неграмотного сумасшедшего: не знает того, что всем и каждому известно (сила расхожих мифов неодолима!).

В поисках экспертов я обратился к статье "Историография" упомянутой уже Электронной Еврейской Энциклопедии с целью найти там детальное описание этих многочисленных еврейских книг по еврейской истории. Действительно, ведь если считать только с начала нашей эры, то книг этих должно было быть написано не менее ста (хотя бы по одной на поколение), причем эти сто исторических произведений должны быть равномерно распределены по всем векам новой эры (на каждый век не менее пяти книг). Только так может быть достигнута достоверность в изложении всех событий еврейской истории. При этом наибольшей достоверностью обладали бы записи, сделанные объективным очевидцем или, в худшем случае, просто современником, хотя даже таковой может ошибаться, неверно интерпретировать сообщённое ему другими, быть вынужденным довольствоваться непроверенными слухами и т.п.

И, действительно, в самом первом предложении названной статьи я нашёл очень обнадёживающее утверждение: "Преемственность исторического самосознания еврейского народа, нашедшая отражение в хрониках и исторических повествованиях, прослеживается на протяжении всей его истории". Сейчас, подумал я, увижу длинный список авторов и их произведений, разбросанных по всем векам. Или хотя бы указания на литературу, в которой такой список приводится и комментируется.

Но что же сообщает нам уважаемый источник далее?! Вот что:

"Хотя у евреев в древности не возникла историческая наука (как у греков), в коллективной памяти народа сохранились решающие события национального прошлого, и ярко проявилось стремление к их фиксации в письменной форме".

Это звучит уже несколько менее обнадеживающе, не правда ли? С чего это вдруг евреи не создали "историческую науку", хотя у них "ярко проявилось стремление к их фиксации в письменной форме" собственного прошлого, то есть к созданию собственной истории?! Да и затем: в каком же качестве создавали они свою историю? В качестве религиозных догм? Или не слишком качественных писаний, не выдерживающих минимальной проверки на научность?..

Сразу за этими вводными фразами статьи "Историография" идут два раздела, посвящённые библейскому периоду еврейского прошлого: "Библия" и "Период Второго храма". Я мог бы подробно разобрать их и показать, что ни ста, ни даже пятидесяти книг по истории в них не упомянуто. А упомянуты в основном разные разделы Библии, причём сказано, что некоторые из вошедших в Библию сочинений еврейских авторов "представляли собой скорее художественные, нежели исторические произведения". Кроме не вошедших в еврейский канон Библии книг Маккавеев, я смог найти упоминание лишь трёх еврейских и не совсем еврейских историков (или не совсем историков):

- еврейского теолога и эллинистического философа Филона Александрийского.

- его современника историка и философа Николая Дамасского, который, хотя и не был евреем, якобы оказал значительное влияние на еврейскую историографию (где она?) своей всемирной историей, состоявшей якобы из 12 х 12 = 144 книг (сохранились лишь отдельные фрагменты его произведений и слава великого историка), и

- писавшего на латыни великого (ренессансного на самом деле?) Иосифа Флавия, который, оказывается, "является одним из выдающихся историков древности", а вовсе даже не апокрифом эпохи Возрождения, как считают многие критики истории.

Но я оставлю это упражнение читателям, умеющим считать до пятидесяти (посмотрим, что они сделают с относящейся к Иосифу Флавию фразой "Он использовал и цитировал многие ценные источники и документы": может быть, они насчитают в ней недостающие десятки разбросанных по векам исторических авторов), а приведу лишь две фразы из заключительного абзаца раздела "Период Второго храма" статьи про историографию: "В Талмуде и Мидраше отсутствует связное повествование об исторических событиях (даже название "Иудея" не упоминается). Там сохранились лишь намёки на события, связанные с разрушением Храма, римским владычеством и т.д.".

Короче, никакой исторической библиотеки евреи в давние времена не создали.

Еврейская историография первого "христианского" тысячелетия

 

Итак, еврейская историография первого тысячелетия письменной истории евреев проверки на существование историографии не выдержала. Как же обстоит дело со вторым тысячелетием истории евреев или, лучше сказать, с первым тысячелетием новой эры? Может быть, теперь-то еврейская историография выступит с полной силой и позволит нам говорить хотя бы о двух достоверных тысячах лет еврейской истории? Вернемся с целью разыскания предмета нашего интереса ко всё той же статье "Историография".

Её третий раздел озаглавлен "Еврейские хроники. Средние века и эпоха Возрождения". В нём сначала сообщается, что в течение нескольких столетий после подавления восстания Бар-Кохбы "еврейская историография пребывала в состоянии застоя". Что крайне удивительно: ведь возникновение европейской диаспоры должно было бы – по нормальной человеческой логике – привести к расцвету еврейской исторической если не науки, то хотя бы литературы. Однако нет, не привело, и не приводило к такому результату и далее, аж в течение приблизительно семисот лет! Как прямо сказано в статье, единственным исключением во весь период то ли до VIII-го, то ли до Х-го века "является книга "Седер олам рабба" (около 150 г. н.э.) – попытка установить хронологические рамки библейской истории (см. Седер олам). Возобновление деятельности еврейских хронистов в Италии в 8 в. привело к попытке передать на иврите (имеется в виду древнееврейский язык, который не стоит путать с ивритом – языком современного Израиля, возникшим на основе древнееврейского в XX веке, но содержащим многочисленные заимствования из других языков, в том числе славянских, – Е.Г.) произведения Иосифа Флавия в хронике (приписывается Иосефу бен Гориону; см. Иосиппон), написанной в 10 в.".

Хотя "хронологические рамки библейской истории" трудно отнести к историографии первого тысячелетия новой эры, посмотрим, как нам велят, статью про "Седер олам рабба". Ниже она приведена целиком, так как содержит интересные указания на еврейский счёт лет:

"Седер олам рабба" упоминается в Талмуде как сочинение танная (см. Таннаи) Иоси бен Халафты, жившего во 2 в. н.э. (Иев. 82б; Нид. 46б), хотя достоверно известно, что он не был автором этого сочинения.

"Седер олам рабба" делится на три части, каждая из которых состоит из десяти глав. В первой части содержится хронология основных событий с сотворения мира до смерти Моисея; во второй части – от перехода израильтянами Иордана и до убийства израильского царя Зхарии (середина 8 в. до н.э.); в третьей – от убийства Зхарии до восстания Бар-Кохбы. Книга написана на иврите (см. моё замечание выше на эту тему, – Е.Г.) и содержит мидрашистские интерпретации библейских текстов, использованных для хронологических подсчетов. Автор сочинения, по-видимому, опирался на древние традиции, которые послужили также источником для хронологических выкладок еврейского эллинистического хронографа Деметрия (3 в. до н. э.).

Основные издания печатаются по рукописи 1711 г. из Амстердама (не подумайте ничего плохого!!! – Е.Г.), содержащей, по-видимому, сефардско-восточный вариант сочинения, а также по Бодлеянской рукописи (хранится в Оксфорде), которая, вероятно, является франко-германским вариантом. Бодлеянская рукопись была исполнена французским переписчиком предположительно в 1315 г. Древние рукописи "Седер олам рабба" хранятся также в библиотеках Парижа и Мюнхена (вряд ли существует мнение о том, что они написаны до 1315 г., иначе автор статьи обязательно бы это указал, – Е.Г.).

Сохранившийся текст прошёл несколько редакций – некоторые места из него, цитируемые в Талмуде, отсутствуют в варианте, дошедшем до наших дней, который в то же время содержит и позднейшие добавления.

(надеюсь, читатели не считают, что другие эры от сотворения мира устанавливались на следующий день после завершения этого грандиозного проекта, – Е.Г.); последнее событие отнесено автором к 68 г. (по принятой в современной науке хронологии Храм был разрушен в 70 г.). Этот счёт укоренился в еврейской хронологии значительно позднее (а может быть, был на самом деле и предложен значительно позже? – Е.Г.). Еврейская хронология талмудического и послеталмудического периода принимала за точку отсчёта начало Селевкидской эры (312 г. до н.э.) – так называемый миньян штарот (буквально `счёт, датировка документов`); лишь с упадком вавилонских центров и превращением Европы в центр еврейской жизни отсчёт от начала Селевкидской эры потерял смысл и был заменен отсчётом "от сотворения мира". "Седер олам рабба" содержит также легенды и рассказы из Талмуда и Мидраша".

 

Интересно, почему Талмуд врёт относительно авторства "Седер олам рабба", и почему про древние рукописи этого исторического сочинения не указано, сколь именно древними они являются? Кроме того, остаётся загадкой, как дошло подробно охарактеризованное произведение до французского переписчика через предположительно одиннадцать с гаком столетий. Не ясно также, почему столь важное сочинение не печаталось до недавнего времени (даже в 1715-м имеется всё ещё только рукопись). И совсем уж не ясно, на каком основании рукопись неизвестного автора отнесена к 150 году н.э.

Ещё одно средневековое историческое произведение, тоже хронологического характера (ничего не имею против хорошей хронологии, наоборот, очень даже её люблю, но ведь история должна отражать прошлое не только на уровне соотнесения событий точкам на оси времен) упомянуто в рассматриваемой Еврейской Энциклопедии: "Седер олам зута". Правда, между ним и только что описанным хронологическим произведением библейской направленности лежат многие столетия, что является убийственным для историографии, которая хотела бы служить основой достоверной модели прошлого, фактом. Вот описание этого произведения, как оно приведено во всё той же электронной энциклопедии:

"Хроника, составленная анонимным автором в раннем средневековье (по-видимому, в 804 г.). Написана преимущественно на иврите (который тогда ещё не существовал: см. моё замечание выше на эту тему; отождествление современного иврита с древнееврейским языком – только один из тысяч примеров фальсификации истории в идеологических целях, – Е.Г.) , частично – по-арамейски (см. Арамейский язык). Первые шесть из десяти глав книги содержат хронологию 50 поколений – от Адама до иудейского царя Иехояхина, уведённого Навуходоносором в Вавилонию (см. Пленение вавилонское), а остальные четыре главы посвящены хронологии последующих 39 поколений – от Иехояхина до конца вавилонского эксилархата (см. Эксиларх). В отличие от Седер олам рабба, в этом сочинении автор рассматривает в основном вопросы хронологии, лишь иногда цитирует рассказы и легенды из Библии, Талмуда и Мидраша. Его цель – показать, что династия вавилонских эксилархов принадлежала к дому Давида и закончилась, когда Map Зутра II уехал из Вавилонии в Эрец-Исраэль в 520 г. Перечень эксилархов 4 в. и 5 в. – важный источник исторических сведений об этом периоде… Основанная на обоих сочинениях хронология была принята средневековыми еврейскими авторами, пока её не подверг сомнению и критике Азария бен Моше де Росси".

Вот набор слов: "по-видимому", сочинения "безымянных еврейских авторов", "рассказы и легенды" из Библии, Талмуда и Мидраша, "перечень эксилархов"… Но что нам это всё говорит об истории евреев Европы? Ничего! И даже больше, чем ничего: похоже, что еврейская историография первого тысячелетия еврейской диаспоры в рамках новой эры практически отсутствует. Только в самом конце этого периода упомянут один источник: "Ценная информация по истории еврейства Месопотамии в период между завершением Талмуда и 11 в. содержится в письме, которое написал Шрира бен Ханина, гаон Пумбедиты, талмудистам Кайруана (987)". Правда, и здесь речь не идёт о европейском еврействе, якобы игравшем важную роль в жизни средневековой Европы того времени.

Похоже, история евреев этого тысячелетия в Европе действительно, полностью обходится без историографии. Да и к чему она при наличии столь универсального источника точнейших исторических сведений, как потолок?! Не будет же кто-либо утверждать, что писавшие еврейскую историю премудрые мужи делали это всегда под открытым небом!

 

Еврейская историография позднего средневековья

 

А как обстоит дело с последующими веками? С веками второго тысячелетия новой эры?

"Важнейшим памятником еврейской историографии в Италии в эпоху раннего средневековья является так называемый "Мегиллат Ахима"ац" ("Свиток Ахима"аца"; см. Ахима"ац бен Палтиэль) – семейная хроника, написанная около 1054 г. и содержащая живую картину еврейской жизни в южной Италии того времени наряду с важными сведениями о положении евреев в Сицилии, Византии, Северной Африке и Эрец-Исраэль".

Семейная хроника – это замечательно! Южная Италия и Сицилия – это уже почти вся Европа! Но как обстоит дело с хрониками несколько более масштабными? Не только семейными? Повествующими если не о всей всемирной еврейской диаспоре, то хотя бы о таковой во многих странах Европы? Надо полагать, их изобилие было таково, что побудило автора энциклопедической статьи сделать следующее достаточно объёмное для статьи в энциклопедии теоретическое отступление, относящееся не только к еврейским хроникам:

"Средневековые хроники, как христианские, так и мусульманские, составлялись главным образом при дворах монархов и в монастырях. Они представляли действия монархов правящей династии звеном в неразрывной цепи деяний правителей прежних веков, а иногда и указывали на их связь с историческими событиями, описанными в Библии. Хроники всегда были тенденциозны; они старались оправдать династические или церковные притязания (по крайней мере в этом вопросе у меня нет расхождения с традиционными историками, – Е.Г.). Отсутствие у еврейского народа центральной власти помешало развитию у него хроник этого рода, если не считать попыток подчеркнуть преемственность раввинского авторитета (как в послании Шриры бен Ханины) и сохранить семейную традицию (как в хронике Ахима"аца). По-видимому, теми же апологетическими и дидактическими задачами было обусловлено развитие еврейский хроник в средние века и в начале нового времени".

Что же следует после этой теоретической ремарки? Сообщение о том, что "первым средневековым еврейским историком в широком смысле слова можно считать Аврахама Ибн Дауда из Толедо (12 в.), сочинение которого "Сефер ха-каббала" ("Книга преемственности") написано в стиле арабской историографии и пользуется примерами из мира ислама. Главная цель этого сочинения – доказательство непрерывности раввинистической традиции (в опровержение утверждений караимов), однако собранный в нем материал является превосходным источником сведений по истории евреев в мусульманской Испании". Выясняется также, что "Книга Ибн Дауда послужила образцом для других хроник испанского еврейства, таких, как "Сефер ха-юхасин" ("Книга генеалогий") испанского изгнанника Аврахама Закуто (15 в.)" На этом перечисление трудов еврейских историографов для периода 1000–1500 закончено.

Подведем итог: вместо ожидаемых по самым скромным подсчётам двадцати пяти авторов произведений по еврейской истории для пяти веков указаны ровно три:

Автор семейной хроники;

Первый средневековый еврейский историк;

Испанский изгнанник, известный более как астроном, чем историк.

А на самом деле только два, ибо про последнего в посвящённой ему статье той же энциклопедии сказано: "В 1504 г. Закуто завершил многолетнюю работу над историческим сочинением "Сефер ха-юхасин" ("Книга генеалогии"), излагающим историю развития Устного Закона и дающим хронологию деятельности законоучителей". Поэтому указание на XV век не подтверждается; это уже XVI век. К тому же, историей развития Устного Закона и хронологией деятельности законоучителей вряд ли исчерпывалась вся еврейская жизнь. Из каких же источников мы знаем о ней? И, главное, где же описана жизнь евреев Северной Италии, Португалии, Германии и Франции, не говоря уже о Балканских странах и странах Восточной Европы? Пока упоминались, и то в некоем "точечном" смысле, только Южная Италия и Испания.

Таким образом, история евреев в Европе в течение первых полутора тысяч лет нашей эры может, согласно рассматриваемой статье, считаться не существующей! Правда, несколько далее рассказано ещё и об историографии евреев-ашкеназов, но вряд ли это описание покажется кому-либо заполняющим зияющие дыры в еврейской историографии периода в 1500 лет:

"В среде евреев-ашкеназов хроники не возникли (то есть не было их в географически доминирующей большей части Европы!!! – Е.Г.) Сохранилось несколько рассказов очевидцев о преследованиях и резне евреев во время 1-го крестового похода (1096), так же как и об их самопожертвовании. О преследованиях времен 2-го крестового похода (1147–49) и кровавых наветах повествует Эфраим из Бонна (родился в 1132 г.) в "Сефер ха-зхира" ("Книга поминовения"). Имена погибших содержатся в поминальных книгах (меморбихер) еврейских общин Германии… Запись исторических событий связана почти исключительно с мартирологами, описанием преследований или перечислением имен погибших за веру…".

Хронология и история крестовых походов подвергаются массивной критике в рамках исторической аналитики. Поэтому – даже если предположить, что крестовые походы и преследования евреев в ходе таковых имели место – остаётся неясным, можно ли отнести и те, и другие к периоду до 1500 года. Более достоверной представляется мне версия, согласно которой события, послужившие более поздним поколениям христианских историков для придумывания поэтического образа крестовых походов, а еврейским историкам – для создания трагической картины массовых преследований и погромов, следует отнести во времена "вокруг" уже названной середины второго христианского тысячелетия.

 

Еврейская историография XVI и последующих двух веков

 

В XVI веке наблюдается некоторое оживление в еврейской историографии, во всяком случае, в её изложении в Электронной Еврейской Энциклопедии. Рассматриваемая статья упоминает – без указания ошибочно отнесённой к XV веку работы – следующие произведения еврейских историографов этого века:

"Работа "Шалшелет ха-каббала" ("Цепь предания") Гдалии бен Иосефа Ибн-Яхьи, потомка изгнанников из Португалии, опубликованная в Венеции, в 1586 г. "Хроника подлинных событий (не сказано, каких, – Е.Г.) смешана в последнем сочинении с легендами и сомнительными преданиями". Последнее, конечно, не добавляет солидности еврейской историографии.

Обширный труд "Утешение в бедствиях Израиля" маррана Шмуэля Уске (якобы 1553), "представляющий собой обзор истории страданий еврейского народа". А кроме страданий в еврейской истории ничего не происходило? Ни в жизни общин, ни школ, ни в судебном и административном самоуправлении, ни в отношениях с властями и т.п.?.. Про него сказано, что "труд Уске, написанный на португальском языке, представляет значительную литературную ценность". Но ведь мы сейчас не на уроке литературы! Нас интересует историографическая ценность произведения.

Сборник Шломо Ибн Верги содержит рассказы и предания о преследованиях евреев в средние века. Он озаглавлен "Шевет Иехуда" ("Бич Иехуды"), и якобы издан в 1553 году. "Для объяснения судьбы евреев среди чужих народов Ибн Верга часто прибегает к моралистическим рассуждениям и поучительным рассказам (что, на мой взгляд, сильно снижает историографическую ценность его повествования! – Е.Г.), иногда искажая историческую действительность". Хорошо, что историческая действительность искажается только иногда!

Уже упомянутая выше книга Азарии де Росси "Меор эйнаим" ("Свет очей"), якобы 1573 года. Её характеризуют "обращение к истории Второго храма, использование нееврейских источников и критический подход к теологическим проблемам". Обращение к истории Второго храма – не свидетельствует ли о близости по времени этого периода к тому времени, когда жил де Росси или другой реальный автор этой книги?

Труды Иосефа ха-Кохена (Италия), главный из которых "Эмек ха-баха" ("Долина плача") якобы 1558 года, посвящён преследованиям евреев в начале нового времени и в эпоху контрреформации. Его труды, как сообщается, демонстрируют "хроникальный подход, приспособленный к условиям времени". Кроме того, он "не только использовал нееврейские источники, но и посвятил специальное сочинение истории монархов Франции и Турции". Иными словами, автор внёс вклад в историографию этих стран, но в историографию евреев – лишь в ограниченном смысле.

Труд "Цемах Давид" Давида Ганса (Прага, якобы 1592), "написанный под влиянием центрально-европейской хронографии". Этот труд, согласно рассматриваемой статье по истории еврейской историографии, "представляет собой хронологическое описание событий всеобщей (1-я часть) и еврейской (2-я часть) истории с отдельными повествовательными вставками, более подробно освещающими те или иные события".

Хроники Элияху Капсали (якобы около 1483–1555). Они демонстрируют "обширный охват событий, а также использование личного опыта автора и его воспоминаний о встречах с изгнанниками из Испании".

Как видим, для данного века при всей узости содержательного спектра хроник вроде бы выполнена минимальная норма по количеству историографических трудов. Но при пристальном рассмотрении становится ясно, что выполнена она только для второй половины оного, ибо в первую мы имеем одного перебежчика из предыдущего века и, быть может, некоторые хроники последнего из названных авторов.

Зато со следующим XVII веком дела совсем плохи. В статье упомянут только один труд, относящийся к этому столетию: книга Натана Наты Ханновера "Иевен мецула" ("Трясина", Венеция, 1653). "Чтобы побудить евреев к покаянию и укрепить в них дух мученичества за веру, автор ярко изображает в ней трагические события того времени". Помимо этого, заставляющего усомниться в объективности автора заявления, сказано ещё – впрочем, не слишком определённо – о том, что "массовое истребление евреев казаками Хмельницкого на Украине и в Польше (1648–49) породило целый ряд хроник, наиболее выдающейся из которых и была книга Ханновера".

А что же с XVIII веком?

Похоже, что к этому времени еврейские историографы то ли полностью вымерли как класс, то ли нашли себе более почётное и интересное занятие, чем описывать погромы и массовое уничтожение евреев. Во всяком случае, никаких еврейских историографов статья энциклопедии в этом веке не знает. Похоже, век сей был веком зарождения христианской историографии о евреях, но никак не веком еврейской историографии: у евреев полностью пропал интерес к своей истории. Поэтому статья без обиняков переходит к XIX столетию и, наконец, сообщает о действительном рождении еврейской истории в начале оного:

"Первой попыткой связно изложить историю еврейского народа на современном европейском (немецком) языке были "Лекции по новой истории евреев" (Вена, 1819) Ш. Левизона (1789–1821)".

Как мы видели выше, ни о какой иной попытке "связно изложить историю еврейского народа" на любом из многочисленных использовавшихся евреями языков история еврейской историографии в памяти не сохранила. Скорее всего, таких попыток просто не было.

А может быть, они по каким-то неизвестным нам причинам уничтожались еврейской цензурой?

Марголин сообщает на стр. 210, что теологические книги еврейского автора Леона де Модена (якобы 1571–1648) смогли увидеть свет только через двести лет после его смерти, ибо он весьма критически относился к Каббале и Талмуду. Как раз это замечание и даёт мне повод поставить вопрос о существовании у европейских евреев цензуры в Новое время. Правда, и в Библии можно найти немало сведений о цензуре и даже об уничтожении книг. Разбитые Моисеем в гневе каменные дощечки с десятью заповедями и сжигание Иродом архивных записей о родословной евреев с целью сокрытия своего не совсем еврейского происхождения – наиболее известные, но не единственные примеры такого рода. Но все они относятся историками ко времени, слишком далеко отстоящему от XVII–XVIII веков. Неужели еврейская цензура действительно могла задержать на сотни лет или сделать вообще невозможной публикацию неугодных ей почему-то книг? В том числе и книг по еврейской историографии?

В книге Вольфганга Шпайера "Уничтожение книг и цензура духа у язычников, евреев и христиан" основной упор делается на христианскую духовную инквизицию. Тем не менее, в ней на десяти страницах в главе "Уничтожение книг и цензура духа на Древнем Востоке, в Израиле и в раннем еврействе" подробно описываются все акции подобного рода в библейский период времени. Однако для Средневековья автор видит только уничтожение еврейских книг христианами, но не самими евреями. По крайней мере, в главе "Цензура и уничтожение еврейских писаний" ни о какой внутриеврейской цензуре не сообщается [Шпайер]. На фоне существования еврейских книгопечатников в самых разных странах якобы двухвековое воздержание от публикации неких книг или уничтожение их рукописей скорее всего говорит о том, что эти книги тогда ещё не существовали. Эту возможность позднего отнесения некоторых еврейских книг, в том числе и историографических, к прошлым векам, не стоит упускать из вида.

 

Антисемит ли автор настоящего произведения?

 

С одной стороны, конечно! Всякий, кто разрушает филосемитские мифы – антисемит и вообще нехороший человек. Более того, меня более или менее официально объявили антисемитом в русском клубе при еврейской общине г. Карлсруэ после произнесённого мной там доклада об истории сефардов. В нём я не только усомнился в древности происхождения последних, но ещё и отрицал – в ходе последующей дискуссии (не там ли мне "оплодотворяли" мозги информацией об ежегодных еврейских исторических записях?) – правомерность словосочетания "еврейская нация".

Причём во главе тех, кто отнёс докладчика, бывшего когда-то защитником прав евреев и других преследуемых властями нацменьшинств в СССР, в разряд антисемитов, встал человек, незадолго до этого написавший обо мне хвалебную статью. В последней он даже вполне благосклонно упомянул о руководимом мной Историческом салоне, на котором в парную баню загоняются многие хронологические басни. Но пока речь шла об искажении истории людей иных конфессий, это было вполне приемлемо для бывшего советского профессора философии. А вот посягать на еврейскую хронологию и еврейские мифы…

Наверняка репутация антисемита укрепится за мной после опубликования настоящей книги. Тем более, что и в предыдущей своей книге я писал что-то такое весьма крамольное о ранней истории евреев и о становлении иудаизма в Европе. И, наконец, кто, кроме самого зловредного антисемита, может утверждать, что древнейшие в мире евреи не имеют собственной историографии? Или появились в сегодняшнем виде лишь в новое время?.. Наверняка он действует по заданию "чёрной сотни" и немецких неофашистов, а не из чистого интереса к восстановлению исторической правды!

Несмотря на это, сам я свои писания антисемитскими не считаю. Как не считаю антихристианской мою критику хронологии Средневековья в Европе. Или антимусульманскими или антибуддийскими мои сомнения в правильности хронологии возникновения и развития ислама и буддизма. Наоборот, я считаю свою критику полезной для всех этих религий, ибо она направлена на очищение их от наносного, от привнесённого в неё людьми. Привнесённого примитивно мыслящими и притом в самые последние века. И сделали это сами верующие. Не верхушка церкви, а её низы. Это они попытались превратить в дополнительную религиозную догму не содержащееся в священных книгах хронологическое сопровождение. Хронология не была частью религии, но теперь она – к сожалению – сливается с ней воедино у далёких от теологии рядовых верующих и даже у отошедших от религии людей.

Разве моральная значимость проповеди Моисея, Будды, Христа или Мухаммеда потеряет свою притягательную силу, если выяснится, что эти проповеди несколько моложе, чем мы до сих пор думали? Разве эти харизматические личности упадут в наших глазах при сокращении хронологии? Считать так, значит – усомниться в абсолютной важности их учений для людей. Получается, что их значимость зависит от их древности, и что они были менее привлекательными в начале своего существования. А это уже некий отход от притязания каждой из религий на абсолютность, с чем я – человек неверующий, но зато так называемый дистанционист, с уважением относящийся ко всем видам духовности – никак согласиться не могу.

Даже имеющиеся у меня сомнения в естественности возникшей при чтении статьи из энциклопедии картины, что еврейская история состоит чуть ли не исключительно из библейской и послебиблейской религиозной истории с одной стороны, и из истории преследований и страданий евреев с другой, вызвана не юдофобским настроем, а сомнением в правильности всей исторической картины человечества и еврейства в частности. Концентрация на преследованиях в ущерб описанию общественной жизни евреев, развития их культуры, их социальных институтов, их демографии и родов деятельности, их места в европейских государствах и обществах, их роли в развитии западной цивилизации представляется мне реализацией некоторой узкой идеологической установки, а не отражением реального прошлого.

Такая установка могла возникнуть и совсем поздно (например, в XVII веке после преследований евреев, поляков и вообще городских жителей со стороны казаков Богдана Хмельницкого или во времена религиозных войн в Центральной Европе).

Но подобная идеологическая концепция свидетельствует об искажении еврейской истории, и не служит мерилом её истинности. Даже на проходившем в сентябре 2006 года в Констанце 46-м съезде немецких историков был поднят вопрос о том, что история немецко-еврейских отношений не должна представляться как сплошная картина преследования евреев немцами, как в Средние века, так и в эпоху нацистской диктатуры. Причём с этим требованием выступил не немецкий историк, которого рьяный экс-профессор философии из СССР не постеснялся бы за это объявить ещё одним антисемитом, а израильский историк профессор Моше Циммерманн из Еврейского университета в Иерусалиме. Об этом сообщила 22 сентября 2006 года солидная немецкая газета "Ди Вельт". Моше Циммерманн происходит из семьи гамбургских евреев, эмигрировавших в Палестину до Второй мировой войны. В своём творчестве он рассматривает такие темы, как национализм и антисемитизм, а также история немецко-еврейских отношений с древних времен до эпохи просвещения. Таким образом, приведённое его мнение – это не только точка зрения израильского ученого, но ещё и эксперта в данной области.

Кстати, в пользу моей теории возникновения европейского еврейства, сформулированной в книге "История под знаком вопроса", говорит и существование в Западной Европе обозначений "еврейский епископ" и "еврейский замок", о которых повествует энциклопедия Майера. Еврейскими епископами якобы обозначали руководителей еврейских общин в крупных центрах христианства, бывших столицами христианско-епископских владений, таких как Шпайер, Вормс, Майнц, Трир и Кёльн. Дольше всего такое обозначение главы местных евреев продержалось в Вормсе, где последний еврейский епископ умер в 1792 году. Использовалось это обозначение и в Англии в аналогичном смысле. Интересно, что для него существовал и специальный латинский термин episcopus Judaeorum.

Что до второго из названных мной выражений, то в Австрии сохранил своё старинное название город Юденбург (Еврейский Замок или Еврейская Крепость), имевший когда-то большой еврейский квартал и претендовавший на роль важного торгового центра. Благодаря наличию вблизи серебряных копей, Юденбург был, якобы начиная с XIII века, важнейшим торговым городом в Штайермарке – сегодня одной из федеральных земель в составе Австрии. Отсюда еврейские торговцы в своё время осуществляли контроль над существенной частью европейской торговли с Венецианской Республикой. В Новое время начался упадок города и в 1973 году он насчитывал всего 11000 жителей, но продолжал оставаться важным центром туризма.

Как я отмечал в моей названной выше книге, иудаизм в его протоформе начального монотеизма существовал ещё около 1500 года в Европе параллельно с ранним христианством, тогда только искавшим себя. Епископы католические и еврейские были не просто стоявшими на одной ступени локальными предводителями религиозных объединений местного масштаба, мало отличавшимися друг от друга в вопросах веры, но часто и близкими родственниками. Раскол монотеистов на общины, вошедшие в иерархическую структуру, из которой постепенно возникла будущая католическая церковь, и будущих евреев (сначала это просто были свободные церкви, не желавшие признавать над собой более высоких ступеней церковной иерархии) не означал особого изменения в их отношениях и в их статусе. Именно поэтому и те, и другие продолжали именоваться епископами.

Скорее всего, и хозяева замка, давшего название городу Юденбург, были теми монотеистами, которые не захотели стать католиками. Таким образом, среди "старообрядцев" того времени были и епископы, сохранившие свой сан после оформления еврейской религии, и феодалы, не пошедшие в католики. Потом многие из членов – в том числе высокопоставленных – этих свободных религиозных общин всё-таки стали католиками или перешли (в меньшем количестве) в протестантские церкви. Последние могли привлекать ещё не ставших совсем евреями в привычном нам значении этого слова протоевреев именно своей независимостью от папы. И только с оформлением в XVI веке евангелической заключительной главы в догмате веры произошёл окончательный раскол упрямых староверов с евангелистами. Так началось превращение этой части староверов в евреев, завершившееся в XVII веке. При такой картине даже возникновение в следующем веке течения хасидизма становится логичным: не ждали энергичные цадики тысячи лет, пока пробьёт их час, а оперативно подсуетились и создали своё течение иудаизма вскоре после оформления еврейства в отдельную религию.

Энциклопедия Майера ничего не сообщает о судьбе евреев города Юденбург и их – предположительно весьма многочисленных – синагог. Зато она подробно описывает христианские церкви в городе. Сколько из них было первоначально синагогами, и какой процент нынешних прихожан-католиков или граждан-атеистов является потомками перешедших до и после 1500 года в католичество евреев, энциклопедия не сообщает. Но она также не сообщает ни о разрушении синагог, ни об изгнании евреев из города. Выводы предоставляю делать читателю: историки же даже не в состоянии сформулировать соответствующие вопросы.

 

Еврейская историография средневековья – альтернативный взгляд?

 

Приведённая выше уничижительная характеристика еврейской историографии, конечно, не понравится некоторым из моих читателей. Наверняка кто-нибудь из них усомнится в высоком качестве статьи из Электронной Еврейской Энциклопедии, на основании которой я пришёл к выводу об отсутствии у евреев собственной историографии и о позднем возникновении истории евреев. Поэтому я решил перестраховаться и посмотреть, не опровергают ли мои выводы другие справочные издания или авторы, исследовавшие этот вопрос до меня.

В солидной 30-томной немецкой энциклопедии Майера статьи о еврейской историографии мне вообще найти не удалось. Там сразу бык берётся за рога и речь идёт о еврейской истории в её традиционном варианте без траты времени на пояснения, откуда мы всё изложенное знаем. Знаем, и всё! Задающие неверные вопросы, станьте в угол! Нет упоминания историографических произведений и в разделе этой энциклопедии, посвящённом еврейской литературе.

Поэтому я обратился к двум более ранним еврейским энциклопедиям, солидность которых подтверждается уже тем, что они напечатаны на бумаге и занимают много места на книжной полке. Сначала я начал читать статью "Историография" в Краткой Еврейской Энциклопедии, изданной в Иерусалиме Еврейским университетом в 1986 году [Ист1]. И сразу обнаружил, что в ней нет никакой новой для меня информации по той простой причине, что разобранная выше статья [Ист2] из Электронной Еврейской Энциклопедии абсолютно идентична текстовой части статьи [Ист1]. Просто в электронной публикации были опущены иллюстрации из [Ист1].

После этого я занялся статьёй [Красный], отражающей уровень знания о еврейской историографии в начале прошлого, ХХ века. Она начинается с раздела, посвящённого библейской историографии. Первое впечатление: это теоретические рассуждения, которые призваны скрыть отсутствие конкретной информации по еврейской историографии. Вот пример такого типа общих рассуждений, без упоминания каких-либо конкретных авторов или конкретных их произведений:

"С точки зрения современных требований большая часть вышеуказанного материала не годна для историко-литературной обработки, но древние израильские логографы смотрели на это иначе – для них всё служило материалом для восстановления прошлого, безразлично, свидетельствовал ли он о естественных или сверхестественных явлениях. Разница между подлинной историей, историей легендарной и чистой легендой, которые так строго различает современная историография, была им чужда; в их глазах всё носило печать достоверности. [...] Конечно, первые израильские историки не оставили своего имени на своих творениях – идея авторства была ещё чужда им (но не Давиду – автору псалмов? – Е.Г.). Предания и легенды, которые они собирали и записывали, являлись в то время общей собственностью и не переставали быть таковой даже тогда, когда они уже зафиксировались на письме" (столбец 442).

И далее на многих страницах, не называя каких-либо историографов, кроме нескольких имён из Библии, авторы теоретизируют о том, как развивалась еврейская историография библейского периода. Так, они считают, что "в последние три или четыре столетия до христианской эры возникают народные религиозные истории. В основании их лежат, по-видимому, в большинстве случаев реальные события, которые, однако, изукрашены таким количеством легенд религиозного характера, что из них подчас весьма трудно выявить лежащую в их основе историческую правду".

Только для третьего и второго века до н.э. статья называет ряд имён еврейских историков, действовавших "на греческой почве", имевших греческие и персидские имена (Димитрий, Эвполем, Артапан), а также нееврейских писателей, писавших о евреях. При этом некоторые их произведения считаются поддельными.

Добравшись до Филона Александрийского, авторы признают, что из многочисленных его работ только одна – о евреях. Это его "Жизнь Моисея". Наконец, в самом конце "библейского" раздела статьи назван Юст Тивериадский, составивший хронику (или краткую историю) еврейского народа, начиная от Моисея, с описанием восстания против римлян. Оба произведения были написаны на греческом, утеряны и реального вклада в формирование картины прошлого не внесли.

Вторая часть статьи озаглавлена "От Иосифа Флавия (1 век хр. эры) до начала 20 века". Флавию посвящен целый столбец, из которого мы узнаём, что:

Автор этот первым из евреев разработал историю научно, однако

Книги его не были распространены.

Он верил всему, что находил в источниках, и

Вкладывал в уста своих героев речи, которые последние никогда не произносили, но которые они – по его мнению – могли бы произнести.

Далее идёт речь об уже названном мной выше произведении "Седер олам рабба". Подчёркивается, что восстание Бар-Кохбы не нашло своего историка, и что вообще в последующие столетия якобы господствовало устное предание (с чего бы это после постулируемого всеми опыта с написанием Библии?). Во всяком случае, и здесь тоже следующее историографическое произведение – это уже названная "Седер олам зута". Затем упомянуты некоторые произведения талмудического характера. Вообще очевидна тенденция относить некоторые чисто религиозные произведения к якобы историографическим. На фоне этой тенденции, статья [Ист2], с которой начался мой подробный анализ состояния дел с еврейской историографией, представляется изложением цитируемой здесь более старой статьи с опускание тех произведений, для которых историографический характер играет второстепенную роль. Иными словами, никакой особой информации, расширяющей наше знание о еврейской историографии, ни для библейского её периода, ни для следующего за ней двузначного числа веков получить не удалось.

Зато сообщается много интересного про труд Банажа. Оказывается, он "первым после Флавия приступил к научной разработке еврейской истории" (столбец 455). Иными словами, в течение 1600 лет ни одному из якобы бесчисленных великих еврейских мыслителей, не говоря о крайне ограниченном количестве еврейских историографов, не пришла в голову идея о "научной разработке еврейской истории"! Неужели этот факт не кажется удивительным и неправдоподобным на фоне существующей длительной истории евреев?!

К сожалению, сами евреи ничего об этом научно разработанном исследовании их истории не знали и открыли его для себя лишь в следующем столетии. Далее, оказывается, Банаж не был одинок в своём христианском интересе к истории евреев. Его современник Иоанн Яков Шудт написал в 1714 году трёхтомную интересную книгу "Еврейские странности". Названы и другие книги христианских авторов, затрагивавших историю евреев. Но сами евреи всё ещё своей историей не интересовались (или, как сказано в статье, "сами евреи за это время не подвинули разработки историографии"!). Даже движение за ассимиляцию не обнаружило интереса к еврейской истории.

В завершение приведу такую фразу из статьи [Красный]: "Поворот наступил в начале 19 в. Это столетие, столь важное для развития исторической науки вообще, создало и еврейскую историография" (столбец 456). В конце этой фразы, к сожалению, не стоит большой восклицательный знак, хотя он явно туда просится!

 

Поможет ли распознать еврейскую историографию "взгляд с Запада"?

 

Наконец, чтобы сравнить мой вывод об отсутствии еврейской историографии, основанный на чтении русскоязычной информации, с таковой же, идущей с Запада, я приведу ещё один анализ состояния еврейской историографии послебиблейского периода. Еврейский электронный журнал hagalil (http://www.hagalil.com/) опубликовал недавно статью [Миддеке], посвящённую еврейской историографии в Средневековье. Её автор Стефан Миддеке составил обзор литературы по данной теме и выделил при этом следующие тезисы:

Еврейство диаспоры пользовалось в Средние века историко-теологическими рамками, происхождение которых лежит в античной эпохе, и которые исходят из того, что Бог является хозяином истории, а Израиль – его избранным народом.

Относительное отсутствие еврейской историографии в Средневековье наблюдается на фоне существования незначительного числа хроник, демонстрирующих попытки отойти от названных выше представлений.

Периферийные примеры еврейской историографии остаются исключениями из общей картины отсутствия еврейской историографии в эпоху Средневековья вплоть до изгнания евреев с Пиренейского полуострова в самом конце XV века.

Даже великий средневековый философ религии Маймонид считает чтение светских религиозных произведений чистой потерей времени.

Только те немногие еврейские хроники играли несколько большую роль, чем никакую, которым удавалось затронуть важные религиозные аспекты.

Каких же еврейских историков отмечает Миддеке в своём обзоре? Есть ли среди них новые имена? Оказывается, нет. Он упоминает уже названного мной еврейско-испанского философа Абрама (Абрахама) Ибн Дауда, и уточняет, что его "Книга преемственности") датируется 1160/61 годами. Далее подробно останавливается на творчестве Иосифа Флавия и на его значении, причём основное внимание уделяет разным пересказам его греческих произведений на древнееврейском, в том числе и рукописям неизвестного подражателя из X века, известным под наименованием Оссипона – так традиция именует этот якобы сделанный через девятьсот с лишним лет пересказ повествования Иосифа. Впрочем, а был ли это пересказ? Может быть, наоборот, сначала неким гуманистом был сочинён Оссипон, отправленный автором апокрифа в X век, а потом его использовал скрывшийся за псевдонимом "Иосиф Флавий" другой гуманист?

Вслед за этим упоминанием двух еврейских историков следует описание еврейской историографии, посвящённой преследованиям евреев. Дана общая характеристика мемориальных списков жертв преследований, но поимённо названа только одна Нюрнбергская мемориальная книга, известная как "Сефер сиккарон" или "Книга воспоминаний", относимая к якобы 1296 году. Это, пожалуй, единственное конкретное дополнение к списку конкретных историографических произведений, упомянутых в статье "Историография", разобранной выше. И здесь же сообщается о новом обстоятельстве: оказывается, песни с завуалированными намёками на преследования, сформулированными в понятной только посвящённым форме, вошли в еврейскую литургию позднего Средневековья. Понятно, что эти песни вряд ли можно считать важными историографическими работами.

На этом описание еврейской средневековой историографии заканчивается. Как мы видим, разобранная выше статья про историографию из Электронной Еврейской Энциклопедии выглядит на фоне этого обзора гораздо более солидным источником сведений об отдельных произведениях в рамках еврейской историографии. Но как из того, так и другого обзора следует один и тот же вывод: еврейской историографии практически не существовало до 1700-го, если даже не до 1800 года.

Автор последнего обзора пытается объяснить, почему история евреев не нашла отражения в христианских историографических произведениях Средневековья. Он считает, что в то время хроники фокусировали свое внимание на харизматических личностях, а не на социальных группах. Но меня сейчас меньше интересует это его объяснение, чем сам констатируемый им факт, что и нееврейские хроники не замечают, как правило, наличия евреев в Европе. Он пытается также объяснить, почему евреи сами не описывали события своей жизни, и видит причину в "травме изгнания". Это объяснение я, во-первых, не могу принять: многие евреи оказались – даже согласно ТИ – в диаспоре более или менее добровольно, в поисках лучшей жизни или в связи со своим родом деятельности; а кроме того, на многие другие темы евреи якобы писали и в диаспоре якобы в течение почти двух тысяч лет после разрушения Второго храма. Во-вторых же, меня в большей мере интересует сам факт неоднократно подтверждённого отсутствия еврейской историографии.

 

Объяснение необъяснимого

 

Первым по времени после Филона Александрийского еврейским историком, включённым в словарь-справочник историков [Брух], стал, если я не ошибаюсь, Филипп Яффе (1819–1870). Впрочем, этот необычайно талантливый человек может быть назван еврейским историком только по происхождению: основной областью его исследований была немецкая история. Он учил историю у самого фон Ранке и хотя не защитил никакой диссертации по истории, стал одним из ведущих экспертов по ранней немецкой истории. Но на жизнь ему приходилось зарабатывать банковскими операциями и торговлей зерном. Так как для евреев в то время занятие академических должностей представлялось в Пруссии практически невозможным, он в 1850–1853 годах – параллельно с интенсивными занятиями историей – получил всего за три года ещё и медицинское образование в университетах Берлина и Вены. Защитив медицинскую докторскую диссертацию, он начал работать врачом, не прекращая своих исторических занятий. Наконец, в начале 1860-х годов он всё-таки стал первым прусским профессором истории еврейского происхождения. В 1868-м он принял лютеранство, а в 1870-м покончил жизнь самоубийством.

Особенно удивительно почти полное отсутствие еврейских историоописателей на фоне существования еврейских историографов, подобно Яффе, посвящавших свои труды прошлому нееврейских народов и стран. Вспомним хотя бы уже названного Филона Александрийского, для которого занятия еврейской историей были скорее исключением, чем правилом. В книге [Фукс] упоминается еврейский купец Ибрагим ибн Якуб из Толедо, который в 965 или 966 году посетил Польшу и составил первый в истории подробный отчёт об этой стране. Выше, напомню, было также рассказано, что еврейский историк из Италии Иосеф ха-Кохен посвятил специальное сочинение истории Франции и Турции.

Любопытно отсутствие имён еврейских историков в "Словаре историков" [Брух]. Хотя во введении и постулируется, что во всех культурах историки существовали, начиная с древних времён (явно ошибочное утверждение, как показывает хотя бы пример Индии, в которой никаких историков и никакой истории до новейшего времени не существовало), при выборе имён историков, которые должны быть представлены в словаре, авторы следили за их равномерным распределением, при котором должны быть представлены представители всех культур, на самом деле имён еврейских историков словарь почти не содержит. Единственный, кто здесь упомянут – это Иосиф Флавий. Филон Александрийский отсутствует. Де Росси в словарь не включён, Грэц тоже не был сочтён авторами словаря серьёзным историком, и вообще в хронологическом списке я не нашёл ни одного из приведённых мной выше имён еврейских историографов. И это при том, что в словарь включены многочисленные арабские и вообще мусульманские историки. Не является ли это свидетельством того, что серьёзные историки не считают еврейскую историографию достойной упоминания и сводят её к разделу сказочных – в основном библейских – легенд?!

Каковы же причины описанного в настоящей работе катастрофического состояния еврейской историографии? Мне кажется, что в рамках ТИ их искать бесполезно: если бы ТИ правильно отражала прошлое, то отсутствие у евреев историографии было бы необъяснимым. Но всё дело именно в том, что традиционная версия истории не верна. И если принять нашу версию о постепенном позднем (в течение последних шести-семи веков) возникновении еврейства, то все противоречия исчезнут, и картина станет более или менее естественной. Всё описанное в библейском периоде историографии перенесётся в период 1500–1800 годов. Тогда и возникновение послебиблейской еврейской историографии во второй половине XVI века не будет казаться чем-то необычным. А если даже окажется, что перечисленные выше произведения этого времени на самом деле были написаны лет эдак на сто позже и просто неверно датированы, то картина станет даже ещё более гармоничной. Останется, правда, трудно объяснимое отсутствие работ еврейских авторов по историографии в XVIII веке. Но, может быть, это действия хронологов загнали в прошлое авторов осиротевшего в результате восемнадцатого столетия?

 

Литература

 

[Брух] Bruch, Rüdiger, Müller, Reiner A. Historikerlexikon- Von der antike bis zur Gegenwart, München: C.H. Beck, 2002.

[Джонсон] Johnson, Edwin. THE PAULINE EPISTLES. RE-STUDIED AND EXPLAINED, M.A., London: Watts & Co., 1894.

[Гильберт] Gilbert, Martin. Jewisch History Atlas. Revised Edition,London: Weidenfeld and Nicolson, 1978.

[Грейзель] Grayzel, Salomon. A Hystory of The Jews, N.Y.: Jewisch Publication Society of America (французский перевод: Histoire des Juifs, Paris: Sercice Technique pour l"Education, 1967).

[Грец1] Graetz, Heinrich, Volkstümliche Geschichte der Juden, Nachdruck der Ausgabe Berlin 1923. Taschenbuchausgabe in 6 Bänden. München: dtv, 1985.

[Грец2] Graetz, Heinrich, Geschichte der Juden von den älteren Zeiten bis auf die Gegenwart, Leipzig 1873-1900.

[Даниэль-Ропс] Daniel-Rops, Geschichte des Gottesvolkes Freiburg: Herder, 1950.

[Ист1] Историография, в Краткой Еврейской Энциклопедии, Иерусалим: Еврейский университет, 1986, столбцы 925-944.

[Ист2] Историография, в Электронной Еврейской Энциклопедии, http://www.eleven.co.il/print.php?id=12920

[Красный] Красный, Г., Вишницер, М., Историография, Еврейская Энциклопедия, СПб: Брокгауз и Эфрон, без указания года издания, т. VIII, столбцы 441-467.

[Кастро] Castro, D. Adolfo de. Historia de judios en España, Cadis, 1847.

Майер

[Марголин] Марголин, Юлий. Повесть тысячелетий. Сжатый очерк истории еврейского народа. Телль-Авив, 1973.

[Миддеке] Middeke, Stefan. Jüdische Geschichtsschreibung im Mittelalter, http://www.hagalil.com/judentum/geschichte/erinnerung-2.htm

[Смарт] Smart, Ninian. Judentum, в книге Atlas der Weltreligionen. Köln: Könemann,2000, стр. 116-135.

[Топпер] Topper, Uwe. Edwin Johnson, ein radikaler Verfechter der Chronologiekritik, EFODON-SYNESIS, 2001, Nr. 6.

Фукс] Fuks, Marian et all. Polnische Juden. Geschichte und Kultur, Interpress, ISBN 83-223-2003-5.

[Эбан1] Eban, Abba. My People. The Story of the Jews, N.Y.: Random House, 1968.

[Эбан2] Eban, Abba. Heritage, N.Y.: Summit Books, 1984 (Немецкий перевод: Das Erbe. Die Geschichte des Judentums, Ullstein, 1988).