Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Попов В.П., Крайнюченко И.В.

Демократический тупик

В 20 веке становится модой проводить политические процессы под знаменем демократии, хотя термин «демократия» остаётся наиболее спорным и неопределенным понятием современной политической теории. 

«Демократия - наихудшая форма правления, если не считать всех остальных...» (У. Черчиль). Демократия (от греческого demos, «народ» и cratos, «власть») - это политический строй, при котором вся власть принадлежит народу. (С. И. Ожегов) [1] Из этих крайних точек зрения, по нашему мнению, ближе к истине находится высказывание Черчилля. Наличие множества толкований демократии [1, 2] свидетельствует о незрелости теории.

Обобщённое определение демократии выглядит следующим образом. Демократия - это форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. При этом допускается, что верховная власть народа может проявляться непосредственно или через представителей. Демократия ставит своей целью обеспечить не только свободу, но и равенство. Такое представление о демократии высказывал ещё Платон, который усматривал сущность демократии в том, что каждый человек получает возможность жить, в соответствии со своими желаниями (но при этом оправдывал рабство). Ж. Руссо заявлял, что система представительства есть отступление от настоящего народовластия и требовал для человека свободы беспрепятственного проявления его личности. Де Токвиль [3] отмечал, что демократия более стремится к равенству, чем к свободе. «Люди хотят равенства даже в рабстве».

Ни одна модель демократии не создала механизма народовластия, когда «вся власть принадлежит народу», т.к. это невозможно осуществить Народ - это многоликое большинство и не каждая кухарка способна управлять государством. По каждому вопросу вести опрос 6 млрд. людей, чтобы вывести мнение большинства, вряд ли возможно и целесообразно. Управлять должны представители народа, способные удерживать руль и вести систему к той цели, которая обеспечит долгое и «счастливое» существование человечества. Поэтому демократию понимают как политическую систему, способную привести к власти элиту, соответствующую ожиданиям большинства. Кельзен, соглашаясь с необходимостью аристократического ядра для всех политических систем, указывал, что только при демократии возможен наиболее качественный отбор вождей [5], хотя в обществе всегда присутствует меньшинство недовольное властью.

Участие в выборах требует больших денежных затрат. К власти допускаются богатые люди, обладающие умением обещать, вселять иллюзии, но, как известно, «сытый голодного не разумеет». После выборов влияние народа на власть минимизируется. Небогатые люди могут придти к власти в результате революционного насилия что, как правило, заканчивается использованием власти для своего обогащения.

Власть сильного остаётся и при демократии. Примером являются США - образец демократии «большой дубинки» и двойного стандарта. Толерантность не является помехой для насилия, если где - то возникает угроза национальным интересам. Попытки внедрить демократию силой приводят к социальным катастрофам (Афганистан, Ирак).

Рассмотрим, какие завоевания свойственны современной демократии. Современная демократия использует опыт множества ранних политических систем [4]. Право, появившееся в древнем Риме, ограничивает государственную власть через отработанные процессуальные формы. Принцип разделения властей ограничивает произвол личностей. В конституции закреплены основы жизнедеятельности общества. На практике важна не сама Конституция, а конституционная система, в которую входит конституционный надзор.

Функции контроля над деятельностью государства возложены на суды. (коррупция препятствует этому). Кроме того, сами граждане через всеобщую избирательную систему имеют возможность ограниченно корректировать власть.

При демократии поддерживается плюрализм мнений. Репрессии против «несогласных» осуждаются. Можно митинговать, устраивать шествия, демонстрировать своё мнение. Несогласное меньшинство может быть носителем альтернативных целей и способов их достижения, но при этом не должно препятствовать большинству. Когда «большинство» заводит систему в тупик, тогда может быть полезен голос из меньшинства. Естественно, не все инакомыслящие являются гениями, поэтому общество обычно им не доверяет.

Мнение большинства не способно принять нестандартные решения. Гениальная мысль появляется в одной голове. Чтобы её поддержать, большинство должно, как минимум, понять её. Чаще всего гении остаются не понятыми в гордом одиночестве. Большинство всегда поддерживает банальные, инстинктивные решения. Например, в России авторитетом является опыт Запада.

«Свободная» пресса, кем - то оплачивается, поэтому свобода слова допускается в границах мнения «хозяина». Однако множество СМИ всё же высвечивают недостатки своих конкурентов, чтобы лучше выглядеть на их фоне. Это делает общество более прозрачным.

Стандартными лозунгами демократии являются СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО. Страсть к свободе, и равенству, если она приобретает характер слепого стихийного движения, превращается в мощнейший фактор саморазрушения. Только, подчиняя себя «высшим началам», равенство и свобода становятся созидательными основами общественного развития. Однако теории «высших начал» непопулярна, поэтому человечество руководствуется в своём поведении инстинктами, унаследованными от животных. В настоящей работе мы пытаемся формулировать смысл (цель) существования человечества.

Свобода является мифом. Находясь в системе каждый элемент должен выполнять функции, продиктованные общесистемной целью («с волками жить - по волчьи выть»). Каждый человек выбирает в социальном окружении роль, которую он будет играть в системе. Но, заняв «должность», он обязан следовать правилам игры. Возможности отклоняться от правил весьма ограничены. «Права человека» также являются слабо обоснованной декларацией.

Равенство  является очередной утопией, ибо нет двух одинаковых людей с равными возможностями. Можно согласиться с тем, что слишком большое неравенство в потреблении вызывает чувство несправедливости и создаёт социальную напряжённость. Поэтому практически стремление к равенству означает уменьшение различий в потреблении и правах.

Братство, уважительное отношение к людям, готовность поделиться ресурсами является единственно позитивным альтруистическим лозунгом, который должен стать основой будущих политических систем.

Для того, чтобы понять, куда движется эволюция государственного устройства общества, следует историю очистить от случайностей, посмотреть «с высоты птичьего полёта» на планетарные события. Н.Н. Моисеев видел аналогию в образе толпы, бегущей за светлым будущим, и не замечающей пропасти на своём пути. Некий мудрец с высоты своего мышления предупреждал об опасность, но его не слышали. В итоге «передовики» остановиться уже не смогли, т.к. задние напирали. При движении к ложной цели спасаются отстающие и ленивые. Планировать действия следует в том случае, если цель определена правильно.

В работах [7, 8] нами установлены алгоритмы развития биосферы и психосферы, позволившие увидеть цели развития человеческого общества. В рамках современного мировоззрения любые организации, в том числе и человечество, не вечны. Через 5 млрд. лет завершится жизненный цикл Солнца и Земли. До этого могут произойти многочисленные космические катастрофы (столкновение с астероидом, остывание недр планеты и пр.). Ещё ближе экологическая катастрофа, которая уже много раз посещала Землю в прошлом. При этом существа, вносившие дисгармонию в биосферу, вымирали. Их место занимали более приспособленные. Риск вымирания для человечества очень велик, т.к. темпы воздействия на биосферу достигают небывалых масштабов. Чтобы избежать гибели разума человечество должно создать своего последователя, способного уйти от неизбежной катастрофы в космос. Для этого следует максимально долго оберегать биосферу, как источник ресурсов, ибо жизнь биосферы и человечества ограничена временем и границами Земли. Таким образом, смысл существования человечества заключается не в росте потребления, а в подготовке следующего этапа эволюции разума. Это и есть цель человечества, все другие прервут линию развития разума на Земле.

Чтобы понять причинно - следственные связи в эволюционном пути человечества, необходимо понять генезис разума. Этологами показано, что большинство шаблонов поведения людей унаследовано от стайных животных. Например, властная иерархия, свойственная любым человеческим сообществам, унаследована от приматов [9]. Психика животных трансформировалась в психику людей [8]. Совокупность инстинктов мотивирует поведение людей и раскручивает колесо истории [8].

Стайный образ жизни требует сосуществования индивидов на ограниченном участке территории (высокая плотность населения), следовательно, связи между членами социума короткие, визуальные, вербальные. Каждый индивидуум имеет генетическое стремление к собственности, к борьбе за ресурсы [9]. В первобытной стае чувство зависимости от стаи было сильным, поэтому альтруистические тенденции (основы родоплеменной демократии) доминировали. В малых общинах тесное соседство ощущается как «своё».

При разрастании общества социальные связи ослаблялись, чувство «своей стаи» терялось, и человечество постепенно дифференцировалось на «своих» и «чужих». Приближенные вождя входили в команду «своих», поэтому им предоставлялись первостепенные привилегии. Демос отстоял дальше, поэтому ему приходилось политической активностью завоёвывать права.

Жестокость по отношению к «чужим» типична в истории. Другие государства оценивались как цели для ограбления, а за «своих» можно было и жизнь отдать. Таков дуализм человечества, в основе которого лежат генетические программы поведения [9].

Экспансия человечества в составе биосферы происходила с ускорением. Неолитическая цивилизация протекала 32 века, восточно-рабовладельческая - 22 века, античная - 12 веков, раннефеодальная - 7, доиндустриальная - 4.5, индустриальная - 1.3, информационная - 0,5 [6]. Аналогично тому, как ушло в прошлое рабство, феодализм, авторитаризм, уйдёт и современная демократия.

Все прошлые политические системы, следуя генетическим программам, мечтали о светлом (райском) будущем, где можно сладко есть, развлекаться, размножаться, властвовать, достигать популярности, славы. За райскую жизнь конкурировали аристократы и народ. И тоталитарные и демократические режимы ориентированы на завоевания ресурсов, на повышение уровня потребления, рост ВНП.

До тех пор пока численность человеческой популяции не превышала 500 млн. человек инстинкт борьбы за ресурсы вёл человечество по пути, начертанному законами биосферы. Рост любой популяции ограничивается дефицитом ресурсов. Лишние «рты» вымирают. Но «разумное» человечество постоянно осваивало новые ресурсы. Это привело к тому, что в 21 веке численность человеческой популяции приблизиться к 12 млрд. Высокого и очень высокого уровня потребления добилось приблизительно 15% населения планеты. Но при этом ежегодно от голода в мире умирает около 10 млн. человек. В перспективе могут начаться войны между голодными и сытыми [7]. Достигнуть уровня потребления США всем невозможно из - за потери продуктивности биосферы. Однако экономическая теория (кроме советской) продолжает пропагандировать идею роста потребления, роста ВНП, не задумываясь об истощении ресурсов, потери продуктивности биосферы.

Ускорение развития политических систем сопровождается катастрофическим исчерпанием биогеосферных ресурсов. Демократическое общество продолжает выдавать «лицензии» на власть людям, обещающим «райскую жизнь». Однако, уже сегодня видно, что «стандарты» качества жизни подобны «триумфу» раковой опухоли. Человечество переступает ту грань, когда запускается механизм самоограничения роста популяции. И дело здесь не в политическом устройстве общества, а в отсутствии знания истиной цели существования. Животные также не осознают своего назначения, поэтому периодически вымирают. Человечество постигнет эта же учесть, если разум не восторжествует.

История показывает, что разработке прогнозов отдалённого будущего не уделялось должного внимания, и они не влияли на политику государств. Нестандартные, спасительные стратегические замыслы противоречат инстинктам, поэтому не получают поддержки большинства. Известно, что «благими намерениями устлана дорога в ад», поэтому если цель движения организации выбрана неверно, то все единодушные идеалы и красивые лозунги обратятся в прах. Чтобы ускорение не завершилось катастрофой, человечество должно сменить цели, идеологию и форму государственного устройства.

Даже жестокий диктатор, ведущий общество к спасительной цели, совершает благое деяние. А если демократическое общество, единодушно с воодушевлением движется к ложной цели, то оно совершает самоубийство.

Итак, для политических систем должен быть провозглашён императив цели. При этом не безразличны способы её достижения. Идеальным вариантом будет движение к правильной цели гуманным способом. Но остается проблема «правильной цели», каждый понимает её по-своему («После меня хоть потоп»).

Демократия, по сути, является властью инстинктов. Народные массы в ходе самоорганизации не смогут подавить генетически детерминированные инстинкты и добровольно создать общество ограниченного потребления. Очевидно, что инициатива должна принадлежать нестандартно мыслящему меньшинству, правящей элите. Демократизм отношений должен сочетаться с авторитаризмом коллективной науки.

Очевидно, менталитет народных масс самопроизвольно не изменится. Генетические программы отменить невозможно, их можно заменить альтернативными. К счастью, общество мотивируется не только эгоистическими интересами. Природа предусмотрела множество программ поведения. Альтруизм, самопожертвование известно у многих животных [9]. Люди достаточно легко воспринимают практически любые идеологии. Такой опыт можно позаимствовать из религий и коммунистических идей. Многочисленные монастырские общины из религиозных соображений отказывались от мирских соблазнов, иногда жертвовали жизнью ради веры. При этом были счастливы.

Власть через систему образования должна убеждать народ в необходимости самоограничения, экономии природных ресурсов, защиты биосферы, депопуляции до оптимальных размеров.

В связи со сказанным можно рассмотреть идею коммунизма. Эта идея исходит из родоплеменных отношений. Она нашла убежище в христианской нравственности, а в 18 веке обозначилась в виде утопий (Сен-Симон, Фурье, Оуэн). Затем последовали попытка актуализации её в виде Парижской коммуны и длительном периоде существования СССР и КНР. Не исключено, что перенаселенность, исчерпание ресурсов вынудят перейти на режим самоограничения в потреблении. Тогда идея коммуны может вновь возродиться в Европе.

Инстинктивные мотивы поведения должны смениться разумными, научно обоснованными. Демократию следует модифицировать. Общество должно создать институты, моделирующие развитие системы человек - биосфера. Мониторинг биосферы должен выяснять предел потребления, который может позволить себе социум. Этот предел не должен превышать возможности биосферы и являться законом для всех. В границах дозволенного общество может увеличивать потребление и стремиться справедливо его распределять. Потребление может даже расти за счёт технологий сельского хозяйства. Руководители государства должны доверять науке больше, чем инстинктам общества. В связи с этим лидеры должен обладать определенным комплексом благоприятных психических черт (психотип). Будущая демократия должна изменить критерии отбора лидеров, научиться тестировать и выбирать претендентов по их психотипу [8]. Лидер - потребитель должен стать непопулярным. Мнение каждого члена общества о руководителе по информационным каналам должно обрабатываться ЭВМ. Срок пребывания у власти может определяться рейтингом. Должен быть создан механизм отзыва депутатов.

На пути к такому обществу придётся преодолеть много трудностей. Биосфера поделена человечеством на регионы разной продуктивности. Уровень потребления (продуктивности биосферы) разный. Как распределять квоты потребления между государствами? Очевидно, без объединения человечества в единую управляемую систему нее обойтись.

Рассмотрим  сценарии возможного развития событий.

1. Человечество продолжает развиваться как общество потребления. Угрожающий спад продуктивности биосферы порождает голодные войны. Численность популяции уменьшается естественным для биосферы путём (вымирание). При этом остатки общества потребления трансформируются в общество вынужденного ограничения. Если новая волна развития человечества не создаст продолжателя разума, то эксперимент с разумной земной жизнью завершится вместе с катастрофой Солнца.

2. Осознав грядущую катастрофу, человечество трансформируется в общество с разумным, ограниченным потреблением. Удаётся сохранить биосферу не только для обеспечения людей ресурсами, но и для дальнейшего ноосферного развития.

3. Человечество уменьшает популяцию до 1 - 0.5 млрд. человек. Это позволяет развиваться, не сокращая потребления. Если депопуляция осуществится естественным снижением рождаемости, то это будет лучшим исходом событий. По прогнозам этот процесс может начаться в 21 веке. Европа уже прекратила прирост населения. Азия снижет темпы прироста.

Итак, демократическим путём, то есть через волю народа, переход на режим разумного самоограничения вряд ли возможен. Поэтому, должна усилиться роль государства, как пастыря, ведущего людей к спасению планетарного разума. В перспективе должно возникнуть единое человеческое сообщество, контролируемое планетарным правительством.

 

Литература
1. Брайс Д. Современные демократии. - М.: «Прогресс», 2007.
2. Политологический словарь. Учебное пособие. Под ред. В.Ф. Хампова. - М.: «Высшая школа», 2006.
3. А. де Токвиль. Демократия в Америке. - М.: «Прогресс - Литера», 2004.
4. История политических и правовых учений. - М.: Юридическая литература, 2004.
5. Кельзен Х. О сущности и значении демократии. - М.: «Проспект», 2006.
6. Иванов О.П. Глобальные экологические проблемы и эволюция. // Глобализация. Синергетический подход. - М.: РАГС. 2002.
7. Попов В. П. Организация. Тектология ХХI. - Пятигорск: «РИА-КМВ», 2007. (Holism.narod. ru).
8. Крайнюченко И.В., Попов В.П. Системное мировоззрение. Теория и анализ. - Пятигорск. ИНЭУ. 2006. (Holism.narod. ru).
9. Попов В.П., Крайнюченко И.В. Психосфера. - Пятигорск. РИА-КМВ. 2008. (Holism.narod. ru).
10. Дольник В.Р. Вышли мы все из природы. - М.: Linka Press, 1996.