Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Юрий Жуков

Не спешите с утверждениями!

История была и продолжает быть служанкой политики. Эта заметка о том, как в угоду именно политических интересов историки "придерживают" в архивах исторические документы. Автор – доктор исторических наук, известный исследователь истории страны при И.В. Сталине.

Четыре канала телевидения – Первый, ТВ Центр, НТВ, "Звезда" – и газета "Комсомольская правда" не смогли обойти круглую, да ещё и симметричную дату – 55 лет со дня смерти Иосифа Сталина. Правда, почему-то в излюбленной средствами массовой информации манере с завидным единодушием задались всего лишь одним, ими же самими и измысленным вопросом: а не был ли Сталин убит кем-либо из своих ближайших соратников?

Следует огорчить доморощенных Холмсов, Пуаро и тётушек Марпл. Ещё в Древнем Риме знали – хочешь найти убийцу, ищи того, кому выгодно данное преступление. Так вот, в кончине Сталина, и именно 5 марта 1953 года, НИКТО не был заинтересован. Более того, смерть в тот день оказалась ненужной, преждевременной и для и.о. председателя Совмина СССР Берии, и для и.о. первого секретаря ЦК КПСС Маленкова. Только сошедшихся в последней решающей схватке за власть, – зa право стать наследником Сталина. В схватке, завершившейся лишь 26 июня – арестом Берии.

Приходится снова и снова напоминать: Сталин был смертельно болен, с февраля 1951 года полностью отошёл от политической деятельности. Уже не занимался государственными делами. Такое утверждение некоторые его поклонники пытаются опровергнуть тем, что Иосиф Виссарионович написал в то время две большие работы. В 1950-м – "Марксизм и вопросы языкознания", в 1952-м – "Экономические проблемы социализма в СССР". Мол, работа над ними и является ярчайшим свидетельством его неувядаемой активности.

Позволю не согласиться с таким утверждением. Напомню, что уже тогда, при жизни Сталина, у всех вызвало неподдельное удивление появление книги, осуждающей, развенчивающей теорию Марра. Начались пересуды – с чего бы это в самый разгар холодной войны вождь вдруг вспомнил о давно умершем филологе и решил – с запозданием в двадцать лет – развенчать "классовый характер" развития языков мира?

Ну а что касается "Экономических проблем...", то следует помнить – эта работа возникла в ходе "частного" консультирования группы авторов во главе с Шепиловым, создававших учебник политэкономии.

Теперь задумаемся: Сталин не вникает в вопросы внешней политики, не занимается внутренними проблемами страны, но находит время, в общем-то, на пустяки. Не связано ли такое странное увлечение наукой именно тем, что впервые за многие годы у Иосифа Виссарионовича появился досуг, чтобы он вдруг сосредоточился лишь на явно неактуальном, на второстепенном, если не третьестепенном?

Сталин действительно отрешился от государственных дел, потому что был очень болен, смертельно устал. Неслучайно ещё в ноябре 1944 года, давая интервью американскому журналисту Кессиди, всё время приговаривал, отвечая на вопросы о том, что будет делать после Победы – "Если доживу, если доживу..."

Разумеется, для подтверждения либо опровержения моих утверждений требуются более весомые доказательства. Чем больше, тем лучше. И непременно – надёжные, убедительные, бесспорные. Те, что найти можно только в архивах. Там же слишком многие документы "эпохи Сталина" по-прежнему держат под грифом "Секретно". Мол, материалы эти – давно не существующих органов несуществующей партии несуществующей страны – содержат страшную государственную тайну.

Похоже, так оно и есть. Иначе зачем руководителям Архивной службы PФ – и прежнему Р. Пихоя, и нынешнему В. Козлову – упорно прятать от исследователей ключевые для раскрытия нашего прошлого материалы фондов таких отделов ЦК, как:

– административных органов, курировавшего ОГПУ–НКВД–МГБ, Верховный суд СССР, Прокуратуру СССР; отдела, который и давал санкции на все без исключения аресты высокопоставленных лиц, на проведение закрытых или открытых политических процессов;

– Судебной комиссии ЦК, или, говоря сегодняшним языком, Комиссии по помилованию, отдельные решения которой выдаются за якобы "расстрельные списки";

– руководящих партийных органов, позже преобразованного в Управление кадров, содержащее "личные дела" всех без исключения лиц, в просторечии именуемых "номенклатурой".

Мало того, недоступны и документы иного рода. К примеру, "история болезни" Сталина. Её изучение, пусть и предельно ограниченным кругом специалистов, устранило бы наконец все спекуляции о причинах смерти Сталина. Или необъяснимое "отсутствие" стенограммы Октябрьского

1952 года пленума ЦК. Того, что настойчиво подменяется "воспоминаниями", написанными через четверть века. Руководители Архивной службы наивно разводят руками: да, стенограммы всех пленумов велись, а вот этого – почему-то нет...

Да, слишком уж похоже, что нам, нашему поколению, так и не позволят узнать правду и о нашем прошлом, и о Сталине.

Потому не будем торопиться с окончательными выводами, безапелляционными утверждениями. Перестанем выдумывать вопросы только для того, чтобы дать на них заранее заготовленные ответы.

Лучше постараемся понять, почему скрывают от нас важнейшие документы. Не для того ли, чтобы окончательно воцарился в умах людских миф, сотворённый Хрущёвым, Яковлевым, Волкогоновым. Миф, настойчиво распространяемый недобросовестными журналистами, убеждёнными:

Всё забудется, образуется,

Виноватые станут правыми…

© ЛГ №11 (6163) (2008-03-19)